Интересная История

Мифы, Легенды, Исторические факты
Парацельс совершил подлинный переворот в медицинской науке. При жизни он пользовался славой гениального врача и великого «колдуна». А смерть его стала ещё одной загадкой… Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм родился в 1493 году в маленьком швейцарском городке Эг кантона Швиц. Позднее он возьмёт себе другое имя — Парацельс. В переводе с латыни это означает «подобный Цельсу». Древнеримский учёный-энциклопедист Авл Корнелий Цельс был кумиром юного Теофраста… Гомункул из пробирки В возрасте 16 лет юноша отправился на поиски приключений. Его путь лежал в германский город Вюрцбург, где обитал легендарный аббат Иоганн Тритемий. Тот считался лучшим магом своего времени. Утверждали, что он может вызывать духи умерших, предсказывать будущее, общаться с демонами. Теофраст стал рьяным учеником зловещего аббата. До нас дошёл шокирующий «рецепт», составленный молодым Парацельсом. Он описывает способ выведения гомункула — человеческого индивида, выращенного в прямом смысле в пробирке. Для этого был необходим особый сосуд — колба, в который помещалась человеческая сперма (нагретая до нужной температуры) с примесью конского навоза. «Кормить» гомункула необходимо было небольшим количеством человеческой крови, добавляя её в колбу. В результате через 40 дней должно было получится человеческое существо ростом в 15-20 сантиметров. Кормить его полагалось всё той же кровью в необходимых пропорциях. Науке неизвестны результаты этого неоднозначного «эксперимента» Парацельса. После многолетних странствий Парацельс поселился в швейцарском городе Базеле. Слава о «великом врачевателе» быстро распространилась по всей округе. Но грандиозный успех породил и бешеную зависть среди «коллег по цеху». В итоге, великий медик был изгнан из Базеля. И тогда отчаявшийся учёный решил примкнуть к религиозному движению анабаптистов. Он устремился в германский город Мюнстер. Там уже захватил власть один из вождей анабаптистов — Ян Бокельзон. Диктатор немедленно принял более благозвучное имя (Иоанн Лейденский), объявил Мюнстер «новым Израилем» и издал указ об обобществлении жён. Себе Иоанн отобрал 18 красивейших девушек. С ними «царь Нового Израиля» предавался самому разнузданному разврату. В перерыве между оргиями проводились сжигания светских книг, музыкальных инструментов и кружевного белья — как атрибутов суетного, греховного мира. По пути в Мюнстер Парацельс задержался в какой-то деревеньке, проповедуя принципы анабаптизма. Это было для него большой удачей, ибо войска министерского архиепископа захватили мятежный город. Все 18 жён «царя» были повешены. Сам Иоанн Лейденский принял мучительную смерть. Его тело сначала раздирали раскалёнными щипцами. Затем жертве вырвали язык и пронзили сердце горящим кинжалом. Такая же участь постигла и сподвижников самозванца. Их изуродованные тела были подвешены в железных клетках на башне главного собора Мюнстера — церкви Святого Ламберта. Кстати, эти клетки находятся там и поныне (только, разумеется, без человеческих останков). Поняв, что с властями шутки плохи, Парацельс решил на время отложить свою проповедническую деятельность. Он вновь занялся врачеванием, перемещаясь из города в город. Во время этих странствий его и настигла скоропостижная смерть. В сентябре 1541 года Парацельс умер в номере гостиницы «Белый конь» в Зальцбурге. В народе очень скоро возникла совсем другая, романтическая легенда кончины Парацельса. Якобы Парацельс пировал однажды в обществе своих коллег-медиков. Он не знал, что пирует с предателями. Завистливые «эскулапы» составили против него заговор! В разгар пира Парацельс был схвачен наёмными убийцами, которые сбросили его в пропасть. При падении учёный сломал себе шею — и умер. Утверждали, что такой способ убийства злодеи избрали потому, что иначе «великого мага» умертвить было невозможно. Преступники прекрасно знали, что Парацельса невозможно отравить — он может исцелить сам себя от любой болезни! Нельзя его проткнуть кинжалом или шпагой — чудо-доктор сумеет залечить любую рану. Тогда завистники нашли последнее средство — и скинули «колдуна» со скалы…
Мало кто знает, что раньше во многих странах (в Великобритании, в частности) за труд моряка на купеческом судне платили больше, чем за службу на военном корабле. Тем не менее, несмотря на высокий риск (хотя торговцы тоже рисковали), добровольцы охотнее записывались на службу в военно-морском флоте. И дело даже не в какой-то привилегированности или карьерных возможностях, а все в тех же деньгах - в немалых суммах призовых. Правда, открывалась эта возможность именно в военное время. Призовые выплачивались командам кораблей, захватившим вражеское судно (не важно - военное или купеческое). Распределялись они среди членов экипажа, конечно же, не в равных частях. Что иной раз вызывало споры и недовольства. Есть даже английская карикатура XIX века, на которой морячок молится, чтобы бортовые залпы вражеского корабля распределились в той же пропорции, что и призовые - большая часть среди офицеров. При этом, чтобы получить денежное вознаграждение за захваченный приз, требовалось сначала доставить его в родной или союзный порт (в портах союзников за дело брались специальные агенты, которые тоже брали свой процент). Где его оценивали по разным критериями: сумма за военный корабль зависела от количества орудий на его борту. То есть чем мощнее противник, тем больше за него платили - что вполне справедливо. А вот плавучих "торговцев" не оценивали вовсе - посудина сразу передавалась в морское ведомство. В этом случае призовые выплачивались за товары, которые тот перевозил: их продавали на аукционе, и выручка уже шла на выплаты экипажу. Перед этим определенный процент уходил в казну - налоги никто не отменял. Некоторые капитаны благодаря призовым обеспечивали себе безбедную жизнь на следующие годы, а то и десятилетия. И в этом была главная проблема системы - коммерческая составляющая при принятии решений. И даже несмотря на столь существенный минус, эта система поощрений долгое время просуществовала без изменений в большинстве государств Европы.
В 1610 году голландские частные инвесторы решили отправить еще одну экспедицию на Гудзон, для меновой торговли мехом. Собственно с 1610 по 1613 годы продолжались такие торговые набеги – голландцы приплывали, вели меновую торговлю, загружались шкурами и уплывали. Но вот в 1613 году капитан Адриан Блок на корабле «Tijger» потерпел крушение, его корабль был уничтожен пожаром, Что вынудило команду создать поселение на берегу, чтобы перезимовать. К весне 1614 года была построена небольшая деревня, поселенцы так же спустили на воду бот, который назвали «Onrust», на котором исследовали район Ист-Ривера и Лонг-Айленда. Затем голландцы уплыли обратно в Европу, оставив на месте мулата, Яна Родригеса из Санто-Доминго. Предполагалось, что он установит торговые отношения с местными индейцами для Адриана Блока, пока Блок не вернется в декабре 1614 года. Собственно с этого времени и ведет свое начало история города Нью-Йорк. И опять – изгибы голландского пути. Как мы с вами помним, Гайяна была предприятием зеландцев, а вот Новые Нидерланды, устье Гудзона и прилегающие территории были исключительной монополией Амстердама. И все же… Несколько конкурирующих групп торговцев, судовладельцев и лодочников отправляли корабли в Северную Америку в 1610-х годах и перебивали друг друга в цене за шкуры, которыми торговали индейцы. Поскольку вскоре стало ясно, что рентабельность и без того дорогостоящего и рискованного зарубежного бизнеса резко упала в результате этой практики, бывшие конкуренты пришли к соглашению и основали Новую нидерландскую компанию (Compagnie van Nieuwnederlant). Эта торговая компания получила монополию от Генеральных Штатов 27 марта 1614 года, которая позволяла ей совершать четыре морских рейса в районе между 40° и 45° северной широты в течение следующих трех лет. В октябре 1618 года, через десять месяцев после истечения срока торговой монополии, компания подала заявку на новую октрою (продление права на торговлю), но Генеральные Штаты решили создать голландскую Вест-Индскую компанию, которой «по наследству» и перешли северные территории. Далее события развивались стремительно. В 1622 году английский посол в Гааге подал британские претензии на территорию вокруг реки Гудзон, голландцы сочли необходимым быстро создать фактории, чтобы обосновать свои интересы в этом регионе. Чтобы проявить как можно более широкие территориальные претензии, прибывшие с кораблем «Eendracht» колонисты были расселены под руководством Адриана Йорисзоона Тьенпонта (Adrian Joriszoon Thienpont) в несколько точек на реке Коннектикут, на реке Делавэр, в устье Гудзона и выше по течению. Форт Оранж был основан в 1624 году на месте современного города Олбани. При этом поселенцы, прибывшие на корабле «Nieu Nederlandt», были протестантами-валлонами (110 человек под руководством Корнелиса Якобзоона Мэя), они поселились на Губернаторском острове. В апреле 1625 года Мэя на посту директора колонии сменил Виллем Ферхюльст, он вышел из Амстердама в Америку с 6 кораблями в январе 1625 года. Ферхюльст перенес колонию с Губернаторского острова на Манхэттен, где заложил форт Амстердам, который сразу же планировался, как столица колонии. С корабля «Oranje Boom» на местность высадились поселенцы со скотом и инструментами, они начали рубить деревья для строительства домов. Однако уже в сентябре 1625 года Ферхюльст был отрешен от должности, новым директором колонии стал Питер Минуит, который и купил у индейцев остров Манхэттен за товары стоимостью в 60 гульденов. При этом Минуит по сути отдавал индейцам стратегические технологии – среди товаров были мотыги, ножи, топоры, тесаки, и т.д., то есть стоимость товаров не должна вводить в заблуждение. Другой вопрос, что обе стороны совершенно не поняли друг друга. У индейцев не было понятия частной территории или чего-то подобного, они решили, что за взятку уступают этим странным белым людям место на время, чтобы они поохотились в одиночестве. Голландцы же в своей парадигме были уверены, что они приобрели права на постоянное поселение. Проблемой Новых Нидерландов стали завышенные ожидания правления Вест-Индской компании по поводу выхода на самоокупаемость. В 1629 году эту колонию взял под свой непосредственный патронаж Килиан ван Ренсселер (Kiliaen van Rensselaer), амстердамский торговец алмазами и бриллиантами, директор Амстердамской палаты ВИК. Он учредил в Новых Нидерландах режим «Свободы и Исключений» (Vrijheden en Exemptiën), согласно которому, любой, отправивший 50 человек на поселение в форт Оранж или его окрестности становился патроном (то есть управляющим с правами шерифа, имеющим право назначать чиновников и владеть землей) заселенной территории. В свою очередь, арендаторы, работающие на патрона, освобождались от уплаты государственных налогов на десять лет, но были обязаны платить арендную плату патрону. Сам же Ренсселер занялся тем же самым, уйдя с поста директора и основав свою колонию – Ренсселерсвийк (Rensselaerswijck). С 1630 по 1646 годы он создал несколько поселений в Олбани и на территории будущего штата Нью-Йорк. Такая практика вызвала яростное отторжение у Питера Минуита, который был со скандалом отозван директорами ВИК с поста губернатора Новых Нидерландов. И тот бежал в Швецию, которая так же грезила колониями. Небольшая предыстория[1]. Началось все в 1621 году, когда Виллем Усселинкс предложил создать Голландии Вест-Индскую компанию. В результате ВИК в Голландии создали, но Усселинкса от дел отрешили. Разочарованный в чувствах фламандский еврей, которого обхитрил еврей генуэзский (Барталотти), обратился к Дании и Швеции, с предложением создать собственную Вест-Индскую компанию. Густав-Адольф заинтересовался этой идеей, и в 1624 году была создана Южная Компания (Söderkompaniet), устав которой одобрил король в 1626-м. В 1629 году в Швеции организовали Корабельную компанию (Skeppskompaniet), и буквально было все готово для запуска проекта, но Швеция вмешалась в Тридцатилетнюю войну. В конце концов, Корабельная и Южная компании были объединены в одну, и канцлер Аксель Океншерна провозгласил создание Компании Новой Швеции (Nya Sverigekompaniet). Но скупой канцлер выговорил, что половину оборотных средств компании дают шведские совладельцы (Аксель и Габриель Густавсон Оксеншерна, их двоюродный брат Габриель Бенгтссон Оксеншерна, а так же Клаас Ларссон Флемминг и Питер Спринг), а вторую половину - Усселинкс и его пять голландских компаньонов. В 1637 году два шведских пинаса «Kalmare Nyckel» и «Fagel» вышли из Гетеборга, миновали Ла-Манш, Канарские острова и взяли курс на Северную Америку. Целью было устье реки Делавэр, где шведы планировали организовать колонию. Главой экспедиции стал… тот самый Питер Минуит, который бежал в Швецию не с пустыми руками, а с картами разведанных территорий, и предложениями –где основать поселения. Вообще все морские офицеры и половина экипажа были голландцами – например капитаном «Kalmare Nyckel» был Ян Хендриксзоон ван дер Ватер. Полностью шведским был только отряд солдат-колонистов - 20 человек под командованием лейтенанта Монса Нильсона Клинга. Путешествие до берегов Америки заняло 4 месяца, и 16 марта 1638 года первая партия поселенцев высадилась в устье реки Делавэр, которое назвали Райское Местечко (Paradise Point). 23-го шведы столкнулись с первыми индейцами, которые, не долго думая, убили одного поселенца недалеко у скал (местечко так и назвали – «The Rocks»). Через несколько дней с местными аборигенами заключили подобие договора, что выкупают 10 квадратных акров от Синего ручья до речки Шайлкил (современный район на западе города Филадельфия). 8 апреля был подписан договор купли-продажи, которая обошлась в кучку товаров и стекляшек, стоимостью в 18 крон. На выкупленном месте был основан форт Кристина, который окружили частоколом и поставили по периметру 4 мелкокалиберных пушки. Новая экспедиция в сентябре 1639 года везла уже более 100 колонистов. Поскольку добровольцев на переселение не нашлось, поступили просто - сплавили в колонию преступников, поставив им выбор - либо смертная казнь в Швеции, либо эмиграция в Новую Швецию сроком не менее, чем на 5 лет. «Kalmare Nyckel» прибыл к устью Делавэра в апреле 1640-го, привез 100 рецидивистов, нового губернатора - голландца Питера Риддера, а так же протестантского священника Торкеля Реовиуса. В 1641-м компания стала полностью шведской - в Нидерландах голландских соучредителей обвинили в государственной измене, а шведы решили на этом нажиться, заставив голландцев продать свои акции по бросовой цене, ибо фарт – дело святое. Избежал такого развития событий только Минуит – он в августе 1638 года попал в штор у острова Сент-Кристофер в Карибском море и сгинул без следа. 7 сентября 1641 года в форт Кристина прибыли «Kalmare Nyckel» и «Charitas», они привезли в колонию 30 семей с домашним имуществом, скотом, лошадями, а так же семенами для посева и товарами. Среди этих семей преобладающее большинство были финны, которым жилось в тогдашней Финляндии очень не сладко. Они рассудили так – все равно где плохо жить - у себя в Финляндии, или на краю земли в Америке. Собственно они и были первыми настоящими переселенцами из Швеции. Чуть позже была создана деревня Финланд (Финляндия) в 20 км от форта, ибо финны не особо хотели жить вместе со шведами. Губернатором колонии в 1643-м назначили Йохана Бьернсона, который получил кличку Принц. Позже шутили, что это был самый большой губернатор в Америке всех времен и народов, ибо Йохан был явно объемен - 375 фунтов (170 кг) веса при 2 метрах роста. Он прибыл в феврале с 30 солдатами и 40 колонистами. С индейцами дела у колонистов продвигались сносно - торговля росла, особенно меховая, некоторые из краснокожих даже нанимались на сезонную работу к шведам. Но проблемы возникли с англичанами и голландцами. Угрожая собственно Швеции торговым эмбарго, голландцы вынудили правительство королевства отменить исключительное право на поставку в Швецию табака шведской Вест-Индской компании. Соответственно бизнес, и до этого балансировавший на грани прибыльности, сейчас уже балансировал на границе рентабельности. Ну а далее вступил в игру голландский губернатор Новых Нидерландов Питер Стюйвесант, назначенный на должность в 1647 году. Несколько голландских отрядов попытались проникнуть в шведские колонии, но были отбиты. Чтобы оградить себя от нападений нидерландцев, были организованы несколько фортов (Казимир, Нью-Гетеборг, Нью-Эльфсборг). Поселенцев привлекли к воинской повинности, что им сильно не понравилось - и в Швецию послали жалобу, что, мол, Принц занимается самоуправством. Правда жалобу эту в результате переслали самому Принцу, и он был сильно разъярен и пообещал всем показать кузькину мать. Начал он вышеозначенный показ, с того, что повесил перед своей резиденцией отправленного в Швецию жалобщика, а поселенцы, не долго думая, пустились в бега и перешли на сторону голландцев. Это вызвало в метрополии известные волнения, и в результате Принц решил отказаться от власти, поставив губернатором своего сына - Юхана Папенгоэ. Переломный момент случился в 1654-м году. Совет по торговле (Kommerskollegium) решил отправить в Новую Швецию карательную экспедицию и сильно расширить колонию. Слухи об этом распространились с быстротой молнии, и в Гетеборг заполнила толпа финнов, желающих уехать подальше из снежной Суоми. По разным оценкам их было от 3 до 5 тысяч, ибо в «стране тысячи озер» жить, как ни странно, никто не хотел. Однако шведское правительство смогло выделить всего 2 корабля – «Örnen» и «Gyllene Hajen», которые помимо войска смогли взять на борт всего 250 переселенцев, хотя, перевези шведы всех желающих финнов - они получили бы неоспоримое численное преимущество над голландцами (шведская колония тогда насчитывала около 700-1000 человек, голландская - около 3000 тысяч). До Делавэра смог дойти только один корабль, «Gyllene Hajen» был перехвачен голландцами в районе Гудзонова залива. Прибывшие попытались захватить форт Казимира, который шведы сдали во время междоусобицы с Принцем. Это сильно не понравилось Стюйвесанту, и шведов из Америки решили выдавить. 31 августа 1655 года к форту Тринити подошли 6 военных кораблей с 1500 солдат (в форте было всего 300 человек, включая женщин и детей), и предложил сдаться. После двух дней раздумий Тринити капитулировал. Далее голландцы проследовали к форту Кристина, который 14 сентября 1655 года также сдался. Таким образом, в результате спецоперации Новая Швеция перешла в руки голландцев. Когда слухи о падении колонии дошли до королевства - ее решили не отбивать. Дело в том, что в данный момент Карл X Густав вполне успешно воевал с Польшей и Данией, и дела за океаном его интересовали мало. Голландцы же дали шведам в Америке местное самоуправление, возможность создавать свои собственные отряды милиции, оставил им свой собственный суд. Но даже когда колония перешла к Голландии, из Швеции в нее продолжали бежать финны. Бежали долго, до 1664 года, и когда посмотрели, что за 10 лет число жителей Нового Света пополнили порядка 2000 финнов, шведы всполошились и эту лавочку прикрыли. Ибо финны эти становились добропорядочными голландцами, усиливая противника, и ослабляя метрополию. Всего с 1636 по 1654 шведская ОИК владела семью кораблями (и никогда одновременно более четырех не было). Их список: «Kalmare Nyckel» (самый большой корабль - целых 12 пушек и 115 тонн водоизмещения) «Fågel Grip» «Svanen» «Kattan» «Gyllene Hajen» «Örnen» «Mercurius». [1] История Новой Швеции дается по книге Mattsson, Algot « Nya Sverige: Drömmen om ett Imperium» - Göteborg: Tre Böcker Förlag, 1987. Сергей Махов.
Готическая архитектура — один из наиболее самобытных и ярких периодов в истории строительства, охватывающий территорию Западной, Центральной и частично Восточной Европы в период с XII по XVI столетия. Нотр-Дам как предвестник Зарождение готического стиля датируется серединой XII века. С севера Франции готическая архитектура распространяется на Германию, Австрию, Чехию, Испанию, Англию, позже — на Италию и страны Восточной Европы. Памятником, открывшим новую грандиозную эпоху в истории западноевропейской архитектуры, является знаменитый собор Парижской Богоматери (Нотр-Дам), олицетворяющий идею монархии, относящийся к периоду ранней готики. Здесь только формируются основные черты этого стиля архитектуры, который позже назовут готическим. Название стиля происходит от итальянского «gotiko», что в переводе означает «готский, варварский». Понятие было введено гуманистами эпохи Возрождения, акцентировавшими внимание на «варварском» характере Средневековья. С германским племенем готов стиль не имеет ничего общего. Готическая архитектура приходит на смену романскому стилю и, переняв основные черты своего предшественника, постепенно вытесняет его. Как и романика, готика находилась под огромным влиянием Церкви и была призвана воплощать ее догматику. Новый стиль представлен, в основном, храмами, церквями и монастырями. Характерные для романики круглые арки, массивные стены и узкие окна сменяются арками с заостренным верхом, высокими башнями, разноцветными витражными окнами и шпилями. Религиозно-философская подоплека Готический стиль называют величественным и устрашающим. Земная жизнь средневекового человека была не важна, ценным считалось лишь то, что вечно. Все было подчинено идее Божьего служения и духовной жизни. Строения должны были устрашать. И они действительно создавали пугающую, мрачную атмосферу. Человек чувствовал себя внутри храма мизерным и никчемным. Храм во времена Средневековья был чем-то большим, чем просто место служения: наравне с ратушей он являлся центром деловой и культурной жизни города. Здесь проходили театральные постановки, читались лекции, велись переговоры. Лицом эпохи становятся устремленные в небо церкви со стрельчатыми арками и стенами с каменным «кружевом». Такие постройки символизировали порыв к небу, Богу. Храмы возводились из каменной массы. Для большей устойчивости толщина и крепость стен увеличивались. Толстые глухие стены поддерживались арками и столбами. Широко использовались разноцветные витражи, богатейшая резьба по камню, сложнейший декор, ажурные фронтоны (вимперги), завитки (краббы), круглые окна со сложными переплетами (розы). Большие окна, особенно в сравнении с узкими романскими, наполняли здание светом и сиянием, а разноцветные витражные стекла создавали особую атмосферу духовности. Особенности планировки и декора Готическая архитектура отличается большой высотой и протяженностью. Так, например, высота башен Кельнского собора в Германии достигает 157 метров, создавая ощущение парения над городом. С каждой точки собор смотрится, как правило, по-разному. Внешне он часто асимметричен, линии подчеркнуто вертикальные. Создается ощущение, что стен нет, а вместо них — ажурные кружева камня. Соборы выглядят легкими и утонченными. Храмы богато украшались орнаментами, статуями, фигурами фантастических животных — химерами. На фасадах размещались статуи святых и аллегорические образы. Сооружения в готическом стиле возводились и позднее, в XIX столетии; к ним применяют название неоготика. В 80-е годы термин «готика» стали применять по отношению к субкультуре и соответствующему ей музыкальному направлению. Все архитектурные сооружения рассматривались символично сквозь призму глубокой религиозности. Каждый храм выражал свою идею: так, Парижский посвящен Богоматери, Амьенский — идее мессианизма. Богатство готики проявляется и в том, что она представлена многочисленными национальными вариантами, каждый из которых имеет собственный неповторимый облик. Наиболее выдающимися творениями готической архитектуры являются собор Парижской Богоматери, собор в Реймсе и в Шартре, Миланский собор во Франции, Ка-д'Оро в Венеции, Кельнский в Германии, английские соборы в Кентербери, в Вестминстерском аббатстве в Линкольне и многие другие. С приходом Ренессанса в начале XVI века готика утрачивает свое значение. Готическая архитектура мало кого может оставить равнодушным. Об этимологии терминов и истории стиля далее:
Ренессанс, или Возрождение, — период в европейской культуре, пришедший на смену Средневековью. Хронологические рамки Возрождения — начало XIV — начало XVII столетия. В переводе на русский язык ренессанс означает заново рожденный. Доминантной идеей эпохи становится возвращение к истокам, архаике. Поэтому неудивительно, что эпоху Ренессанса называют еще Возрождением. От Бога — к человеу В противоположность Средневековью, культурное наследие Ренессанса носит исключительно светский характер, теряя тесную связь с Церковью. Появляется интерес к Античности и ее мировоззрению. Главным мотивом становится возвращение к архитектуре периода Античности, стремление возродить формы древнего искусства, особенно — архитектуры Древнего Рима. Центр космоса перемещается с Бога на человека. Человек как личность становится центром вселенной и главной ценностью. Поэтому неудивительно, что первым сооружением Возрождения становится гражданская постройка — воспитательный дом во Флоренции (1421 г.), автором которого является Ф. Брунеллески. Постройка имеет горизонтальную композицию, что впоследствии стало отличительной чертой Ренессанса. Если средневековое искусство было преимущественно анонимным, то в период Возрождения появляется понятие автора-творца, индивидуального авторского стиля. Стилевые особенности Архитектура наряду с иными видами искусства переживает существенный подъем. Вертикальная направленность сооружений Средневековья сменяется горизонталью, здания растут вширь. Появляются строго прямоугольные формы. Особое внимание уделяется пропорциям, симметрии, порядку элементов. Стиль характеризуется простотой форм. Горизонтальные этажи наслаиваются друг на друга. Актуальны и античные элементы — пилястры, пилоны, колонны. Основными архитектурными формами Ренессанса стали геометрические фигуры — куб, квадрат, прямоугольник, шар. Архитекторы пытаются преодолеть тяжеловесность и массивность зданий. Асимметрия готических соборов сменяется полукруглыми арками, куполами и нишами. В Ренессансе органически переплетены классические и средневековые традиции. Однако форма зданий и принципы градостроения эпохи Возрождения отличались от античных. В это время актуальны большие по размерам купола и своды, декорированные уже не резьбой, а рисунками. В XVI веке настенная живопись уступает в популярности лепным украшениям. Залы храмов преимущественно просторные и высокие. Стимул развития наук и технологий Здания возводятся в основном из кирпича. Появляются строительные растворы. Огромной популярностью начинает пользоваться штукатурка, которая применяется не только в строительстве, но и в оформлении зданий. Для декорирования используются также медь, олово и бронза. Если средневековые храмы были несимметричны, то фасад ренессансных зданий симметричен относительно центральной оси. Постройки устремлены не кверху, к Богу, а к центру, благодаря равномерному расположению колонн и окон. В жилых зданиях часто встречаются карнизы. Расположение окон на каждом из этажей равномерно. В это время в архитектуре преобладают пурпурный, синий, желтый и коричневый цвета. Наибольший вклад в развитие архитектуры Ренессанса внесли Филиппо Брунеллески, Леон Баттиста Альберти, Донато Браманте, Микеланджело Буонарроти и Андреа Палладио. Эксперимент Брунеллески. Линейная перспектива:
Было ли рабство в Византии? Если да, то каким? Византия, она же Ромейская империя, Римский Восток и т.д. намного пережила своего западного брата (реставрация Запада Карлом и Оттоном Великими - это всё таки отвратительный гомункул, чья "преемственность" заканчивается на названии). В то же время ромеи не только унаследовали классические античные институты, но и умудрялась их развивать, в политическом плане основываясь на Доминате Диоклетиана, а в религиозном на Никейском соборе Константина Великого. Оттон Великий. Карл первый принял титул императора Запада, по аналогии с византийским императором, господином Востока. Империя Оттона, которая была скорее реставрацией Каролингской империи, чем Римской, тем не менее называлась - Римская империя. Приставка "Священная" появилась лишь при Фридрихе Барбароссе Сюда же относится и рабство - оно существовало в Древнем Риме на протяжении всей истории и оно существовало в Византии вплоть до результатов Четвертого крестового похода. Последующие события, в том числе и реставрация Палеологов создала совершенно иную политическую и социальную реальность - превратив Византию в классическое феодальное государство, крайне схожее с западно-европейскими королевствами той эпохи. У вас мог возникнуть резонный вопрос - а почему распространение христианства этот вопрос не решило? И действительно, христианство рабство не отменило, но стало стимулом для метаморфоз. Классическое римское рабство - когда невольник считался лишь вещью, неотделимой от судьбы своего хозяина. Поэтому они нередко называли своих рабов felix, что означает "счастливый", поскольку верили, что это подарит удачу им самим и поможет достигнуть felicitas (истинного счастья и процветания). С распространением христианства очень многое было переосмыслено, и власть хозяина над своим рабом становилась меньше и меньше. А у рабов, в свою очередь, появились права, что до этих событий было неслыханно, поскольку раб не считался человеком, а был вещью, собственностью хозяина. Единственный закон, который его мог защитить - это закон о неприкосновенности частной собственности. Однако даже если гражданин убьет раба другого гражданина, он, максимум, должен выплатить штраф, который компенсировал стоимость раба. С другой стороны, честности ради, если у "вредителя" не окажется достаточных средств, он и сам мог стать рабов (некоторые на это шли добровольно, если не могли выплатить долги). Поиск felicitas имел и иные пути, например, римские императоры нередко изображали на монетах вместе с собой - богиню удачи, что бы связать её со своей судьбой. Поэтому да, христианство всё таки сильно изменило римское общество, теперь даже хозяину нельзя было жестоко обращаться со своим рабом, который ныне уже и не вещь, а потенциальный кандидат для получения гражданства, защищенный законом. При этом, основными источниками "пополнения" оставались должники и военнопленные. Арабские источники сообщают, что после отвоевания Крита, ромеи захватили около 200 000 рабов. Это, вероятно, сильное преувеличение, ведь тот же Гай Юлий Цезарь в следствие Галльской войны захватил ≈ 300 000 рабов. При этом, как мы знаем, Галльская война послужила тотальным разорением Галлии и геноцидом кельтов. А также там проживало не мало людей, около 20-ти миллионов человек. Ну и к слову, это далекий дохристианский период, когда понимание о жизни человека и статусе раба сильно отличались от того, что было после. Поэтому к этой истории о захвате 200 000 человек на Крите я отношусь крайне скептически. Я в принципе сомневаюсь, что на этом острове тогда проживало двести тысяч человек, но даже если так, вряд ли ромеи смогли бы "наскрести" двести тысяч пленных мусульман. При Юстиниане "рабский вопрос" подвергся значительному переосмыслению. Согласно его реформам, раб - это вещь, но обладающая собственной уникальной личностью и волей Также никуда не делись невольничьи рынки, товар на эти рынки поставляли берберские пираты, кочевники из Великой степи, а позже русичи и викинги. При этом и "товар" часто состоял из тюрок и славян. И вероятно именно из-за Восточного Рима, слово "славянин" стало тождественно слову "раб", поскольку обозначение раба у них было σκλάβος (то есть sclavos). К тому же подарок, состоящий из множества рабов продолжал считаться прекрасным даром еще при Василии I. Конечно, как например, в классические римские времена, никто не отправит этих рабов работать на рудниках. Чаще всего эти рабы становились придворными слугами и евнухами. Также следует отметить, что огромный процент рабов состоял из арабов и других мусульманских народов, поскольку они часто друг с другом воевали, а следовательно получали нескончаемый приток военнопленных. Так или иначе рабовладельческая система стремительно деградировала и менялась. С каждым годом рабов становилось всё меньше и меньше, и к 12 веку, рабам было разрешено жениться и служить армии за шанс получить заветное гражданство. Чем-то это напоминает сегодняшний Катар, где граждан не более одиннадцати процентов от общего населения страны. Остальное - мигранты и гастарбайтеры, которые чаще всего формируют обслуживающий персонал.
Орден Дракона: Каким было таинственное общество в котором состоял Влад Дракула: Битва при Никополе в 1396 году имела огромное влияние как на историю Европы, так и на весь мир. Помимо очевидных моментов, вроде уничтожения самых боеспособных частей католических армий Европы, были и глубокие политические последствия, в особенности это касается Сигизмунда I, номинального лидера крестового похода против Османов. Фактически никакой власти над другими контингентами войск крестоносцев он не имел. В особенности это касается французов, чьи силы составляли добрую часть всего крестоносного войска (они привели около 2000 рыцарей и 6000 пехотинцев). Их возглавлял будущий бургундский герцог Жан Бесстрашный, который проигнорировал приказы Сигизмунда и начал наступление раньше положенного срока. Итог вы знаете - большая часть объединенной армии была уничтожена или взята в плен. Не смотря на это значимое обстоятельство вся вина за столь постыдный провал легла на Сигизмунда, что особенно болезненно сказалось на его авторитете. Многие венгерские вельможи углядели здесь шанс для ограничения власти короля и восстали. Венгерский король резко осознал, как же мало, на самом деле, у него союзников. К 1409 году ситуация более-менее стабилизировалась, но долгие годы этой междоусобной войны дало ему понимание, что он не может воевать одновременно и с внешними и с внутренними врагами. Рано или поздно это привело бы его к поражению (и оглядываясь на мировую историю можно с уверенностью сказать, что он не ошибался). Так, в том же году для противостояния внешним угрозам (особенно Османам) Сигизмунд создает Societas Draconistarum (Орден Дракона). Первоначально в него входили лишь основатели, среди которых, например, был Герман II и Стефан Лазаревич. Таким образом, это было закрытое общество, состоящие из могущественных феодалов, включая и католических и православных. Каждый из них признавал сюзеренитет Сигизмунда. Следовательно это можно даже назвать клубом друзей Сигизмунда, на чью помощь он мог рассчитывать в случае нового кризиса. Члены ордена были довольно близки, членство обязывало посвятить этому обществу всего себя. Рыцарь был обязан носить символику ордена, изображать на своем знамени и с ним же хорониться. Последнее символизировало, что братские узы сильнее смерти, и даже в бесконечно прекрасном Царстве Божьем, они будут вместе. Очевидно, что фигура Дракона это основной элемент ордена, из-за чего могут сложиться неверные представления о его значении. Нет, они не поклонялись и уж тем более не прославляли дракона (который в христианстве неизменно связан с фигурой дьявола). Змей здесь так же важен, как и крест, это две части одного сюжета. Дракон, символ великого зла побеждается силой креста, символом спасения. Дракон = враги ордена, а крест = рыцари. Герб ордена, опять же тот же сюжет, языки пламени символизируют дракона, а крест в центре силу, что его укрощает Не смотря на всю свою пафосность, этот орден был творением определенного человека, созданного именно для него, а потому со смертью Сигизмунда в 1437 году, это закрытое общество постепенно теряет авторитет и уходит со страниц истории...
Страшная судьба маленького императора Ивана VI Иван VI, был правнуком Ивана V и последним представителем Брауншвейгской ветви. Он, пожалуй, самый несчастный из русских царей. 23 августа 1740 года в семье Анны Леопольдовны родился первенец. Тетка Анны Леопольдовны. Анна Иоанновна, беспокоясь о судьбе престолонаследника, издала манифест, согласно которому, первый сын племянницы займёт престол, а в случае гибели старшего сына, престол перейдёт по наследству следующему сыну. Вскоре Анна Иоанновна умерла и престолонаследником провозгласили Старшего и пока что единственного сына Анны Леопольдовны – Ивана. И, потому, как ему было всего лишь два месяца от роду, регентом назначили Эрнста Иоганна Бирона, но народ осудил это назначение. Никому не понравилось, что страной управляют немцы. Тем более, что они не были заинтересованы в развитии и благополучии страны, а без истинного правителя, в итоге страна могла потерпеть крах. Следовательно, представителем Ивана становится его мать, Анна Леопольдовна, мягкая, тихая женщина, легко ведомая, ленивая и очень неряшливая. Ко всему прочему, Анна Леопольдовна не считала себя приверженной к русской культуре и не хотела заботится о народе. Всё больше появлялось недовольных. Они начали объединяться вокруг Елизаветы Петровны. И вот, холодной декабрьской ночью, Анну Леопольдовну, её мужа и детей арестовали, а Елизавету тут же объявили императрицей. Сначала семью хотели просто выдворить из страны, но Елизавета поняла, что, отправившись за границу, Анна Леопольдовна запросто может заручиться поддержкой и вернуться с совсем не мирными целями. Вначале семью отправили в Ригу, но потом, отправляют в Холмогоры. Там мальчика отделяют от родителей. И, хотя, он находился за стенами того же архиерейского дома, что и они, он больше никогда в жизни не увидит их. Позже погибает сначала отец, потом мать Анна Леопольдовна. Невыносимые испытания сильно сказались на их здоровье. А для Елизаветы Петровны один звук имени свергнутого императора вызывал раздражение. Она даже приказала переплавить все монеты с изображением Ивана Антоновича Позже, Ивана VI отправили в Шлиссельбургскую крепость. Он содержался как безвестный, в одиночной камере. И возможно оттого, у молодого человека появились первые признаки безумия. Но его тюремщикам казалось, что он играет безумства, и тогда они придумали наказания, оставляя его без чая и лучшей одежды. Когда же престол занял Петр III, содержание Ивана стало совсем невыносимым. Теперь его тюремщики могли избивать его. Всё же некоторые детали вскрылись о тайне пребывании Ивана Антоновича в крепости, и подпоручик полка Василий Мирович взялся освободить несчастного. Но, на такой случай был приказ – уничтожить узника, Иван был убит, а подпоручик схвачен и попал под следствие.
Выгнал её прямо из спальни и отправил в монастырь Принцесса приехала с Севера, и она была необычайно прекрасна: высока, стройна, зеленоглаза, обладала идеальными очертаниями лица, утонченной фигурой и густыми рыжими волосами. В добавок к этому девушка отличалась скромностью. Опустив глаза в пол, она то и дело краснела и не осмеливалась даже посмотреть на своего жениха – Филиппа II Августа. Король был очарован своей невестой. Он не мог отвести глаз с принцессы. По сравнению с ней все придворные дамы казались невзрачными. Свадебное торжество прошло пышно, новобрачные выглядели очень счастливыми. Однако уже с утра король грубо изгнал новоиспеченную королеву из дворца, запретил слугам подпускать девушку к себе и велел как можно скорей отправить ее на Родину... Ингеборга - политический выбор Французский король Филипп II Август остался вдовцом в 1190 году. Его 19-летняя супруга, Изабелла де Эно, скончалась при родах. Но уже через два года король решил, что готов к новой женитьбе и велел своим дипломатам найти хорошую кандидатуру. Подходящий вариант нашли довольно быстро. 17-летняя Ингеборга Датская, бывшая сестрой короля Дании Кнуда VI, была свободной, т.е. еще ни с кем не помолвленной особой. А для Филиппа Августа выгодно породниться с королем Дании назло властелину Англии Ричарду Львиное Сердце. Все потому, что датчане, также как и французы полагали, что они имеют так называемое древнее нормандское право на обладание английской короной. А сообща противостоять Ричарду было удобней. Более того, на Кнуда оказывалось сильное давление со стороны Священной Римской империи в лице Генриха VI. Кнуд, пользуясь поддержкой Франции, рассчитывал ослабить эту ненавистную ему опеку. Переговоры длились около года. В итоге, летом 1193 года принцесса Ингеборга Датская приехала во Францию, где ее ожидала тёплая встреча королем. Филипп Август был сражен красотой невесты, и ему не терпелось поскорей жениться на этой девушке. Выгнал прямо из спальни Так 14 августа 1193 года принцесса Ингеборга стала венчанной женой Филиппа и вместе с этим королевой Франции. Новобрачные вместе отправились во дворец, где провели в опочивальне всю ночь. Однако утром произошло то, что до сих пор заставляет задуматься историков. По утру король практически вышвырнул новоиспечённую королеву из спальни, велел ей убираться, а позже и вовсе захотел немедленно развестись. Этот поступок короля всех поверг в шок. Придворные не понимали, почему монарх отказаться от женщины, от которой ещё вчера был без ума. Французский король вызвал к себе датских послов, велел им забрать Ингеборгу и уехать вместе с ней на родину. Послы были шокированы: было ясно, что суровый и непредсказуемый король Кнуд обрушит после подобного всю свою неистовую ярость именно на них. Посовещавшись, послы решили проигнорировать приказ короля Филиппа, и тайно уехали в Данию без принцессы Ингеборги. Королю Кнуду они доложили, что его сестра вышла замуж и стала французской королевой - все прошло хорошо. Кто виноват: она или он Разумеется, поступок короля Филиппа стал причиной для самых разных разговоров. Народ придумал различные версии случившегося, некоторые из которых были совершенно невероятными. Одни говорили, что Филипп не смог исполнить супружеский долг; другие были уверены, что под одеждой королевы скрывались зловещие уродства. А некоторые наговаривали на Ингеборгу, будто бы она не сохранила невинность до замужества. Эти сплетни привели к кровавой стычке на горе святой Женевьевы во Франции. Датчане разодрались с парижанами, оскорблявшими Ингеборгу. В итоге несколько человек были травмированы. А в это время, Филипп Август искал возможность расторгнуть брак с Ингеборгой. Он был готов пойти на все, чтобы добиться развода, даже обвинил королеву в занятии колдовством. В итоге король сказал, что Ингеборга - дальняя родственница его первой супруги, и только тогда церковь, учтя этот факт, решила аннулировать брак. Теперь оставалось только отправить брошенную супругу назад в Данию. К Ингеборге отправили аббата Гийома, которому она относилась с доверием - чтобы он уговорил женщину уехать. Наглая датчанка Филипп Август приказал аббату объяснить королеве, что во Франции больше не хотят терпеть ее присутствия. Узнав, что король испытывает к ней только чувство отвращения, Ингеборга разрыдалась. Однако когда аббат добавил, что король решил расторгнуть с ней брак и немедленно отправить на Родину, Гийом увидел невероятное преображение. Юная, растерянная девушка вдруг исчезла, а на ее месте появилась истинная королева – гордая и стойкая. Ингеборга попросила Гийома передать королю, что она - его венчанная жена и, что воспринимает развод как смертный грех. Более того, отныне датская принцесса стала королевой Франции, и она ни за что не бросит свою страну и своих подданных. Дания теперь чужая для нее страна, и Ингеборга больше не вернется туда, отрекшись от своих законных прав. Король страшно разгневался, узнав, что эта «наглая датчанка» не собирается разводиться и уезжать. Монастырь Тогда он велел немедленно отправить Ингеборгу в монастырь и держать там, пока не будет решена её участь. Так непреклонную королеву заключили в аббатство Святого Мавра. Можно подумать, что судьба Ингеборги была решена: гордую датчанку ожидало безрадостное существование в монастыре, непрестанные молитвы и всяческие ограничения. Но заточение не сломило дух Ингеборги. Королева направила жалобу Папе Римскому Целестину III. Он пошел Ингеборге навстречу, согласившись с тем, что брак с Филипом был расторгнут незаконно. Однако жалоба Целестину дорого обошлась Ингеборге. Из монастыря ее перевезли в замок Этамп. А там она фактически оказалась в тюрьме. Двоеженец Филипп Август, вопреки заключению Понтифика, принялся активно искать себе новую жену. Только вот никто из европейских монархов не собирался отдать свою родственницу за фактически женатого короля. Единственным вариантом стала Агнесса Меранская – дочка бедного вассала одного баварского графа. Девушка была молодой и красивой – и в июне 1196 года она вышла замуж за Филиппа Августа. Женитьба короля при живой действующей супруге накалила обострение отношений с римско-католической церковью. Преемник Папы Римского отлучил Филиппа Августа от церкви и созвал Епископальный собор, на котором против Франции был принят интердикт. Теперь подданным Филиппа запрещалось участвовать в любых церковных таинствах. Проще говоря, французам запретили исповедоваться, причащаться и венчаться. Народ начал негодовать, и в 1200 году Филиппу Августу пришлось отправить незаконную супругу восвояси и воссоединиться с Ингеборгой. Добилась своего Женщина прожила много лет лет в заточении. Приставленные к королеве в замке Этамп прислужницы презирали ее и всячески обзывали. Королева недоедала, не получала должного врачебного ухода, терпела постоянные унижения и оскорбления. Вероятней всего, сам Филипп Август и приказал сгноить отвергнутую им королеву. О плачевном положении Ингеборги судачила вся Европа, ее судьба обсуждалась на нескольких Папских соборах. Но помочь бедняге до некоторого времени никто не мог, включая ее брата, датского короля Кнуда VI, давно утратившего своё влияние. И вот, наконец-то Ингеборга опять стала королевой. Конечно, чуда не произошло, и Филипп Август не упал в ноги отвергнутой жены, не умолял ее о прощении. Придворные говорили, что король с королевой живут подобно брату с сестрой - хотя и это было громко сказано! Особенно для Ингеборги, покинувшей монастырь, отстоявшей свои права являться венчанной супругой Филиппа и королевой Франции. Восстановившись в своих законных правах, королева Ингеборга нисколько не изменилась в характере. Она так и осталась скромной, набожной и доброй женщиной. Впоследствии королева построила собственное аббатство и часто помогала беднякам. Святая королева В 1223 году король Филипп умер. Перед смертью он оставил завещание, в котором возвратил брошенной им когда-то супруге 10 тысяч серебряных монет, с которыми она в молодости прибыла из Дании. После смерти мужа Ингеборга прожила ещё тринадцать лет. Она скончалась в 1236 году в Корбее на 63-ем году жизни. Перед смертью вдовствующая королева попросила Людовика IX, приходящегося внуком Филиппу, чтобы ее похоронили в аббатстве Сен-Дени. Но Людовик просьбу Ингеборги отклонил. А все её имущество было передано в государственную казну Франции. Уже после смерти Ингеборги французы в полной мере оценили эту женщину, что волею судьбы прибыла к ним с севера. Скромную, отзывчивую, добрую королеву, отказавшуюся нарушить данный когда-то брачный обет, и годами из-за этого находившуюся в заточении, терпевшую унижения и страдания, признали во Франции святой.
В Западной Африке Сундиата Кейта (1190–1255) до сих пор считается героической и достойной фигурой. Во время своего правления, которое длилось с 1235 по 1255 год, он определил территориальную основу империи Мали и заложил основы для достижения королевством политического единства и процветания. Он принадлежит к клану Кейта народа малинке, и о его детстве известно очень мало. Согласно устным преданиям Малинке, Сундиата был одним из 12 законных братьев-наследников престола Кангабы, небольшого королевства недалеко от современной границы Гвинеи и Мали. Сумагуру, правитель соседнего штата Каниага, вторгся в королевство Кангаба в начале 13 века и убил всех братьев Кейты. Согласно традиционной молитве, захватчик пощадил жизнь Сундиаты только потому, что он был ребенком со слабым здоровьем и, по-видимому, ожидалось, что он скоро умрет. Тем не менее, он был взят в плен в империю Соссо, которой сурово правил Сумангуру. Хотя Кейта был обречен на смерть, около семи лет Кейта начал набираться физической силы, преодолевая проблемы со здоровьем, которые мешали ему ходить. Со временем он начал ежедневно тренироваться, и через несколько лет мальчик, который даже не мог ходить, стал могущественным воином, которому все завидовали. Однако Сундиата Кейта должен был освободить Мали от правления Соссо. Поэтому он бежал в ссылку. Слава Сундиаты продолжала расти во время его изгнания. Через несколько лет он вернулся в Мали, жители которой устали от налогов и злоупотреблений правителей Соссо. Кейта воспользовался случаем, собрал небольшую армию и начал серию боев против захватчиков, одержав несколько мелких побед, пока наконец не нашел на поле боя короля империи Соссо. Согласно рассказам о случившемся, Сундиата оборвал жизнь короля Соссо отравленной стрелой. Таким образом, он получил полный контроль над регионом и решил восстановить разрушенный город Ниани у реки Снакарини, чтобы сделать его новой столицей. Точно неизвестно, как Кейта получил прозвище «Король Лев», но, вероятно, это связано с его навыками и свирепостью на поле боя. Район Ниани стал важным торговым центром для африканцев и арабов. Империя Мали становилась все более богатой благодаря контролю над торговыми путями, а также благодаря ценным ресурсам на своих землях, таким как медь и золото. Интересным аспектом возвышения Сундиаты и основания Малийской империи является так называемое « Письмо Мандена» или «Курукан Фуга». Это устное письмо, передаваемое народом Малинке из поколения в поколение, в котором говорилось, среди прочего, об отмене рабства, мире внутри разнообразной нации, продовольственной безопасности и образовании. Сундиата правил 20 лет, обеспечивая мир и расширение своей империи. Он принял ислам, но не требовал от своих подданных того же. Наиболее распространенной причиной его смерти является утопление в реке Шанкарани, где в его честь есть святыня. Империя Мали продолжала процветать после смерти Сундиаты. Одним из самых известных императоров был Манса Муса (1280-1337), его внучатый племянник, считавшийся самым богатым человеком за всю историю.
Затерянное более 2000 лет место захоронения Клеопатры, последней правительницы Египта, уже довольно давно вызывает интерес у археологов и широкой общественности. Кроме того, сообщения СМИ предполагают, что действительно невероятное раскрытие близко. Вероятность обнаружить место захоронения Клеопатры очень мала, считают специалисты. Поклонница Юлия Цезаря и Марка Антония, Клеопатра покончила жизнь самоубийством в 30 г. до н. э. после того, как была поймана римским правителем Октавианом. Ученые предполагают, что смерть Клеопатры наступила от аспида, наполненного смертельным ядом. По мнению древних ученых, ее могила находится рядом с Антонием, в гробнице (огромной погребальной камере). Последние сообщения средств массовой информации гарантировали, что археологи почти нашли эту погребальную камеру в месте под названием Тапосирис Магна. Это место находится примерно в 50 км к западу от Александрии. В течение последних 15 лет группа под руководством Кэтлин Мартинес продолжает поиски этого места. Они обнаружили предметы, относящиеся ко времени правления Клеопатры, в том числе множество монет, отчеканенных во время ее правления. В 2019 году сопоставимые источники новостей также сообщали о неизбежной погребальной камере. Нет никаких доказательств того, что погребальная камера Клеопатры могла находиться в Тапосирис Магна. Кроме того, нет никаких доказательств того, что там были похоронены Клеопатра и Антоний. Многие согласны с тем, что египтяне того времени похоронили Клеопатру недалеко от ее царской резиденции. Также возможно, что ее погребальная камера на самом деле находится под водой. Несколько специалистов говорят, что никто никогда не обнаружит место ее захоронения. В течение последних двух столетий распад побережья означает, что части Александрии, в том числе сегмент, в котором находится замок Клеопатры, в настоящее время находятся под водой. Независимо от того, находится ли место захоронения под водой, есть вероятность, что в классические времена его рано или поздно уничтожили другие. Другие исследователи считают, что за этим скрываются передовые достижения в Александрии. В настоящее время никакие группы не ищут место захоронения Клеопатры под водой. Тем не менее, прошлые проекты привлекли внимание к королевской резиденции Клеопатры. Клеопатра была остатком «Птолемеев», линии монархов, резко упавшей от Птолемея Сотера, одного из полководцев Александра Македонского. Александр, однако, вскоре скончался в Вавилоне. Затем его перезахоронили в Александрии. Журналисты часто обращают внимание на место захоронения Александра, однако археологи так и не обнаружили ни его, ни погребальных камер какого-либо правителя из этой линии монархов. Дело в том, что ученые понятия не имеют, где покоятся Александр или любой из 15 других птолемеевских лидеров Египта. Предполагается, что погребальная камера Клеопатры была бы найдена рядом с другими правителями из Птолемеевской администрации. Возможно, египтяне построили погребальную камеру Клеопатры и других птолемеевских правителей в Александрии. Если это так, то сегодня они, скорее всего, под водой или перекрыты дальнейшим развитием города.
Известие о том, что Карла II, правителя Наварры, больше нет, заставило всех в Европе вздохнуть с облегчением. Жизнь этого злого короля была наполнена множеством мрачных событий. За годы правления Наваррой своим двуличием и беспринципностью Карл Злой вывел из себя ни одного европейского монарха. Слишком маленькое наследство Королевство Наварру Карл унаследовал от матери в 1349 г, во время Столетней войны. Казалось бы, новоиспеченный король должен был бы радоваться доставшемуся ему трону. Однако Наварра Карлу показалась наследством слишком маленьким и незначительным. В первые 12 лет своего правления Карл Злой даже редко появлялся в Наварре, проживая в основном во Франции. Фактически королевством все это время правил его брат Луи. Незначительным трон Наварры Карлу показался постольку, поскольку по отцовской линии он приходился правнуком самому Филиппу III Смелому. А следовательно, мог считать себя достойным трона Франции. Наварру Карл рассматривал лишь в качестве источника средств для борьбы за французский престол. Двуличный король В 1352 г. Карл женился на дочери короля Франции Иоанна Доброго Жанне. Однако, несмотря на этот престижный династический брак, он так и не смог отказаться от претензий на французский престол. Находясь при дворе, Карл постоянно интриговал против Иоанна. В ходе Столетней войны король Наварры по нескольку раз заключал союз то с англичанами, то с французами, постоянно предавая и тех, и других. После того как Иоанн Добрый попал в плен к англичанам, Карл разжег во Франции гражданскую войну с целью свержения дофина и захвата престола. Когда Иоанн вернулся, Карл вновь переметнулся на его сторону, предав на этот раз уже своих соратников по восстанию. Предал даже пиратов После смерти Иоанна Карл Злой попытался захватить Бургундию, набрав в войско всевозможный сброд, включая пиратов. Когда его военная компания провалилась, он предал и это войско. Пришедшего к нему за оплатой главного пирата, король Наварры попросту отравил. Между Кастилией и Англией Немного отдохнув от своих предательств, Карл обратил внимание на Испанию и помог взойти на трон Кастилии Энрике II. Однако и этого короля он, конечно, также вскоре предал. Карл заключил с англичанами договор, согласно которому обязался пропустить через Наварру английские войска для завоевания Кастилии. Взамен Карл требовал несколько кастильских провинций. Энрике он одновременно заверил в том, что не пропустит французов через Наварру. За это он потребовал от короля Кастилии приграничный городок и большую сумму денег. Презрение монархов Когда английский Черный принц узнал о таком двуличии Карла, он разозлился и пошел войной уже на Наварру. Карл тут же стал дружить только с англичанами. В конечном итоге беспринципный, постоянно нарушающий свое слово и при этом еще и не добивающийся своих целей, Карл Злой начал вызывать у европейских королей смех и презрение. Однако на такое мнение других монархов Карлу было наплевать. Король Наварры продолжил вести свою странную политику, заключая союзы и тут же нарушая их. Случай с дворянами Беспринципно Карл вел себя по отношению не только к другим монархам, но и к собственным подданным. Известен случай, когда к королю пришли с какой-то вполне обыденной жалобой несколько наваррских дворян. Разбираться с ними Карлу не хотелось и он попросту велел повесить жалобщиков. За это собственно, его в последующем и прозвали Злым. Вывел из себя всех Двуличные действия Карла Злого в конечном итоге вывели других монархов из себя. Карл V, новый король Франции, отобрал у Карла Злого его французские земли и отдал их его сыну — Карлу Благородному. Через некоторое время король Кастилии вторгся в Наварру и забрал у Карла 30 крепостей. Самого злого монарха он заставил подписать вечный союз с Кастилией и Францией против Англии. Конечно, Карл Злой вскоре нарушил бы и это соглашение. Однако у истощенной Наварры уже попросту не осталось средств на интриги своего правителя. Да и сам король к этому времени постарел и растерял всю свою энергию. Возможно, злой монарх и прожил бы долгую тихую старость в своей потрепанной Наварре. Но произошла трагичная случайность. Глупая служанка После 54 лет Карл Злой начал сильно болеть. Его тело разваливалось буквально на глазах. Медицина в средние века, как известно, была странной. И придворный врач прописал Карлу необычное лечение. Каждый вечер монарха заворачивали в простыню, которую предварительно смачивали целиком в бренди или коньяке. Чтобы простыня не сваливалась ночью, служанка зашивал ее края, создавая Карлу своеобразный прогревающий «саван». Однажды вечером, зашив простынь, служанка не нашла ножниц, которыми она могла бы обрезать нить. Тогда глупая женщина взяла свечку и поднесла ее к нити. В этот момент пропитанная алкоголем простыня, конечно же, вспыхнула. Пламя быстро потушили и Карл остался в живых. Однако тело короля было сильно обожжено. Промучившись две недели, Карл Злой умер. Когда о такой гибели короля Наварры узнали в других государствах, никто даже не пожалел о злом Карле. Современники говорили о нем — как жил, так и умер. В последующем обстоятельства гибели Карла II описывали многие летописцы и моралисты. Другие версии Существует и несколько других версий о том, как закончил свои дни двуличный король Наварры. К примеру, согласно одной из легенд, загорелась пропитанная коньяком простыня потому, что кровать Карла подогревалась кастрюлей с раскаленными углями. Существует также версия и вполне «нормальной» кончины злого правителя. Якобы, по словам одного из епископов, жившего при дворе короля Наварры, Карл умер вполне спокойно и тихо, в своей постели от болезни. Возможно, так оно и было. Но современникам Карла Злого в средневековой Европе явно больше нравилась версия со служанкой и свечкой. Люди, видимо, посчитали такой конец мрачного короля чем-то вроде возмездия небес.
Кнуд Великий, величайший из вождей викингов, при своей жизни создал империю, объединив англосаксонский и скандинавский народ. Как и в случае с Александром Аргеадом, фундамент для успеха Кнуда заложил его отец - Свен I, бывший королем Дании и Норвегии, и первым скандинавом, правившем всей Англией, а не только Данелагом (Область датского права). В свою очередь, основу его триумфа заложил отец Свена - Харальд Синезубый. Иначе говоря, их род стремился к объединению Северной Европы и довольно успешно в этом преуспел. В 1013 году Свен организует полномасштабное вторжение в земли англосаксов, у него было десять тысяч человек и грозный флот из двухсотен кораблей. В своих скандинавских землях он оставляет своего старшего сына Харальда II, а младшего, Кнуда, берет с собой. Это решение, вероятно, обуславливается его происхождением. Одним из самых влиятельных союзников Харальда был Болеслав Храбрый, а Кнуд был его близким родственником по материнской линии. Его мать, известная, как Гунхильда (Светослава), была то ли дочерью, то ли сестрой Болеслава. Так, Кнуд, оказывается наполовину славянином, вероятно именно он вёл славянский контингент этого воинства в Англии. Вскоре после вторжения, в 1013 году, Свен побеждает короля Этельреда Неготового и становится королем Англии в том же году. В следующем году, Харальд умирает, и его армия признает Кнуда новым королем (в то время, как в Скандинавии королем был объявлен его брат Харальд II). К 1016 году Кнуд побеждает вернувшегося Этельреда I и его сына Эдмунда Железнобокого, став единоличным королем Англии. Кнуд побеждает Эдмунда В 1018 году умирает брат Кнуда и он отправляется в Данию, что бы вступить на отцовский и братский престол. Однако местные были к нему равнодушны, и даже оказали полноценное сопротивление. Говорят, что в этой кампании особо отличился некий Годвин, приближенный Кнуда, отец последнего англосаксонского монарха в истории Британии - Гарольда II. Впоследствии Кнуд обратил внимание на Норвегию и Швецию, в 1015 году, Олаф II, более известный, как Святой Олаф, сверг Харальда II, и вернул Норвегию в управление норвежцам, но этот яркий эпизод сепаратизма, продлился не долго. В 1026 году Кнуд нанес ему и его шведским союзникам страшное поражение в битве на Святой Реке (вероятно недалеко от Старой Уппсалы). Более никто не мог оказать сопротивление Кнуду, в 1028 году он свергает Олафа и становится королем Норвегии и гегемоном всей Северной Европы. В 1035 году, Кнуд умирает. Он смог воплотить мечту своих предков о едином севере, но, к сожалению, вскоре эта империя рухнула. В этом нет вины Кнуда, он всё делал правильно, и кроме своей военной деятельности, был отличным правителем, наладившим систему налогообложения и права. Он никогда не недооценивал своих соперников и для победы над ними прибегал к разным способам и ухищрениям, например, ко времени вторжения в Норвегию, он подкупил самых влиятельных вельмож и Олаф просто не смог собрать достаточно сил. В общем проблема не в Кнуде, а в самом его народе, дело в том, что скандинавы и англосаксы из-за своей изолированности и малочисленности просто не обладали нужным ассимиляционным потенциалом, как, например, римляне и иранцы. Аналогию здесь можно провести с Тиграном Великим - та же самая проблема. Он тоже был гением и создал впечатляющую империю, но он не смог создать монолитную структуру и эффективную систему престолонаследия, которая бы удержала её от распада.
В 1258 году монголы захватили и разграбили Багдад, вотчину Аббасидских халифов. Было убито от ста тысяч до миллиона жителей, по западным источникам. Арабские же утверждают, что потери доходили до двух миллионов человек. Багдад - это важный политический, религиозный и торговый центр тогдашнего мира, и сердце суннитского ислама. Его библиотека была сравнима с Александрийской - до разграбления арабами (вот ирония). Всё это было потеряно, регион превратился в пепелище, закончился Золотой Век Ислама и на некоторое время регион охватило что-то вроде темных веков. И кто бы мог подумать, что вестником исламского возрождения станет, своего рода наследник тех самых монголов - Тамерлан. Как и его потомок Бабур (основавший империю Великих Моголов), он был выходцем из монгольского племени Барласов. Некогда они шли за Чингисханом и его наследниками, однако быстро тюркизировались: приняли ислам, знали тюркский и персидский лучше чем монгольский язык => стали неотличимы от других тюрок. Тамерлан не был чингизидом, а следовательно не мог претендовать на верховную ханскую власть и в первый период правил, как наместник чагатайских ханов. Вообще военная карьера Тамерлана началась очень рано, когда он еще был зеленым и юным молодым человеком, не достигшем даже совершеннолетия. И тем не менее, он добивался удивительных побед, в 1365 году он покорил Трансоксанию. Тамерлан трезво оценивал свои силы и был амбициозен. Он не понимал, почему должен служить людям гораздо глупее и слабее лишь из-за их имени. Именно себя он видел наследником Чингисхана и искренне желал возрождения Монгольской империи. В 1360-х он покорил Чагатайское ханство и взял судьбу в свои руки. Для обоснования претензий на независимую политику он женился на монгольской принцессе. Это обеспечило ему легитимность, а его потомкам титул чингизидов. Столь дерзкий шаг разозлил истинных чингизидов, в том числе ханов Золотой Орды, в особенности это касается Тохтамыша (забавно, но именно Тимур его и сделал ханом), который с 1380 года станет основным соперником Тимура. Тимур нанес много поражений Тохтамышу, хотя и не желал вражды с ним, однако после неудачных вторжений золотоордынского хана, Тамерлан понял, что выход из этой ситуации лишь один. В 1397 году, он разграбил Сарай и сверг Тохтамыша. Так был сломан хребет Золотой Орды, которая долгое время считалась одним из самых сильных государств мира. Говорят, что на это повлияла деятельность Василия Первого. Подобный триумф его жажду славы не утолил, а потому в 1398 году он захватил Дели и вверг процветающую империю в глубокий кризис, который и позволил его потомку Бабуру основать империю Великих Моголов. В 1400 году он одолел Мамлюков и их сверхдержаву, которая в тот момент была сильнейшим государством в мире. В 1402 году он одолел Османов и отстрочил падение Константинополя. И турки и Мамлюки признавали главенство Тимура и были, фактически, его вассалами и данниками. Несмотря на то, что Тамерлан не умел ни читать ни писать, он обладал живым умом и яркой фантазией. Также он не был склонен к предубеждениям и излишнему консерватизму. Его армия была технически совершенна и крайне инновационна для своей эпохи. У него были пушки, конные лучники, тяжелая конница и т.д. Всему эффективному он находил должное применение. Кавалерия Тимура И ведь при этом, Тимур не был гуманистом, а о его жестокости знал весь мир. И порою, в этом, он даже превосходил Монгольскую империю. Тот же бедный Багдад он дважды захватывал и два раза подвергал его нещадному разграблению, уничтожив все шансы на его возрождение. Тем не менее, его столица Самарканд стала новым центром исламского мира, соперничая с Мамлюкским Каиром и Тюркским Дели. Лишь Константинополь, под властью Османов смог его превзойти. К концу жизни у Тимура не было соперников и только истинный глупец пожелал бы быть его врагом. Лишь одно его волновало - Китайская империя династии Мин, чьим де-юре данником он считался. И хотя, данный статус никогда не обладал какой-то юридической и политической силой, его это не устраивало. И тогда, уже далеко не юный 68-й Тамерлан, пошел на Китай войной. Успех в этом событии, перевернул бы всё, но к сожалению в 1405 году Тимур умирает. И так заканчиваются его экспансия, и одному Богу известно, что бы было, проживи он немного дольше...
Древние зубы, которые изучили исследователи, были обнаружены на археологических раскопках, проводившихся в Гватемале, Белизе и Гондурасе. Любопытно, что люди, которым когда-то принадлежали эти зубы, не были знатными. То есть уход за зубами и даже их украшение не служили признаком высокого социального статуса. Чтобы установить украшение в зуб, древние дантисты майя должны были его просверлить. Эта процедура делалась настолько искусно, что редко затрагивала пульпу зуба и кровеносные сосуды. В герметиках, которые использовались для прикрепления драгоценных камней к зубам, исследователи обнаружили 150 органических молекул, которые обычно встречаются в растительных смолах. В зависимости от места обнаружения зуба на полуострове Юкатан ингредиенты каждой смеси герметиков немного различались, но основной их состав был примерно одинаковым. В частности, большинство цементов содержало следы сосновой смолы, известной своими антибактериальными свойствами. Также в герметиках часто встречались эфирные масла растений семейства мятных (таких как мята, шалфей, тимьян), обладающих противовоспалительным эффектом. Два из восьми зубов содержали остатки склареола — растительного соединения с антибактериальными и противогрибковыми свойствами. Сегодня его также используют в парфюмерной промышленности, так как он обладает приятным запахом.
СКАНДИНАВСКИЙ ЭТАП (конец IX- середина X века) СЛОЖЕНИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО КОМПЛЕКСА ВООРУЖЕНИЯ Не вызывает сомнений, что на процесс образования древнерусского государства оказали влияние выходцы из Северной Европы, известные письменным источникам под именем русы. Согласно летописи, в 882 году князь Олег, выйдя из Новгорода, захватил Смоленск и Киев. Археологические материалы отчетливо фиксируют «скандинавское присутствие» в Верхнем и Среднем Поднепровье только с начала Х века. Часть ранних предметов, в том числе и оружие, которые на территории Северной и Западной Европы датируются второй половиной VIII–IX веком, попадают в культурный слой или погребения этих регионов в первой половине Х века – например, меч с перекрестием меча типа В (по J.P.) (Новоселки, курган 5). Начало «археологизации» мечей, по всей видимости, связано с увеличением их количества на территории Древней Руси. В погребальные комплексы попадают не только мечи с рукоятями «устаревших» типов, но также и еще находящихся «в моде» на территории остальной Европы (мечи типов D, Е, Н (по J.P.)). В первой половине Х века количество и территориальный охват памятников со «скандинавским присутствием» значительно увеличивается. К наиболее достоверным погребальным комплексам с мечами, датирующимися первой половиной Х века, относятся погребения в Гнѐздовском могильнике – Ц-15/Кусц-1874, Л-13/1949, Л-35/1949, Ц-2/1950, Шестовицком могильнике – №№ 58 и 83, Михайловском могильнике – № 1/1902 и др. Из погребений второй четверти – середины Х века помимо мечей происходят и другие предметы вооружения «профессионального» комплекса, Аналогии им широко представлены в Скандинавии, а само их проникновение на древнерусскую территорию связано с пришельцами из Северной Европы – круглые щиты с металлическими деталями, боевые ножи, ланцетовидные наконечники копий и стрел. В целом весь комплекс «профессионального» вооружения, распространившийся на ряде древнерусских памятников в конце IX – середине Х века, можно уверенно связывать с проникновением скандинавов. Именно они, приняв самое непосредственное участие в образовании государства, составили наиболее профессиональную часть войска Руси в этот период. Не вызывает сомнение и участие в формировании дружин русов местного славянского и финского населения, выступавших в качестве людского резерва для их пополнения. Тем более, что североевропейские воины сражались пешими, в том числе и знакомыми славянам и финнам топорами и копьями. Как исключительно пеших воинов характеризуют русов арабские и византийские письменные источниках. Ибн-Русте: «Они (русы) храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Они высокого роста, статные и смелые в нападениях. Но на коне смелости не проявляют и все свои набеги и походы совершают на кораблях». Лев Диакон: «Скифы [всегда] сражаются в пешем строю; они не привыкли воевать на конях и не упражняются в этом деле». Отмеченные в составе гнѐздовской коллекции великоморавские предметы вооружения и всаднического снаряжения (шлем из кургана Дн-86/Серг 1901, топор из погребения Ц-50/Серг-1899, топор из раскопа ГС-IV/1971, обломок серебряной шпоры из кургана Л-47/1949 наряду с керамикой и рядом ювелирных украшений позволяют предположить проникновение в Гнѐздово в рамках первой половины Х века населения с территории Центральной Европы (Великой Моравии). Но этот центральноевропейский «импульс» не оказал сколько-нибудь значительного влияния на процесс сложения древнерусского комплекса боевых средств, и в рамках Древней Руси он только в Гнѐздове представлен несколькими находками. В незначительном количестве в комплекс вооружения попадает оружие, связанное с кочевническим культурами – наконечники-пики (тип V по А.Н.К.), ромбовидные наконечники стрел, стремена. Но особенно ощутимым этот процесс становится во второй половине Х века. Каинов Сергей Юрьевич, Сложение комплекса вооружения Древней Руси X – начала XI в. (по материалам Гнѐздовского некрополя и поселения)
В 1829 году начинающий французский писатель Проспер Мериме опубликовал рассказ "Таманго" (или "Корабль рабов"), осуждающий трансатлантическую работорговлю. История интересна тем, что показывает неблаговидную роль самих черных в отлове и переправке рабов на Американский континент. Да и написана современником событий. Главный герой рассказа, вождь африканского племени по имени Таманго, успешно продает людей своей расы своему "постоянному партнеру по бизнесу" французскому капитану Леду. Вот и сейчас, выпив несколько бутылок водки, он соглашается обменять 160 невольников на дешевые ткани, порох, кремни, три бочки водки и 50 кое-как отремонтированных ружей. Оставалось еще около тридцати невольников - дети, старики, больные женщины. Не зная, что с ними делать, Таманго предложил их капитану по бутылке водки за голову. Так было продано ещё 20 рабов. Оставшихся Таманго готов был отдать по цен - стакан водки за голову. Леду купил ещё троих детей, но категорически отказался от остальных. Тогда Таманго стал угрожать застрелить оставшихся. Свою жену, Айшу, пытавшуюся вступиться за несчастных, он ударил прикладом и отдал в подарок Леду. Женщина была красива, и француз согласился. Оставшихся невольников спас переводчик. Он дал Таманго картонную табакерку и выпросил у него шесть оставшихся невольников. Он снял с них рогатки и отпустил на все четыре стороны. На утро вождь протрезвел и сразу спросил свою любимую жену. Вспомнив, подробности вчерашней сделки, он со всех ног бросился к берегу, сел в лодку и поплыл к ещё не ушедшему невольничьему судну, где начал умолять Леду вернуть ему женщину. Тот ни в какую! Тут с Таманго приключилась натуральная истерика: он катался по палубе, призывая свою дорогую Айше, то бился головой о доски, словно хотел лишить себя жизни. Пока негр бился в истерике, к капитану подошел старпом и сообщил, что из загруженной партии трое уже умерли - место свободно. Сказано - сделано! Таманго разоружили и познакомили с такими благами европейской цивилизации, как кандалы, ошейник и 1,5 квадратных метра на человека в трюме. Схема загрузки невольничьего судна Удивительно, но бывшие пленники вождя его не только не придушили, но и позволили бывшему хозяину подбить их на восстание. Склонив на свою сторон ставшую любовницей капитана Айшу, он раздобыл напильник, с помощью которого подпилил кандалы себе и самым сильным из своих помощников и в один из дней, во время прогулки, восстание началось. Первым убили державшего ключи от кандалов боцмана, что позволило освободить больше восставших. Капитана убил лично Таманго, убили всех белых, составлявших экипаж. И что дальше? Заметив, во время прошлых прогулок, что управление судном зависит от какого-то странного колеса на корме, Таманго резко крутит штурвал и... бриг теряет обе мачты. - Предатель! Обманщик! - кричали они. — Ты причина всех наших несчастий! Ты продал нас белым, ты принудил нас восстать против них. Ты хвалился своей мудростью, ты обещал отвезти нас на родину. Мы, безумцы, поверили тебе, и вот мы все чуть не погибли, потому что ты оскорбил фетиш белых. (цитата из рассказа) Но тронуть главаря не решились. Пока все остальные предавались унынию, Таманго и Айша забаррикадировались на носу с едой и оружием. Довольно скоро отчаяние сменилось радостью - был найден винный погреб. Гуляли остаток дня и всю ночь. Утром, вместе с похмельем снова пришло отчаяние. Было испробовано несколько заклинаний. Безуспешно! Снова пришлось идти на поклон к самому толковому, к Таманго. Тот, поупиравшись для вида, снова принял командование. Забившись битком в две корабельные шлюпки (20 человек пришлось оставить на корабле) бывшие невольники погребли куда глаза глядят. Впрочем, лодка с Таманго и Айшей далеко не уплыл - перегруженную посудину захлестнула волна, многие погибли. Вождь со своей женщиной снова уцелел, вплавь добравшись до судна. Голод, жажда, борьба за крохи воды и еды. В конце концов в живых остался только Таманго. Айша умера у него на руках за несколько часов до встречи с английским фрегатом, который отвезет его на Ямайку. Там местные плантаторы стали требовать казни бунтовщика, но губернатор, учитывая, что убитые были всего-навсего французами (только что отгремели Наполеоновские войны), помиловал его, а командир местной воинской части взял его в полковой оркестр. Таманго выучил английский, но не любил разговаривать. Зато он неумеренно пил ром и сахарную водку. Умер бывший раб-работорговец в больнице от воспаления легких. В 1958 году на экраны вышел совместный франко-итальянский фильм "Таманго". Так как главному герою повести сопереживать крайне трудно, в сюжет внесли некоторые изменения. Так вождь работорговец стал отдельным персонажем, Таманго - просто пленным воином, а само восстание было жестоко подавлено силами экипажа. Фильм очень хороший, к просмотру рекомендую.