Несправедливая мачеха

Елена спускалась по лестнице, к поджидавшему её внизу, в машине Борису. Настроение женщины было безрадостным, хоть и шла она на свидание. Борис позвонил ей ещё в обед, чтобы договориться о вечерней встрече, и как-то, немного настороженно сказал, что им нужно серьёзно поговорить. Этот разговор назревал давно. Лена не ждала ничего хорошего от сегодняшнего вечера.

Елена с Борисом встречались уже полгода, но в последнее время женщина была уверена, что Борис от неё что-то скрывает. И, скорее всего это было то, что мужчина на самом деле женат. Ведь, если поначалу Лену не настораживал тот момент, что Боря ни разу не позвал её к себе, то по истечении нескольких месяцев, это стало более чем странным. К тому же, были какие-то непонятные звонки, которые в её присутствии Боря либо отклонял, либо отходил подальше для разговора.

Недавно Лене стукнуло тридцать лет, и встречаться с женатым мужчиной совсем не входило в её планы. Хотелось уже стабильных отношений, с последующим замужеством. Женщина решила для себя, если окажется что Борис женат, она порвёт с ним окончательно и бесповоротно. Даже если он начнёт уверять, что с женой живёт плохо и скоро разведётся, как обычно любят петь женатики.

"Нет" - решила Лена - "мне это ни к чему, и как бы мне не нравился Боря, тратить время на женатого не стоит!"

Когда Елена села в машину к Борису, тот чмокнул её в щеку, и ни слова не говоря тронулся с места. Но отъехал он недалеко, припарковавшись на одном из парковочных мест рядом с парком, где они иногда прогуливались. Остановился там Борис в этот раз, не для прогулки. Он вытряхнул из пачки сигарету и жадно затянувшись, выдохнул дым в полураскрытое окно автомобиля.

-Лена, тебя наверное удивляет, что за всё время, пока мы встречаемся, мы видимся либо в машине, либо на твоей территории, а я ни разу не позвал тебя к себе, - начал Борис тот самый разговор, которого так боялась Лена.

Женщина ничего не ответила, внимательно смотря на мужчину. А он продолжил:

-Я говорил тебе, что развёлся несколько лет назад. Может быть ты начала в этом сомневаться, но я не врал, я и правда развелся. Но кое-что я тебе не сказал. В этом браке у меня родилась дочка, и при разводе я забрал её себе. Жена, знаешь ли, особо и не возражала. Вот поэтому я и не приглашал тебя к себе домой. Я живу с дочкой. Веронике сейчас семь лет. Ну и моя мама пока живет с нами, переехала на время, чтобы помогать с Вероникой. Я, сама понимаешь, то на работе, теперь вот ещё с тобой встречаюсь, а дочка ещё маленькая, не могу же я оставлять её одну.

-Но почему, почему ты мне раньше об этом не рассказал, - удивлённо воскликнула Лена.

-А зачем? Когда мы начинали с тобой встречаться, я не знал перерастут ли наши отношения во что-то более серьёзное. А многих отпугивают чужие дети. Я решил отложить этот разговор до поры до времени, и рассказать если отношения выйдут на новый уровень.

Елена слегка улыбнулась.

-То есть, теперь наши отношения для тебя достаточно серьёзные, раз ты решил открыть мне свою великую тайну?

Сигарета в руках Бориса догорела, и он неловко выкинул её в окно обжегшись о бычок.

-Ну конечно, мы с тобой встречаемся уже полгода. Ты мне нравишься, если не сказать больше. В мои планы входит связать с тобой жизнь, если ты конечно, не против. И вот я спрашиваю тебя, как ты относишься к тому, что у меня есть дочка?

Лена немного задумалась. Она была не из тех людей, которых проводили в восторг чужие дети. И фраза - "чужих детей не бывает", была точно не про неё. Сюсюкаться с детишками она не могла, как впрочем и злиться на них, относясь к чужим детям вполне ровно, без особых эмоций. Но Боря ей нравился, очень нравился, так почему же она не сможет полюбить его дочь? И Лена вполне уверенно ответила:

-Нет, я ничего не имею против того, что у тебя есть дочь. Мне кажется, я смогла бы найти общий язык с ребёнком, вот жалко только, что ты так долго её от меня скрывал.

-Ну вот сейчас ты всё узнала, - повеселевшим голосом сказал Борис, и заведя машину, тронулся с места. - А раз узнала и не имеешь ничего против, значит едем знакомиться. Моя мама с Вероникой нас уже ждут.

Заходя в просторную квартиру Бориса, Елена была сильно растерянна. Она ждала, что этот вечер может закончится чем угодно, может даже расставанием, но уж никак не знакомством с дочерью и мамой, которые тоже могут стать частью её семьи.

Несмотря на все Ленины опасения, и Вероника и мама Бориса произвели на неё очень хорошее впечатление. Дочка оказалась симпатичной и весьма смышленой девочкой, а её бабушка доброжелательной женщиной, накрывшей стол к их приходу. Вечер прошел в благоприятной обстановке.

Борис был рад, что Лена смогла найти общий язык и с его мамой и главное с дочкой. Елена говорила с девочкой без всяких заигрываний и ужимок, как некоторые женщины разговаривают с детьми. Веронике тоже пришлось по душе серьезное к ней отношение. Девочка даже похвасталась своими прописями, и рассказала как её хвалит учительница.

В общем, мужчина был доволен, и в тот же вечер отвезя Елену к её подъезду, предложил:

-Лена, а переезжай ко мне. Давай начнём жить вместе. Немного поживём, потом подадим заявление в ЗАГС. Нет, ну а что тянуть, мы оба с тобой взрослые люди. Не думаю, что кто-то нас осудит, если мы начнём совместное проживание еще до брака. Моя мама с удовольствием вернётся в свою квартиру, будет приходить только помогать, по мере надобности. Как ты на это смотришь?

Лена смотрела на это положительно, и уже через несколько дней собрала вещи и Борис организовал её переезд.

Первую неделю было всё очень гладко. Вероника с Еленой узнавали друг друга, и женщине казалось что девочка - спокойный и неконфликтный ребёнок, но правда немного избалованный.

Первый тревожный звоночек поступил, когда девочка совсем освоилась и привыкла к Лене. Дело было с утра. Вероника зашла на кухню завтракать, а увидев в тарелке кашу, поморщилась.

-Фу, надоела твоя каша! Не буду я её есть, приготовь что-нибудь другое.

Елена растерялась. Что другое она успеет приготовить? До работы оставалось совсем немного времени, а ей ещё нужно закинуть Веронику в школу, так как они с Борисом договорились делать это по очереди.

-Может я тебе яишенку быстро пожарю, или бутербродов сделаю?

-Не хочу яичницу.

-Ну тогда давай так, Вероника, сегодня ты съешь кашу, а завтра мы с тобой заранее посоветуемся , и я приготовлю на завтрак тебе то, чего ты сама хочешь. Сейчас я просто уже не успею.

-Не хочу кашу, сказала.

Вероника оттолкнула от себя тарелку, либо немного не рассчитав, либо специально, но тарелка слетела со стола, и разбилась разбрызгав кашу по всему кухонному полу.

-Что ты творишь, Вероника? Зачем так-то? - немного повысила голос Лена.

Услышав шум на кухню заглянул Борис.

-Что у вас тут происходит?

Вероника тут же сделала обиженную мордочку.

-Папа, я ей говорю, не хочу кашу, мне надоела эта каша. А она мне - ешь, ничего другого готовить не буду.

Борис с недовольством посмотрел на Лену.

-Лена, ну что тебе сложно приготовить то, что просит ребёнок? Вон и кухня теперь вся грязная, пока ты тут все уберешь, Вероника в школу опоздает. Ладно, - Борис быстро глянул на часы. - Сегодня я сам отвезу её в школу. Дочка, собирайся быстренько, поешь в школе.

Девочка побежала в свою комнату одеваться, и вскоре за ней с отцом захлопнулась входная дверь. А Елена всё ещё оттирала кашу с кухонного пола.

Дальше всё становилось только хуже. Девочка начала постоянно капризничать, показывая свой характер и избалованность. А избалована она была, как оказалось"выше крыши". Отец и бабушка постоянно потакали Веронике. Стоило девочке только наморщить лобик и заговорить плачущим голосом, как исполнялись любые её капризы.

Елена с этим мириться не собиралась. Она понимала, чем дальше, тем будет только хуже. Если не заняться воспитанием Вероники, с возрастом она станет неуправляемой.

Второй конфликт произошёл буквально через два дня, после злосчастного завтрака. Лена принесла с собой работу домой и понимала, что корпеть над бумагами ей придётся целый вечер. Но сначала она хотела сделать с Вероникой уроки, чтобы потом спокойно, не отвлекаясь усесться за сои расчёты. Но девочка была с этим не согласна.

-Не хочу сейчас, попозже сделаю. Я сейчас мультики смотрю, ты что не видишь?

Женщина попыталась поговорить, урезонить Веронику. Объяснила, что у неё есть своя работа, а сделав уроки девочка сможет спокойно досмотреть мультики, она же их по интернету смотрит.

Вероника была непреклонна, и тогда Елена попробовала говорить уже строгим голосом:

-Так, я взрослая, я решаю. Сейчас же вставай и мы идём делать уроки!

Девочка завизжала:

-Не хочу, не буду! Бабушка...

С кухни прибежала мать Бориса, которая забирала Веронику из школы и немного задержалась у них. Разобравшись в чём суть проблемы, пожилая женщина , как и Борис, встала на сторону девочки.

-Лена, Господи, ну сделаете вы эти уроки попозже. Что же ты к ребёнку пристала, она ещё после школы не успела отдохнуть. Пусть спокойно посмотрит свои мультики.

Про то, что у Елены есть своя работа, которую она взяла в тот вечер на дом, никто из них слушать не хотел. И женщине опять пришлось смириться, не тащить же ей девочку волоком за письменный стол.

И такие события стали происходить регулярно. Как бы не пыталась Лена обговорить эту ситуацию с Борей, донести до него, что девочку нужно воспитывать, постепенно приучать к дисциплине, мужчина увиливал.

-Ну что ты, она же ещё ребёнок. Что тебе сложно что-ли сделать так как она просит?

Женщине было не сложно, но девочка от такого потакания просто "садилась на шею".

Наверное, последней каплей для Лены стал момент, когда Вероника её укусила. Укусила сильно, до крови. Только за то, что женщина попыталась забрать у неё из рук игрушки, и отправить спать, так как было поздно.

Елена не выдержала и хлопнула девочку по попе. Хлопнула не сильно, не стремясь причинить боль, а больше как жест воспитания. Но Вероника, не ожидавшая такого, и не привыкшая к такому обращению, закатила истерику, да такую, что было слышно, наверное, до первого этажа. Она визжала и чуть ли не билась в конвульсиях. Прибежавший Борис минут десять успокаивал дочку. А Вероника кричала:

-Она ударила меня, папа, она меня побила!

Борис зыркнул глазами на Лену, и приказным тоном велел ей выйти из спальни девочки.

Женщина сидела на кухне и ждала, зная что ей предстоит серьёзный разговор с Борей. Наконец, в комнате девочки все стихло, и разъярённый Борис ворвался на кухню. По его глазам Елена поняла, что ему хочется кричать, но видимо Вероника уснула, поэтому он со злостью прошипел:

-Как ты могла?!! Как ты могла поднять руку на мою дочь? Что ты за женщина такая?

Лена была вполне готова к такой реакции мужчины. Она уже успокоилась и потянула Борису стакан воды.

-Боря давай успокоимся, сядем и поговорим. Ты же не можешь не видеть, что девочка растёт неуправляемой. Всё должно быть так, как того хочет она. А семь лет - это уже не такой маленький возраст, мне кажется ребёнка нужно воспитывать. Ты так не думаешь?

Борис внял совету Лены, и взяв у неё стакан воды, уселся за кухонный стол. Уже немного спокойнее он ответил:

-Давай так, воспитанием дочери я буду заниматься сам. Ты постарайся в это не лезть, у тебя, я смотрю, не очень то получается!

-Как и у тебя, - парировала Лена, - всё твое воспитание заключается в потакании всех её прихотей. С таким отношением Вероника вырастет избалованной и эгоистичной.

-Слушай, я же тебе сказал, я сам разберусь с воспитанием своей дочери. А ты никогда больше так не делай.

-То есть, получается, заботиться о Веронике я должна, в школу отвозить должна, уроки делать с ней должна, но только на её условиях. Кормить девочку должна, но опять же только тем, что хочет она. А замечания делать я ей не имею права?

-Да, не имеешь, - опять начал кипятиться Борис. - Мы с тобой живём без году неделя, какие замечания? Моя дочь вполне нормальный ребёнок, и ты должна прислушиваться к тому, чего хочет она.

-Как интересно! А кто же тогда прислушается к тому, что хочу я? И если я изначально буду себя так вести с девочкой, то в дальнейшем уже не смогу ничего изменить. Она никогда и ни в чем меня не послушается, не считая авторитетом для себя.

-Всё, разговор окончен, - Борис стукнул ладонью об стол. - Никаких больше замечаний моей дочери, и тем более хлопков по попе, как ты сделала сегодня. У девочки есть свое мнение, и ты должна с этим считаться. Иначе нам с тобой не по пути. Я надеюсь, ты меня услышала!

Мужчина встал и покинул кухню, считая разговор оконченным, а Елена ещё долго сидела за столом, обдумывая сложившуюся ситуацию. Решение было только одно - с таким отношением она никогда не сможет существовать в этой семье. Если потакать всё время Веронике, то рано или позно Лена станет для ребёнка половой тряпкой, об которую можно вытирать ноги.

На следующий день, когда Борис повез дочку в школу, не обмолвившись с Еленой ни словом, женщина позвонила на работу и попросила отгул. Не дожидаясь возвращения Бориса с работы, она собрала вещи и вернулась в свою квартиру, радуясь, что не успела её сдать, как того хотел Боря.

Мужчина пытался звонить Лене, уговаривал её вернуться, но опять же только на его условиях, так и не согласившись с мнением Лены, что неправильно растит дочь. Не придя к согласию, Елена с Борисом перестали общаться окончательно. А спустя какое-то время, через общих знакомых женщина узнала, что Борис всем рассказывает, какой она оказалась никчемной мачехой, как обижала его дочку, и что жить с такой женщиной просто невозможно.

Елена даже не пыталась никого переубедить в обратном. Честно говоря, ей было все равно, что думают люди. Свой поступок она считала правильным.