Истории 18+

Пошлые, эротические, горячие порно рассказы. Только для участников форума.
Съездила на рыбалку Люблю рассказывать только реальные истории, а не выдумки. В прошлом году поехала с парнями (Сашкой, Вованом и Сергеем ) на рыбалку. Я сразу понимала что рыбачить мы конечно будем (между делом), но не догадывалась что настолько. Приехав на место (это где то километров 60 от нас) там деревенька глухая и рядом большое озеро. Замутили сразу шашлыки, выпили водочки, вечер шикарный. Серёга говорит: «Давай начнём, я знаю ты хочешь». Мы отошли в сторону что бы нас не видели. Я встала на колени расстегнула ему ширинку и взяла в рот то что у него уже стояло. Кто занимался этим с выпившим знает как это сложно довести его до взрыва. Я уже начала его брать полностью и слегка подсасывать как помпа, чувствую сейчас взорвётся. Да! Я всё проглотила. Продолжаю дальше, я ведь тоже хочу. Он снова встал. Я начала раздеваться. Сняла всё полностью, он говорить: «Подожди, дай я тебя вылижу». Я согласилась. Это было неплохо. Затем он вошёл и начал меня сверлить своим — это было приятно, но недолго. Снова взрыв. Я говорю: «Можешь смело кончать я выпила целую кучу противозачаточных и с собой взяла много (знала за чем еду). Он говорит: «Пока всё». Он застегнулся говорит: «Пошли к парням». Я одела только кружевные красные трусы, а остальное взяла в руки и пошла. Мы пришли к парням, они о чём то говорили, но сразу замолчали и только глазами меня пожирали. Говорю: «Ну!?» «Что, кто следующий? Можно всё. Даже кончать куда хотите» Сашка сидя расстегнул ширину говорит: «Давай». Я стала в позу кошки и начала ему сосать, краем глаза вижу как Вовка заходит сзади отодвигает в сторону трусы и сразу засовывает мне в киску. О! Это хорошо. Вовка кончил быстро, но не остановился, чуть сбавил темп, затем опять ускорился. Вот и Сашка кончил мне в рот, а я всё дальше сосу. Вован с Сашкой переглянулись и решили поменяться. И всё по новой. Серёга говорит: «А давай бутерброд!» Я не против. Тем более что как приехали давно уже промыла задний проход. Сашка с низу я на нём, он мне в киску вставил. Вован начал мне вставлять в зад, у меня всё напряглось так что Саня мне сразу кончил. Наконец Вован вставил, а у Сани снова встал. Я даже выдохнула, но не надолго так как Серёга чуть ли не впихнул мне свой в рот. Вот когда началась движуха. Три движения и все разные, это сложно, но очень круто! Я упивалось спермой. Где то через пол часа всё закончилось (устали). Я отошла вывела сперму из дыр и слегка оделась. Кофта и юбка гармошка, трусы не одевала. Парни переглянулись уже почти ночь, рыбалка лучше с утра. Легли спать. С утра когда я проснулась уже было где то часов 9 утра, рыбалка в разгаре. Парни умудрились наловить и неплохо наловить. Уже стоял вопрос что рыбалка закончена, пора готовить поесть и выпить бы неплохо, только вот незадача водки почти не осталось (не рассчитали). И ещё проблемка наличные были, но мало, в основном у всех на карточках. Решили сходить в деревеньку, вдруг какой магазинчик, хотя все сомневались что в такой деревне может быть что по карточке, но всё равно пошли. Пошли я и Сашка. Я одела кофту и ту же юбку гармошку (очень секси). Пришли в деревню, ходят люди но мало в основном старики. Спрашиваем: «У вас тут магазин есть?» Говорят: «Только автолавка приезжает, сегодня должна быть». «А вам что надо?». Говорим: «Алкоголя бы где взять бы ?». Говорят: «Есть тут у нас в крайнем доме, постоянно гонит дед». Я Сашке говорю: «Пошли к деду». Он мне: «Ага, а чем платить?». Я говорю: «Там разберёмся». Он мне: «Ну смотри сама». Пришли мы к этому деду. Он как раз на улице, увидел меня: «Ох какая!». Я говорю: «Вся ваша, можете со мной сделать всё что хотите, только дайте нам самогона». Дед: «Натура за натуру» «Идёт». Дал Сашке два литра самогону. Я Сашке говорю: «Иди, я дорогу помню, что-нибудь придумаю. Он и пошёл. Дед говорит: «Ну что деваха понравишься ещё самогону дам» «Ты не гляди что я старый, я мудрый». Зашли в сарай там у него такой «Х» образны деревянный (я даже не знаю что это и зачем). Дед говорит: «Не стесняйся раздевайся, и давая я тебя привяжу». Думаю, ну ладно, во даёт дедок. Я голая руки и ноги привязаны по отдельности я даже потекла. Дед куда то пошёл, приходит, смотрю в руках телефон. Ахритеть! Пусть там может всего каких 2 мего, но всё равно. Я понимаю сейчас будет фотографировать. Говорит: «Потом внуку покажу как я тут развлекаюсь». Я думаю , ну и хрен с ним. Говорю: «Деда, а давай ты меня трахнешь и я пойду. Он: «Не, у меня то и стоит уже с трудом». Говорю: «Давай я тебе тогда отсосу». Он: «Отсосёшь, ещё как отсосёшь. Сейчас хлопцам позвоню. «Твою мать, какие на фиг хлопцы думаю. Дед: «У меня тут двое за самогон работают, думаю им такое лучше пойдёт». Быстро как то пришли эти хлопцы. Говорят: «Ты главное не дёргайся и делай всё как надо.» Я говорю: «Хорошо». Разделись (здоровые везде) развязали. Смотрю Дед тоже стоит голый: «Ну что внучка соси». Я становлюсь в позу кошки и начинаю сосать у деда, один из них пристраивается сзади и начинает сразу входить в меня глубоко. Я сосу дальше. Эти сзади меняются так быстро как будто у них это отточено не раз (если честно — это очень круто). Постоянный темп. Один приостановился кончил (секунд 20) вышел и сразу зашёл другой и дальше пошло. Второй кончил и снова первый вошёл. Я сама уже успела два раза кончить, но всем пофиг. Ох и разработали они меня. Один берёт меня на руки и кладет на кровать, я её даже и не заметила сразу. Дед подошёл говорит: «Не бойся помогу трохи». Эти держат мои ноги (хотя я уже давно и не сопротивлялась), а дед засовывает свою руку в мою разработанную киску и начинает от туда сперму доставать. Я даже удивилась, рука залазила чуть не по локоть. Потом говорит: «Ты полежи слегка». И ушёл с этими. Потом принёс ещё два литра самогона и говорит: «Добрая ты девка, спасибо тебе». Я даже не знала что ответить. Он говорит: «Сосни еще мне» и суёт свой вялый. Мне уже было очень хорошо и я заглотила его полностью. Пососала немного, всё равно он кончить уже не может (похоже нечем, но стоит всё равно). Потом обмяк. Он ушёл. Я кое как встала, оделась. Ноги в разные стороны, киска болит (но приятно болит), взяла эти два литра самогонки и пошла (хотя скорее поплелась). Пришла парней нет (похоже маханули и пошли на рыбалку). Я взяла шашлык (чисто закусить) маханула самогону, и так захотелось спать, просто жуть. Проснулась уже вечером. Парни уже вернулись, даже выпили и посматривали на меня. Я вылезла с машины и говорю: «Без всяких прелюдий один сзади другой спереди». На колодку положила полотенце и легла животом расставив ноги. Почти сразу сзади пристроился Серёга, а спереди Сашка. Потом уже не пили, завтра ехать домой. Да уж, съездила на рыбалку. Хотя это было не плохо. Интим блог
Метро и электричка. Лето, ах лето… Это было лето 2020 года, июль. Жарило нещадно, и мы спасались, как могли. Я носила короткую белую юбочку и сиреневый топ. После года в фитнес-клубе могла себе позволить. Шикарная подкачанная попка, высокая грудь 3-его размера… Мужики пускали слюни. Была пятница, после работы путь домой был долгий: метро, электричка и пешком 5 минут. По дороге к метро с подружкой выпили по пиву и спустились в подземку. Уже тут у меня началось жжение: парнишка смотрел на меня во все глаза, когда я села напротив, я же, прикинувшись уставшей, закрыла глаза, подглядывала из-под ресниц. В глазах его читалось желание. Я решила подыграть и на очередной кочке слегка развела ноги. У него аж, что то зашевелилось в шортах! Да, я могу себя подать! Немного пошевелив и разведя ноги, показав белые стриги, я встрепенулась и, резко открыв глаза, бросила взгляд на него, мальчишка смутился. Еще бы, мне 24, ему, на вид, 18. Решив его не расстраивать, я снова откинулась и «заснула». Ноги разошлись, и внизу стало тепло, мальчик прожигал меня взглядом. Откинув одну ногу посильнее, я рукой слегка задрала юбочку, обнажив бедро еще сильнее. Парень уже сидел согнувшись, что б не было видно его восставшего «друга», и во все глаза наблюдал за мной. Я решила не разочаровывать его, и слегка сползла с сиденья, что задрало юбку уже совсем до неприличия! Пассажиров в это время было уже мало, и те что были тоже оказались вовлечены в игру. Молодой человек, не выдержав, пересел ко мне. На очередной остановке, при торможении, я завалилась ему на плечо. Он, как будто только этого и ждал, и тут же меня обнял и ласково прижал к себе. Я потекла. Это было восхитительно. Он приятно пах молодостью, силой и возбуждением. Потихоньку я сползла ему на колени, а его рука уже лежала на моем обнаженном бедре. Парнишка решил не теряться и стал поглаживать ногу в опасной близости от трусиков. Я же ушком легла аккурат на его прибор, который был в полной боевой готовности. При каждом покачивании вагона, я усиленно натирала ему головой его дружка. Постепенно смелее, подсунул руку бод резинку и начал ласкать промокшую «киску» и клиторок. Я уже не могла сдерживаться и застонала, глаза я по-прежнему не открывала! Парень не останавливался ни на секунду и продолжал теребить мой клитор. Долго это продолжаться не могло, и я испытала первый за сегодня оргазм! Он был сокрушительный, трясло меня сильно, хоть и не долго. Сделав вид, что я проснулась, я вскочила, отряхнулась и поправилась. Стало немного неловко — все кто был, смотрели на меня: женщины с осуждением и скрытой завистью, мужчины с восторгом, парень с надеждой. Вагон тронулся. Я, чувствуя себя бесстыдной блядью, встала перед парнем на колени, быстро достала его немалый возбужденный ствол и стала энергично сосать. Быстро, глубоко и интенсивно. Видимо, парень тоже долго держался, поэтому спустил уже через минуту с громким стоном прямо мне в рот. Я вобрала в себя все до капли, не проронив ни грамма драгоценной жидкости. Встала, достала из сумочки бумажный платочек и вытерла губы. Улыбнулась всем и выскочила на остановке первая. Быстро перейдя на другую сторону станции и села в обратный поезд, так как свою остановку я давно проехала… Я возбудилась уже не на шутку — хотелось секса! Дикого, необузданного, незаконного! Я вся горела. Выйдя из метро, я направилась на платформу, до дома еще 30 мин на электричке. Купила «бон аквы», запила привкус своего «метро-мальчика». Огонь в сердце и пониже стал остывать. Подошла моя электричка, народу было мало и я села в уголке. Включив музыку на телефоне, я закрыла глаза и погрузилась в воспоминания, перебирая посекундно своё приключение в метро. Незаметно для себя, я снова стала возбуждаться. Приоткрыв глаза, я убедилась, что на меня никто не смотрит. В вагоне ехало всего три человека: два парня и какая-то бабулька, все они сидели от меня далеко. Я решила немного поиграть с собой, вспоминая, как это делал мой метро-мальчик. Интим блог
Эльвире было 19 лет. Стройная талия, сухие лодыжки, упругие икры и попка, грудь 2-го размера, широкие плечи, рост 171 и юношеская стать. Темно-каштановый волос подстрижен под каре. Она была татаркой как и её родители. Пару лет назад, ее родители разошлись и у девушки началась депрессия. В скором времени она разошлась со своим молодым человеком, так как на примере папы стала считать, что все мужчины одинаковы. Конечно же сейчас, она простила отца, но в глубине души ещё таила обиду. Сегодня была суббота и Эля приехала в гости на выходные к папе. С её хорошим настроением было покончено, когда она увидела пассию своего отца (ему было 43). Девушка на вид не больше 31. Блондинка, голубые глаза со стальным отливом, грудь 2,5, ростом немного выше Эльвиры, примерно 175. Очень стройная, длинноногая девушка с аппетитной попкой. Тело девушки покрывал идеально ровный загар. Она ходила по огороду в коротеньком полупрозрачном сарафане леопардового цвета. — Привет! — с улыбкой весело проговорила девушка, махнув Эльвире рукой. — Привет,- натянуто улыбнулась Эля, а про себя подумала (вырядилась как шлюха). Яна развернулась и всё так же с улыбкой пошла в дом. Эля скользнула взглядом по уходящей «типо мачехе» и слегка улыбнулась задержав внимание на её попе и загорелых, соблазнительных и стройных ногах. На крыльце Элю встретил отец: — Привет дочурка! Как же ты выросла и похорошела! — Ну да, последний раз почти год назад виделись. Как поживаешь? — спросила девушка. — Да как… потихоньку, понемногу. Днями и ночами работаю, в выходные тут, то газон подстричь, то за деревьями. Сейчас вот баньку доделал. Вечером можно попариться. — бодрым голосом отвечал мужчина. — А твоя ЙЯаааночка вообще хоть что-то делает, или так, для мебели? — нарочно исковеркав имя и скривившись спросила Эля. — Да ладно тебе, я и сам справлюсь, да и тут больше мужская сила нужна. Ты лучше расскажи как у тебя дела? Ты вон какая красавица вымахала, вся в маму! — с улыбкой и гордостью проговорил мужчина, но тут же осёкся и замолчал увидев на себе пристальный, полный обиды и сверлящий взгляд дочери. — Ладно, я в сарай пойду, а ты проходи, располагайся, — заторопившись буркнул мужчина и что бы не обострять поспешил по направлению к сараю, что стоял за домом. Эльвира зашла в комнату, переоделась в дачную одежду и вышла. Проходя мимо комнаты Яны, Эля краем глаза заметила, что та была в купальнике. — Ты на пруд? — поинтересовалась девушка. — Ага), — с улыбкой отозвалась Яна. — Подождешь? -спросила Эля. — Да, я на улице буду, за калиткой. — ответила «типо мачеха» (Так про себя её называла Эля) и надев набитый рюкзак вышла на веранду. Эля быстро переоделась и пошла следом. Уже подходя к пруду, девушкам вдруг повстречался парень лет под 30. Он поздоровался с Яной, затем сделал ей пару комплиментов от которых Яна слегка покраснев захихикала, а затем девушки пошли дальше. — Нормально ты сейчас так общалась, Да? Ты со всеми так общаешься?! Совсем охренела?! — восклицала Эля. — Так, во-первых не ори на меня. Во-вторых, это мой знакомый. Мы просто дружим. И кстати, твой отец тоже дружит с ним., — спокойно и с достоинством в голосе ответила Яна. — Ммм, то есть ничего не будет, если я расскажу об этом инциденте папе?, — поинтересовалась поддразнивающим тоном Эльвира. — Давай проясним. Я знаю, за что ты на меня злишься. — мягко произнесла Яна. — Злюсь???!!! Да я тебя… сказала бы, да не хочу портить отдых! — с жёсткостью в голосе произнесла Эля. — Дай сказать, только не перебивай. Мы видимся с тобой 3-й раз, так давай хоть раз поговорим или выслушай меня, — попросила Яна. — Давай, — махнула рукой Эля. — Я изначально была против развода. И много раз говорила об этом твоему отцу. Когда он заикнулся об этом в первый раз, я даже предложила нам с ним разойтись. Я никогда не настраивала его против твоей мамы. Никогда не пыталась как-то скомпрометировать его в глазах твоей мамы. Роль любовницы меня вполне устраивала. Я не собиралась лезть в вашу семью и быть разлучницей. Просто однажды он позвонил мне и сказал, что ушел от жены, подал на развод, а сам с вещами едет ко мне. Вот и всё. — подытожила «типо мачеха». Придя на пляж, девушки расстелили простынку и пошли в воду. Вода была очень тёплой, как порно молоко. Выйдя на берег и обтеревшись полотенцем, Яна сняла лифчик и трусики купальника, аккуратно свернула и положила на простые. — Ты так прям собралась?! — опешила Эля. — Ой, да тут никто не увидит. Я давно это место присмотрела. Про него никто не знает. За два года ещё никто сюда не пришёл кроме меня — со смехом отозвалась Яна. Ещё раз оглянувшись по сторонам, Эля скинула на простынку лифчик, а затем немного помявшись стянула трусики. Яна заметила, Как Эля обожгла её тело странным взглядом, но не придала этому значения. Она достала крем для загара и девушки натерев себя, нанесли крем друг другу на спины. Яна достала из рюкзака 2 пластиковых стакана и и 3х литровую коробку красного вина. — Ого! — удивилась Эля. — Оно со вчерашнего дня в холодильнике стояло и 2 часа почти в морозилке. — проговорила Яна и разлила вино по стаканам. Девушки расположились на простынке и довольно быстро выпили литр вина. На жаре холодное вино пошло на ура. Немного захмелев и расслабившись, девушки довольно мило общались. — А ты встречаешься с кем? — поинтересовалась Яна. — Не. Я как-то не очень с парнями. Нет доверия. Так конечно нравятся симпатичные… но больше ничего. Меня больше к девушкам тянет. — неожиданно для себя призналась Эля. — Ох… — с округлившимися глазами ответила Яна и продолжила: — а ты прям была с девушкой? — Не. Хочется очень, но пока только пробовала. — ответила девушка. — Нет, Ты не думай, я не стесняюсь если что. Я люблю такие разговоры. Ну там секс и всё такое. А что пробовала? — заинтересованно спросила Яна. — Ну… сосалась с подругой, лапали друг друга, ласкали. — откровенно призналась Эльвира. — Ничего себе! И как? Тебе вижу нравится? — спросила Яна. — Очень. Много чего хочу попробовать. — мечтательно говорила девушка. — И что-же? — интересовалась Яна. — Хочу целовать грудь, киску, попу язычком. Что нибудь грубое, пошлое. — говоря распалялась Эля. — Вот это да! А что грубое? — Яна с неподдельным интересом слушала Эльвиру. — За волосы брать, душить, пощёчины, по попке шлепать. Я в порно такое видела. — продолжала девушка. Яна ничего не ответила, а лишь осушила стакан и прикрыв лицо полотенцем принялась загорать. — Я в кустики. — проговорила Эля. — Можешь тут. От кого прятаться? Я тоже хочу пипи. — сказала Яна и поднялась с покрывала. Не садясь на корточки, обнаженная Яна расставила ноги и раздвинув писю принялась мочиться стоя, — смотри как я могу! — сказала мачеха и рассмеялась. Эля не могла оторвать взгляд от этого зрелища. Эля тоже раздвинула ножки и сделала тоже самое. Яна закончила писать и теперь смотрела на писающую Элю. Эльвира тоже закончила писать и теперь глядя на Яну слегка водила пальцем по клитору. Яне стало неловко и она не обращая внимание на Элю произнесла: — Ещё по вину? — и быстро напомнила 2 стакана. В глазах Эли промелькнуло недовольство, но она приняла стакан из рук мачехи. Яна быстро сделала пару глотков и пошла в воду. Казалось, что вода стала ещё теплее. Зайдя в пруд по пояс, Яна подняла руки к небу и потянулась — До чего здорово! — пронеслось у неё в голове. Ещё пару минут она стояла в воде и наслаждалась видом природы окружающей эту заводь. Маленькие рыбки мальки то и дело щекотали пальчики на её ногах. Яна сделала ещё пару шагов и нырнула. Эля всё ещё стоявшая на берегу попивала вино и думала. Думала о том, что хочет свою «типо мачеху». Допив наконец вино, Эльвира пошла к воде. Она не стала долго стоять, а сразу зашла по шейку в воду и поплыла. К её огорчению Яна проплыла мимо неё и вышла на берег. Эльвира последовала за ней. Подойдя сзади, она провела рукой по попе Яны. Та вздрогнула и слегка отстранилась. Эля испытывающе смотрела в глаза мачехи, а затем произнесла: — Давай… — Что? — ответила Яна. — Ты в моём вкусе вообще-то. Я хочу тебя поцеловать. — тон падчерицы звучал довольно решительно. — Это всё уже слишком. Куда-то всё не в то русло уходит. Давай загорать? — попыталась уйти от темы Яна. — Да не хочу я загорать. Я тебя хочу. Попробуй. Если не понравится, то остановимся. Что тут такого? — в голосе молодой соблазнительницы звучало возбуждение. — Я вообще-то, твоя мачеха! И к девушкам меня не тянет. Я люблю твоего отца и не хочу изменять. И мы на улице! — подытожила Яна. — Так не тянет или не хочешь изменять? С девушкой это не измена. А тут никогда никого нет. Ты сама говорила. Никто не увидит. Как ты можешь знать просто, что не тянет, если не пробовала? — уговаривала Эля. Яна на секунду задумчиво взглянула на Элю, а затем как-то машинально окинула взглядом округу убедившись, что нет по прежнему никого. Затем она молча улеглась на спину, вставила наушники и накрыв лицо полотенцем принялась загорать. Эля улеглась рядом и оперевшись на локоть принялась разглядывать обнаженное тело мачехи. — Вот бы ей сиськи помять… — негромко проговорила Эля и раздвинув ноги принялась поглаживать свой клитор. Уже через минуту Эльвира вовсю надрачивала себя и громко стонала: — Какая ты охуенная… полизала бы тебя всю… Яна беззаботно слушала музыку, Как вдруг телефон затих. Яна вспомнила, что забыла зарядить его, как вдруг прислушалась и сквозь молчание наушников до неё донеслись стоны, всхлипывания и слова девушки. — Как бы я тебя вылизала своим язычком… а потом дала бы лизать у меня… ммм… — всё больше распалялась Эльвира уже вовсю трахающая себя 2-мя пальцами. Яна боялась шелохнуться. Её пугала вся эта ситуация и вместе с тем, она чувствовала, как наливается низ живота, как её киска мокреет, и в её теле просыпается желание. Полежав так минут 5, Яна не выдержала и слегка согнув ногу в колене отвела её в сторону. Для Эльвиры это выглядело вполне недвусмысленно и походило скорее на приглашение. Без каких либо раздумий Эля быстро встала на четвереньки и встав над Яной, пару секунд смотрела на неё. Затем, слегка лизнув сосок мачехи, Эля втянула почти всю верхушку груди. Яна издала протяжный стон. Не отрываясь, Эльвира начала мастурбировать рукой клитор Яны. После, она начала мять её сиськи, вылизывать каждый сантиметр её тела, Эля текла от тела своей мачеха. Озабоченная падчерица кусала соски, проводила языком и целовала шею, кусала мочки ушей. Шаловливый язык девушки ласкал её губы, щёки. Эльвира не могла насладиться своей добычей. Наконец Яна сбросила полотенце с лица и приподняв голову потянула падчерицу на себя. Девушки сплелись в жарком слюнявом поцелуе. Эльвира старалась проникнуть в каждый уголок рта Яны, страстно сосала язык мачехи. Яна с наслаждением принимала ласки от юной особы. Эля начала спускаться языком всё ниже, задержалась на плоском животике и поиграла язычком с пупком мачехи. Яна посмотрела на Элю и простонала: — Ммм… такой шершавый язычок у тебя… поиграй им там… — и кивнула взглядом на свою писю. Эля мгновенно приникла к сладкому бутону Яны и начала остервенело нализывать. Яна не могла больше терпеть столь новые и приятные ласки, и спустя мгновение, кончив обмякла. Эльвира ещё пару минут решила по-наслаждаться вкусом писечки Яны, которая вздрагивала от каждого нового прикосновения её языка. Затем Эля встала на колени так, что её сладенькая пися оказалась над лицом Яны и похотливо — надменным голосом, и улыбкой проговорила: — Отлижи теперь у меня, тебе понравится. И бесцеремонно взяв Яну за волосы, прижала её голову к своему истекающему лону. Яне понравился такой напор и она с радостью принялась утюжить клитор девушки. Она поймала себя на мысли, что ещё никогда ей не было так хорошо и приятно. Наслаждение от ласк девушки сменилось новым, теперь Яна кайфовала от того, что юная Эля, её падчерица сейчас стоит над ней и прижимает лицом к своей письке, а она безропотно ей вылизывает. Эля улеглась на спину и задрав ноги вверх скомандовала: — Иди сюда, отлижи мои дырочки… — и раздвинула руками свои булочки открыв взору Яны роскошную и тугую дырочку ануса. Яна начала то засовывать язык на всю длину в жопу девушке, то проводить от дырочки попки своим языком до самого клитора задерживаясь на нём. — О, да сучка… служи мне… еее… давай… — стонала Эля. Затем она взяла Яну за волосы и оттянув её от писи, набрала слюны и сплюнула Яне в лицо. Тягучая слюна повисла на лбу и губах мачехи. Эля ещё раз харкнула. На этот раз слюна не долетев попала ей на лобок. — Открой рот шлюшка! — доминировала девушка. Яна послушно подчинилась. Новый плевок Эли попал точно в её рот, но Яне не было противно. Наоборот, она получала искреннее удовольствие. — Глотай всё сука! — послышался голос Эльвиры. Яна подчинилась. — Слижи всё с моей письки! — злобно прошипела Эля. — Ммм… дааа… — сквозь стоны ответила Яна и принялась с жадностью вылизывать Элину слюну с её лобка. Затем Яна ввела 2 пальца в разгорячённое лоно падчерицы и принялась быстро ими двигать. Больше она ничего не успела сделать. Эля громко стоная и задыхаясь изогнулась и кончив, обессилено лежала на простыне. Между её длинных сексуальных ножек, прислонившись щекой к её мокрой и липкой писе лежала переводя дух Яна. Немного полежав, обессиленные девушки окунулась в воду, а после переместились в тенёк, ведь солнце уже не на шутку стало припекать. Голые девушки лежали обнявшись. Эля закинула ногу на Яну, а та в свою очередь просунула ногу между ног падчерицы. Минут 10 они просто молча лежали, а затем Эля решила первой нарушить молчание. Эля: — Как ты? Понравилось? Яна: — Ммм… Не то слово, у меня такого ещё не было… никогда в жизни. Эля: — И как ощущение? Не жалеешь? Яна: — Нет конечно! Мне всё понравилось! Просто никогда бы не поверила, что соглашусь в принципе на такое, тем более с тобой. Эля: — Надеюсь, что это не первый и последний раз? Яна: — Ты ещё спрашиваешь?! Я такое никогда не забуду! И с этими словами, Яна провела языком по губам Эльвиры. — Мммм… — простонала Эля и впилась губами в губы мачехи. Девушки начали сосаться. Страстно обнимались и гладили друг друга слегка постанывая. Яна оторвалась от губ падчерицы: — Я теперь всё время тебя хочу. Ты подарила мне такие ощущения, эмоции… только ведь я с твоим отцом… Эля: — И чё? Я не против, после разговора и определённых событий. Яна: — Я его обманываю получается… Эля: — А в чём обман? Ты его любишь, а он тебя. Ты ему не врешь. Ну… Просто не всё рассказываешь. Я же говорю, что с девушкой это не измена. Я не какая-то там, мы почти родные и одновременно нет. Тебе трудно испытывать влечение к двоим полам сразу? Яна: — Да нет, я не про то. Всё нормально. Просто боюсь, что он как-то узнает. Эля: — Если ты не собираешься ему рассказать сама, то уж я ему точно ничего не скажу. Папа не узнает. Он даже будет рад, когда увидит, что мы поладили. А мы сможем развлекаться как хотим. Можно сегодня когда он уснет или пойти вечером вдвоём «Типо погулять». Попаримся в бане… Голос Эльвиры звучал чарующе и заговорщицки одновременно. Яна расплылась в похотливо улыбке и вновь начала целовать Элю в губы. Её рука уже вовсю набирала клитор всхлипывающей падчерицы. Интим
Всем привет! Не знаю с чего начать, но считаю правильным поделиться этой историей. Она реальная. На этом сайте полно историй, но они кажутся мне выдумкой зумеров со спермотоксикозом. Меня зовут Артур, я из обычной грузинской семьи. Мне 25. Обычного телосложения, не качок, не худой, и не толстый. Рост 172, брюнет. С щетиной как у Нико Белика из GTA 4. Отец ушёл из семьи, девять лет назад. Мать зовут Элен. Брюнетка, с карими большими глазами, небольшого роста 160. Для своих 43 лет выглядит потрясающе. Волосы кудрявые, губы бордовые, щеки румяные. Слегка полновата, грудь наверное 3 размера, бёдра широкие, попа круглая. Родила она меня в 18. После родов попа стала ещё больше, судя по фотографиям из молодости. Внешне похожа на Honey Wilder из фильма Taboo. Как отец мог уйти от такой женщины для меня загадка. О нем ничего не слышно до сих пор. Не писал ни разу, не звонил с тех пор. Скажу только, что он много пил и часто кричал на мать. Один раз даже чуть не ударил, но я ворвался в комнату и велел ему успокоиться. Мать смотрела на меня с восторгом, ведь я её единственный защитник и опора. Отец сказал мне: — Сопляк, если так так беспокоишься за мать сам с ней и живи. Спустя год ссор и криков он ушёл. Совсем. Мы тогда жили в 2 комнатной квартире в центре Тбилиси. Мать работала швеёй на дому. Я после учебы устроился в мастерскую к дяде, брату матери. И ремонтировал машины. Получал я хорошо, холодильник всегда был полон. Дарил матери подарки всегда, то часы, то цветы, её любимые красные розы. За все 9 лет после ухода отца у неё не было ни одного ухажера. Мне было жаль мать, ведь такая красивая женщина живёт без любви. Даже спросил у неё однажды. — Мам, почему ты не пойдёшь на свидание с кем-то? Тебе не одиноко? На что она ответила улыбнувшись: — Сынок, зачем мне кто-то, когда у меня есть ты. Ты моя опора. Ты лучший друг. Сын. Ты моё всё. Мне было одновременно и приятно и обидно за неё. Но это её выбор, хотя женщине без мужика долго нельзя, это на здоровье влияет. А у самого за всю жизнь девушка была всего одна, и та ушла от меня к богатому за границу. Я всегда мечтал жить в частном доме, со своим огородом. На чистом воздухе. Мать тоже. И вот мы решили продать квартиру. Но денег хватило только на маленький домик в хуторе. От города 15 км. Большие поля, виноградники и наш дом. Соседи, как и ближайший магазин за 3 км. Благо у меня есть машина, Волга белая. Обычно мы ездили с матерью в магазин раз в месяц. Закупались продуктами чтоб на долго хватило. Я купил 2 коров, мы стали делать молоко и сыр. Я их продавал в тот же магазин. В один день я понял, что мы живём с матерью на отшибе и весь мир только для нас как будто. Я работал на земле с утра до вечера, а мать занималась уборкой и скотом. Смотрели каждый вечер фильмы на нашем телевизоре. Благо спутниковая тарелка хорошо ловила. Дом небольшой, спальня, кухня, прихожая и туалет с ванной. Первое время я спал на кухне. А мать в спальне на большой кровати которую мы привезли с квартиры. На которой когда-то спали мать и отец. Уже ноябрь месяц, лежит снег. Так живём уже 8 месяцев. Лежим под пледом укутавшись, с матерью в спальне, смотрим фильм Титаник и вдруг на сцене с поцелуем рука матери сжало мою руку. Я почувствовал её тепло и эмоции. Ведь это то чего у неё давно не было. Уже 9 лет. А у меня почти год. Я погладил мать по голове, она легла головой на мою грудь и пустила слезу. Уже начало клонить в сон, особенно после двух бокалов красного вина, выпитого за ужином. Я уснул. Мать разбудила, шли титры уже. Я сказал, что пойду к себе лягу. Но мать схватила меня за руку: — Ну ты только место согрел, куда ты пойдёшь в холодную кухню. Ложись сегодня здесь. Я удивился и смущённо сказал: — Ну ладно. Тут и правда тепло уже и мне хорошо на мягкой кровати, чем на том диване. — Вот и славно, сынок. Ложись. Я сейчас прийду. Я заглянул в телефон, полистал инсту, опять из-за этих тёлок член стал дубом. А он у меня приличный. Особенно залупа большая и яйца. Член наверное 18 сантиметров, хотя я мерил много лет назад. Мать пришла из душа через 15 минут. Щеки такие же румяные, помада на губах бордовая. В белой полупрозрачной ночнушке. Еле видны были коричневые соски. А внизу… Внизу просвечивали волосы на её пизде. Ох, сказать, что я был в шоке ничего не сказать. Наверное, многие считают, что для моего народа это неприемлемо, но это правда. И это жизнь. Я уже очень давно голоден. А мой член давно хочет пизду. Но чтоб я думал про пизду матери… У меня раньше и в мыслях не было. Но увидев это я потерял дар речи. Она подползла ко мне слева как в ни чём не бывало и спряталась под одеяло. Поцеловала меня в нос и повернулась ко мне спиной. Одеяло было одно на двоих кстати. — Спокойной ночи, сынок. Да уж. Спокойной. Мой член стоит колом. А в мыслях только: интересно как пахнет у неё там. Я лежал так минут 10. Потом смущённо положил руку ей на плечо, провел пальцами до рук. — Ну чего не спишь ещё? — спросила меня. А сама в этом время тазом устремилась ко мне. Я покраснел как помидор. Лоб в поту. Мой член в трусах упёрся ей в щеку мягкой тёплой попки. Она по-любому почувствовала это. Какой стыд. Она ещё 2 раза потерлась об него. Что бы это могло значить? Моя мать трётся об меня? Да не может быть. Она же порядочная женщина. А я её сын. Но у неё давно не было мужчины. Бедная женщина. А ей наверное и никогда не лизали пизду. Но похоже она успокоилась и уснула, так как я слышал как он сопит. Я тоже уснул еле как. Утром встал он пения птиц во дворе и лучей солнца, врывающихся в спальню. Вспомнил про ночь, член стал колом. Я пытался его успокоить, надел треники и футболку и пошёл на кухню. Мать вся сияя и улыбаясь готовила яичницу с ветчиной. А на столе уже меня ждал апельсиновый сок. — Доброе утро, мам. Ты сегодня так прекрасно выглядишь. Она была в красном платье в белый горошек. Но я заметил, что лифчика не было. Так как торчали соски. Вау. Она нагнулась к полке внизу и передо мной появилась картина искусства. Через её красные прозрачные трусики виделся бутон её сладкого пирожка, с небольшой щетиной. Чёрт, это она специально что-ли? Член сейчас порвёт треники. Мне хотелось снять с неё трусики и прямо в такой позе раком вцепиться языком и губами в её аппетитную пизду, которая так давно хочет мужчину. Лизать её сладкую дырочку, смаковать каждый см пизды матери, которая наверное пахла как роза, целовать клитор. Вдруг она встала и достала салфетки. Теперь я увидел её соски, которые торчали и смотрели на меня. Раньше никогда я не смотрел на неё так, но теперь вдали от цивилизации и зная, что мы остались вдвоём и рядом никого нет, я увидел в ней женщину, которой нужен её самец. Раз уж я её опора, я должен беречься о её здоровье. А значит должен воткнуть в неё свой член так далеко, чтобы дошёл до матки. Покушали. За обедом я смотрел на неё влюблено. Мне кажется она заметила это и засмущалась. — Ну, что, сынок, какие планы на сегодня? Подоим коров и за фильмом ляжем? Сделаем попкорн. — Да, мам. Только давай сегодня без коров, я немного устал и кажется недомогаю. Наверное простыл. — Ты серьёзно? Давай, тогда кушай и иди ложись. Я доел и пошёл в спальню. А в мыслях: интересно как это будет кончать в мать? Что я буду ощущать в этот момент? Я почему-то уже был уверен, что я это сделаю. Она домыла посуду, и пришла в комнату. — Ну что, сынок? Как самочувствие? — Уже лучше, мам. Ведь ты такая красивая. — Ой, ты чего ударился что-ли? Я? Красивая? — Не ударился. Ты волшебна. Особенно в этом красном платье. — Да, красный цвет идёт твоей матери. Ну, что давай посмотрим что-нибудь? — Давай просто полежим. Давай, я переоденусь и прийду. Я снял треники и футболку, остался только в трусах. Мать вернулась, в прозрачной ночнушке из тюля. На ней не было лифчика и не было трусов. Я замер. Передо мной её пухлые дыни и лёгкая щетина на пизде. Я был на седьмом небе от счастья. — А ты чего такой довольный? Быстро выздоровел? Сказала она с ехидной улыбкой. — Да, мам, вот сейчас действительно хорошо. — Ну я вижу, вон как у коня отрастил. Давай под одеяло, не май месяц. Я засмеялся и обнял её, нужно целуя в щёчку. — Ну и что с того? — сказал я. Это разве плохо? — Да нет, это очень даже хорошо. Повезло же твоей будущей жене. Такой кол будет сосать. Я вообще в шоке был. Моя мать говорит такие вещи. Она что пробовала? Я всегда думал, что она против этого. Неужели ей тоже хочется сосать? Мой член уже дымился. — Да откуда тебе то знать? — сказал я. — Ты как будто знаешь это. — Что знаю? Удивлено на меня посмотрела мать? — Ты что думаешь взрослые женщины не хотят сосать? — Да я бы сосала пока стоял. От этих слов я набрался смелости и сказал. — Ну на словах все горазды, а ты на деле. Она промолчала, а глаза засверкали и лицо налилось радостью. Потом она спрятала голову под одеяло и поползла к моим трусам. Я опешил. — Мам, ты что там делаешь? — Сейчас я покажу тебе что я могу. Она резко сняла трусы и я почувствовал как что-то тёплое и влажное приняло мою залупу. Я растаял от блаженства. Этого не может быть. Это сон. Но это не сон. Мой член смакует женщина, которая меня же родила. Втащив член она сказала: Только не поднимай одеяло и не кончай. Я хочу долго. — Как скажешь. — ответил я. Всё. Мы погрязли в грехах инцеста и разврата. Она с жадностью полировала мой ствол от уздечки залупы до самых яиц. Сосала как чупа-чупс и мороженое. Слизывала вытекающую жидкость. Член был весь мокрый уже. Я чувствовал с каким аппетитом она отсасывала. Это не передать никакими словами. Это только почувствовать можно. Чмокает и постанывает от удовольствия. Вытаскивает, целует и обратно в рот. Я пустил руку под одеяло, начал трогать её мягкие кудри на голове. — Ммм. — С членом во рту она пыталась. говорить. — Ну что (чмок чмок) мама твоя (чмок чмок) умеет сосать? — О да, я же не думал что тебе это нравится. — У твоего отца после женитьбы перестал стоять. Я об этом мечтала всегда. Но не делала. Я был в шоке. Я был её первым членом во рту. — Если хочешь кончить, не стесняйся. Я уже пол часа терпел и уже невозможно было. Я взял в пучок её кудри и начал густыми сгустками заливать ей в горло. Я так никогда в жизни не кончал. Это было похоже на пожарный шланг. — ААААААААААА. Я начал рычать. — ААААААААА ДААААААА ДАААААА. С каким же удовольствием она сглатывала это всё. Сперму родного сына. Пила как молоко и доила меня ртом как корову. Пока последняя капля с залупы не упала ей в рот она всасывала. После облизала залупу ещё пару минут и легла головой на мой пах. Я уснул. фолловер.рф
Долгий перелет утомляет. Хотелось в душ и спать. Но встреча была назначена на 10 утра. Времени на сон не осталось. В Хабаровске нет 20-этажной гостиницы с панорамными окнами. Мой номер был небольшой, но уютный. Приняв душ, я надела блузку. Она прилипла к еще влажной коже, обтянув соски. Белье в этот раз мне не понадобится, решила я. И смело натянула обтягивающую юбку на бедра. Мне 32 года, я высокая стройная брюнетка с третьим размером груди. Я работаю в крупном банке начальником кредитного отдела. Офисное здание в самом центре города. Рабочий день уже в разгаре. Поднимаюсь на 18 этаж. Секретарь, высокая блондинка в короткой юбке проводила в комнату переговоров, по дороге предложив кофе. В переговорной был включен кондиционер и было очень свежо. Меня уже ожидали. — Марина, руководитель отдела продаж — представилась красивая высокая рыжеволосая девушка и протянула мне руку — генеральный директор немного задерживается, просил начинать без него. Я села на большой кожаный диван, Марина расположилась в кресле напротив, через столик. В комнату зашла секретарша, расставляя кофе на столе, она так низко склонилась надо мной, что ее грудь почти обнажилась в глубоком вырезе, да, там было на что посмотреть, устойчивый четвертый размер. У них тут модельное агентство что ли, подумала я. Ожидание затягивалось, Марина пересела поближе ко мне на диван и начала расспросы о долгом перелете, о погоде о моем отеле, о компании. Холодный воздух из кондиционера полностью освежал комнату. Я чувствовала, как мурашки бегут по моим рукам, ногам, спине. Соски твердеют и торчат сквозь полупрозрачную блузку. Марина придвинулась ко мне так близко, что ее бедро касалось моего. Я чувствовала аромат ее духов. Мне захотелось прижаться к ней еще ближе. Поцеловать в губы, ощутить ее дыхание, почувствовать ее упругую грудь. И вдруг, я почувствовала ее руку на своем бедре. Ее пальцы поднимались все выше и выше и уже добежали до границы моих чулок. Мне хотелось, чтобы она продолжала и я придвинулась ей навстречу. Она схватила мои волосы одной рукой, а второй нахально стала шарить в моих трусах. От неожиданности я вскрикнула и хотела отстраниться, но она еще сильнее вцепилась в мои волосы. Ее прохладные тонкие пальцы вторглись в мое лоно и тепло наслаждения стало накрывать меня. Марина жадно целовала и кусала мои губы. Я не выдержала и мои руки с силой стали мять ее грудь. Это было необычно и очень возбуждающе… Ее губы спускались все ниже – губы, шея, грудь, живот. И вот они достигли моего гладкого лобка. Сдвинув мои трусы рукой, она стала вылизывать меня, ее горячий язык ласкал мой клитор, а ловкие пальцы орудовали внутри меня. Я вытянулась во весь рост и почти сползла с дивана. Невероятная волна удовольствия накрывала меня все сильнее. Я приоткрыла рот, стараясь не издавать громких звуков. За дверью кипел трудовой день. В переговорную без стука вошли пятеро солидных мужчин: — девочки, мы вам не помешали? — спросил высокий спортивного телосложения кудрявый мужчина, как потом оказалось, это был собственник бизнеса Виталий. С ним были его Генеральный директор Александр, партнер Андрей из Хабаровска и двое гостей из Владивостока Максим и Дмитрий. Марина ойкнула, вскочила поправляю юбку и блузку, побледнела, уволят – пронеслись мысли у неё в голове… но у Виталия сегодня было хорошее настроение. — Знакомьтесь друзья, это наша Марина, прошу ебать и жаловать — сказал Виталий. — А с этой гостьей красавицей, обращаясь ко мне — я пообщаюсь сам — сказал Генеральный и подойдя к дивану, где сидела я. Он ослабил ремень брюк и расстегнул ширинку. Его эрегированный член оказался на уровне моего лица, он был огромен и стоял как каменный. Какой высокий уровень тестостерона у него, что он так мгновенно пришел в боевое состояние, успела подумать я, как он взял меня за подбородок и воткнул свой член мне в губы. Вот это неожиданное начало переговоров с собственником… Да, я очень люблю решительных мужчин и открыв рот, впустила его. Виталий взял меня за голову обеими руками стал трахать меня в рот ускоряя темп. Я обожаю сосать и ласкать член, особенно такой вкусный. Остановив быстрый темп Виталия, я сама начала сосать и ласкать языком его член, краем глаза наблюдая за моей новой искусительницей, из-за которой я оказалась в такой ситуации. Андрей из Хабаровска подошел сзади к притихшей Марине. Поставил её на колени на диван, задрал её юбку вверх и засунул в нее член так глубоко, что она сначала взвизгнула и сразу же застонала. Гости смотрели на все это с нескрываемым интересом, штаны у них начали оттопыриваться от возбуждающего действия в переговорной. Первым не выдержал Максим и присоединился к Марине с Андреем. Теперь рот Марины был занят и стоны стали приглушенными. Виталий поднял меня с дивана, легко снял блузку и юбку, оставив только чулки и отвел к панорамному окну переговорной. Внизу лежал величественный Амур и с этой высоты был виден Китай. Я стояла обнаженная у залитого солнцем окна, широко расставив ноги, груди были расплющены о стекло и сзади в мою истекающую вагину начал входить толстый член Виталия. Это было потрясающе здорово, но чертовски медленно, я люблю быстро и жестко. Наконец Виталий вошел полностью и начал размашисто трахать меня, это слово вспыхнуло в моем мозгу, мне нравилось, что меня трахают, нравилось, как меня трахают, что Виталий трахает меня в этой возбуждающей позе на виду половины города, я двигаюсь ему навстречу, сама глубоко нанизываясь на его член. Я полностью отдалась на волю этого сильного мужчины, понимая, что он не сделает мне больно. Первый оргазм накрыл меня через минуту, за ним сразу второй, а Виталий только ускорял темп. Я потеряла счёт и не помню сколько раз кончила. Я почти ничего соображала, все мысли, что я замужняя девушка, что я нахожусь в рабочей командировке, что вокруг много незнакомых людей уступили место животной страсти, которая пробудилась во мне, мне было очень хорошо, я улетала от кайфа. Гости Виталия, наблюдая как я непрерывно кончаю на члене Виталия, возжелали присоединиться к нам, они хотели физического участия, но Виталий на правах хозяина не подпускал никого ко мне. Наконец он зарычал, схватил меня за груди, крепко прижал к себе. Мощная струя раскаленной спермы ударила мне в матку. Такой фонтан я почувствовала впервые в жизни и тут же меня снова накрыло. Подошел Александр, буквально снял меня с члена Виталия и аккуратно поддерживая, повел в соседний кабинет, посередине которого стояло белое кожаное кресло. Сесть в кресло мне не дали, поставив коленями на него. Александр раздвинул мне ноги и без промедления глубоко засадил в меня свой 19 сантиметровый член с толстой головкой, заставив выгнуться от удовольствия. Рот непроизвольно открылся в сладостном стоне и в нем тут же оказался член Андрея, который возник как из-под земли. Я оказалась насажена с двух сторон на два члена, которые попеременно и синхронно входили в меня с двух сторон. Оргазмы слились в одну нескончаемую череду ярких вспышек в моем мозгу, я только успевала вытаскивать член Андрея изо рта, чтобы не прикусить его, переживая неизведанные ранее ощущения… Это не описать словами, это надо почувствовать каждой женщине хотя один раз в жизни. О боже, как бы я хотела, чтобы это никогда не кончалось…
ночь первая: Ей снился Мирослав, её одноклассник и первая, полудетская, любовь. Только в этом сне, они были уже взрослыми. Но, как и в прежние, почти забытые, времена сидели на берегу речки, глядя на чистую, прозрачно-синюю воду. Он, на поросшем мхом валуне, а она котёнком на его коленях. - Кати-Кати! Ну, почему ты позволила так себя обкорнать? Такие чудесные были кудри! Зачем?! – мягко журил её Мир, ласково, словно маленькую, гладя по голове. – Хорошо ещё, что они ничего не могут сделать с твоими чудесными мятными глазками. С них сталось бы… Вот, так уже лучше! Хотела было спросить, что он имеет ввиду. Как вдруг, краем глаза увидела, что её, недавно так безжалостно обрезанные матушкой, тёмно-рыжие кудри тянутся за рукой Мирослава, будто бы повинующаяся заклинателю кобра, возвращая себе длину. Наверное, девушка испугалась бы… но ведь, это сон… И сейчас она не сестра Варвара, а Катя. Кати, как всегда звал её Мир. К тому же губы парня уже завладели её губами, а руки жарко ласкали грудки сквозь сорочку, пальцы требовательно играли с восставшими сосочками. Сознание Катерины заволокло сладкой пеленой, подавшись вперёд за руками искусителями, она протяжно застонала и… Проснулась! Испуганно подскочила на, всё ещё не привычном, жёстком аскетичном ложе. Осознав же, что это был всего лишь сон, юная монахиня облегчённо выдохнула. Но откинув было голову на подушку, вновь заледенела от ужаса, увидев на ней свои… прежней длинны (???) … рыжие локоны! Вскочив с лежанки, девушка в панике заметалась по келье. Зажгла лампу. Кинулась к маленькой тумбочке в углу, нашла ножницы и начала остервенело, криво и косо, на ощупь, стричься… ночь вторая: Весь следующий день сестра Варвара провела в пограничном состоянии. То вознося молитвенные просьбы Деве Марии избавить её от кошмара, чтобы Мирослав (или кем бы он ни был) больше не приходил… не пугал её. То, что совсем не подобает недавно обретённому сану, проклиная тётку Веру. За то что, той после смерти сестры пришло в голову избавиться обузы-племянницы именно таким, на редкость странным для нашего времени, способом. Девушка почему-то была твёрдо убеждена, что, если бы «любящая» тётушка не запихнула её за монастырские стены, никаких кошмаров и прочей… прости, Господи… чертовщины не было бы. Вечером Катерина трижды прочла «Богородеце Дево, радуйся», столько же раз «Отче наш» и… так и не решившись снять апостольник*, уснула. …- Ах, Кати, моя Кати! Ты, оказывается, очень вредная, своенравная девчонка! – прогрохотал где-то над её головой гневный голос Мира. – Зачем ты обрезала волосы? Ведь на этот раз это ты?! Сама?! Резко распахнув глаза, девушка обнаружила себя каком-то в подвале, лежащей на чём-то очень похожем на гранитную плиту. Лежит на спине, подозрительно обездвиженная и… абсолютно обнажена! Попробовав двинуть правой рукой… левой ногой…, обнаружила, что руки-ноги стянуты кожаными ремнями и растянуты с помощью… цепей (?), а вокруг головы вновь змеиным нимбом вились её волосы! - Что ж, – продолжал, всё ещё невидимый ей, Мир, – ты сама виновата, моя прекрасная Кати! Не жалуйся же теперь. ______________ *Головной убор монахини. Вслед за этими словами бедняжка услышала… нечто очень похожее на шорох крыльев летучей мыши. Только необычно громкий. Не веря в реальность происходящего, она чуть приподняла голову и… похолодела от ужаса, увидев того, кто говорил и выглядел как её одноклассник, но… - Господь милосердный! – вырвалось испуганное. – Что ты такое?! За спиной Мирослава (или кто он там?!) словно бы от ветра шевелились, гигантские кожаные крылья, почему-то ярко-алого цвета. Голубые глаза потемнели, став почти фиолетовыми. Зрачки вытянулись, как у кота. В копне красивых угольно-чёрных волос угадывались… Катя пожалела, что лишена возможности потереть глаза… небольшие… Рога!? Довершал картину длинный, алый же, хвост. Которым чудовище, с довольной усмешкой, будто кнутом постукивало себя по бедру. - Я, – снизошёл монстр до ответа, – демон инкуб! Тот, кто может доставить тебе неземное удовольствие, взамен на крохотное одолжение. Но… сначала, ты будешь наказана. Едва с губ инкуба слетели эти слова, какая-то неведомая сила подхватила несчастную монахиню и, так и не ослабив пут, подвесила её в воздухе, намертво приковав… к пустоте (???) развернув спиной к мучителю. Кратковременное облегчение оттого, что она больше не видела демона, сменилось ужасом понимания того, что ждёт её через секунду. Увы, ожидания не обманули. Мгновение, и что-то холодное, жёсткое и упругое, со свистом хлестнуло по спине. От левого плеча, до правой ягодицы. Нежная девичья кожа лопнула. Брызнула кровь, вызвав у палача довольный смех. Ещё миг, и боль буквально опоясала девушку, оставляя струйки крови стекать по стройным бёдрам и ногам. И снова по спине. Новая кровавая «лента» пролегла от правого плечика, до левой ягодички. По лицу градом катились слёзы, она едва ли не теряла сознание от боли, но… Словно намереваясь уподобиться своей тезке (святой Варваре), Катерина до крови… до синяков кусала губы, не позволяя себе провалиться во тьму, одновременно стараясь не издавать ничего громче редких сдавленных стонов. - Сильная девочка! – похвалил демон голосом Мирослава и, слизав со спины жертвы, по-кошачьи шершавым, языком капельку крови, восхищённо добавил: – И очень вкусная! Ммм… всё как я люблю. Очень жалко будет тебя отпускать, крошка. Просто нереально жалко! Но… Огорчённо цокая языком, чудовище показалось, наконец, в поле зрения девушки. Чертовски привлекательное, вдруг осознала она, чудовище. С офигительными кубиками на прессе и магнетической улыбкой. А ведь сёстры, те, что в силу возраста, наверное, позволяли себе грех суеверия, пугали их, «новобранцев», рассказами о том, что инкуб это – маленький плюгавенький чёртик, который приходит к девушкам\женщинам в предрассветный час и питается их, прости, Господи, эротическими снами. Тем временем «Мирослав» щёлкнул пальцами, отчего ремни и цепи испарились. - Ну что, малыш, в кроватку? – легко подхватив Кати на руки, инкуб наградил её дразнящим поцелуем. – Обещай, больше не уродовать себя. Катерина лишь устало кивнула. Миг и они оказались в келье. Бережно уложив её на кровать, демон заботливо подоткнул одеяло и… улёгся рядом. Проснулась она в одиночестве. С синяками на запястьях и щиколотках, и глубокими (это она рассмотрела с огромным трудом в крохотное ручное зеркальце), жгущими ранами на спине. Но уже абсолютно без страха… ночь третья: Этот день прошёл в молитвах и трудах праведных. В попытках скрыть боль и постоянно норовящие выбиться из-под апостольника пряди. А ещё… в каком-то, будто детском, предвкушении чего-то… в предпраздничном нетерпении, что ли?.. Засыпала девушка с рассыпанными по подушке волосами, дерзко обнажённой… без молитв и с мечтательной улыбкой на по-детски пухлых губах. …Очередное ночное «пробуждение» было странным, но очень приятным. Низ живота, бёдра и… даже самое потаённое местечко, что-то невесомо касалось. Щекотало, будто перышко или крылья бабочки. От этого всё тело охватила странная, доселе неведомая, истома. Между ног вдруг стало очень горячо и мокро. Кати хотела свести их вместе, чтобы… (впрочем, и сама не зная зачем) и обнаружила, что вновь привязана. На сей раз, явно к кровати. Разочарованно застонав, она выгнулась дугой, чем вызвала довольный, странно тёплый, смех инкуба. - Какая ты, оказывается, нетерпеливая горячая девочка! – мурчаще проговорил он откуда-то снизу. «Пёрышко» прошлось прямо по её сочащимся влагой складочкам, скользнуло внутрь… - Мм, Кати, да ты сокровище! – не то удивился, не то восхитился псевдо-Мирослав, наткнувшись кончиком хвоста на тонкую преграду. – Потерпи, малыш. Больно будет лишь миг. Потом, только удовольствие… море удовольствия, обещаю! От резкой боли Катерина распахнула потемневшие глаза и громко вскрикнула. Но, как и обещал её демон, боль была подобна вспышке молнии. Миг – и потухла! - Умопомрачительно вкусная малышка! – мурчащие ноты в голосе инкуба прокатились по нервным окончаниям новой волной, схлынувшего было от «молнии», возбуждения. Нетерпеливо поёрзав, «вкусная малышка» приподняла голову и залипла на странном для человеческого сознания зрелище. «Мир» с закатанными от удовольствия глазами, слизывал с кончика, напоминающего наконечник нарисованной стрелы, хвоста… её кровь?! Заворожённая увиденным, девушка бессознательно облизала, вдруг пересохшие, губы. Что не укрылось от демона. В ответ он плотоядно усмехнулся и подмигнув, точно также как прошлой ночью, щелчком пальцев, освободил её от пут. Подхватив под попку, подтянул к краю кровати и принялся, по-собачьи, обнюхивать внутреннюю часть бёдер и, всё ещё слегка ноющую промежность. Подул на складочки и рассмеялся, когда она вздрогнула. Лизнул. Раз. Другой. И когда Кати, громко охнув, потекла, начал жадно пить её желание, смешенное с остатками девственной крови. Заставляя кричать и извиваться от удовольствия, то ли вымаливая, то ли требуя большего. И он дал ей это большее. Перевернувшись на спину, демон потянул девушку на себя, буквально надевая узенькую киску на свой огромный вздыбленный член. Катя тихонько пискнула, (скорее от неожиданности, чем от боли), но сопротивляться не стала. Глядя на своего монстра пьяным от желания взглядом, монахиня тряхнула кудрями и, облизав губки, сама потянулась за поцелуем. Но от этого действия в теле инкуба зародилось иное желание. Словно живя своей собственной жизнью, его хвост, вдруг с пружинил, вырываясь из-под спины и, подобно члену, восстал перед лицом Катерины. - Пососи его, малышка! – хрипло, не то попросил, не то потребовал демон. В ответ девушка сглотнула, ещё раз облизала губы и несмело обхватила ими, нетерпеливо подёргивающийся, кончик хвоста. Сладковато-пряный, терпкий вкус вызвал обильное слюноотделение. И она принялась жадно, с пошлым причмокиванием, сосать и облизывать «стрелу». Так словно это был вкуснейшей десерт в мире. - Двигайся! – с рыком потребовал хвостатый. – Соси и трахайся! Сама. Ну же, детка, давай! И снова Катя безропотно послушалась. Ухватившись за демонические плечи, принялась опускаться-подниматься, не выпуская изо рта «конфетку». Сначала медленно, «со скрипом». Но когда её персональный змий-искуситель начал терзать её груди, жадно сминая упругие мячики, посасывать и щекотать языком тёмные колючие соски… снова потекла и ускорилась. Двигаясь быстро, нетерпеливо рвано, неумело… стремясь скорее достичь пика наслаждения. Её первый в жизни оргазм был подобен ядерному взрыву. Одновременно иссушающему до самого дна и наполняющему до краёв чем-то новым… сладким, ещё не изведанным. Хотелось: смеяться и плакать; уснуть на плече любовника, и чтобы он брал её снова и снова… На душе было и тепло, и, до одури, холодно и страшно. Хотелось жить… Хотелось умереть… Все эти метания были прерваны тягучим, страстным, отобравшим способность дышать, поцелуем. - Не порть себе момент самокопанием, сладкая! – шепнул инкуб ей в губы. – Давай лучше продолжим. Ночь ужасно коротка и она, увы, последняя у нас… А если через три дня ты, моё чудо, не родишь мне сына или хотя бы дочь, то… Впрочем, что-то я лишнего наболтал. Заметив испуг в мутных от неги мятных глазках, он, вполне себе по-человечески, выругался и стёр из памяти Кати лишнюю информацию ещё одним долгим поцелуем. Затем, легко, будто куклу, перевернул и поставил на четвереньки. Круглая аппетитная попка, его семя, стекающее по внутренней стороне стройных ножек прямо на чёрный атлас простыней… не то, чтобы это было самое красивое зрелище в его долгой жизни. Нет, конечно! Были девочки и красивее, и гораздо более страстные, отзывчивее, но… было в этом рыжем котёнке что-то такое… Облапив ягодички, демон резко вошёл во, всё ещё мокрую и горячую, пещерку. Размашисто двигаясь, наполняя пространство хлюпающими звуками… выбивая из своей сладкой монахини жалобные стоны и просьбы, вскрики наслаждения. Кати так податливо изгибалась, так призывно выпячивала круглую попку, выстанывая и лепеча что-то невнятное, что в какой-то момент демонические мозги отключились. А вот хвост, наоборот, вновь ожил. Самовольно огладил правую ягодичку, легонько хлестнул по левой и… - Прогнись, малыш! – хрипло потребовал инкуб. – Не надо бояться, детка! Тебе понравится. Чтобы девушка расслабила булочки и впустила-таки его нетерпеливый хвост в свою «шоколадную долину», монстр принялся ласкать её, и без того набухшие, складочки и клитор. Не переставая вбиваться членом в текущие глубины, он, наконец, погрузил проказливый хвост в так манившую того дырочку. Девчонка взвыла, когда негодный отросток, вдруг увеличившись в диаметре, начал долбить её анал в такт с, остервенело орудующим в её киске, членом. Но очень скоро стала стонать от противоестественного и греховного удовольствия. И даже подмахивать. Кончая раз за разом, она, не помня себя выкрикивала непристойности, прося: трахать как последнюю бл@дь; залить спермой под завязку… и ещё много чего, куда более греховного. И её демон щедро выполнял все просьбы и требования «своей сладкой малышки». Когда же всё закончилось, любовно вымыл и уложил в её одинокую, холодную постель. Напоследок пообещав, мол, они ещё встретятся и очень скоро. …Утро сестры Варвары началось с жуткой рвоты. Да и весь день её жутко мутило. Особенно от запаха ладана и церковных свечей. ночь последняя: Последующие дни напоминали сюрреалистический кошмар. Катерину постоянно жутко тошнило. И, катастрофически, нереально быстро, рос… живот. Как могла девушка старалась избегать сестёр и особенно матушку настоятельницу. Совершенно не думая о том, что будет дальше, просто прячась ото всех, словно мышь в норе. Так, сосредоточившись лишь на том, чтобы никто не заметил ни рвоты, ни раздавшийся талии, бедняжка провела двое суток. На исходе третьих, как раз во время вечерней, её накрыла волна жуткой боли. Живот будто сжала огромная, раскалённая до красна, железная рука. Катя кусала губы и задерживала дыхание, моля… (уж и сама не зная кого), чтобы никто ничего не заметил. Но… когда все уже расходились по кельям и сестре Варваре начало казаться, что всё, и на сей раз, обошлось, новый приступ острой боли буквально швырнул её на каменный пол. Миг… всё раскрылось. Сёстры, суетясь и потрясённо шепча молитвы, подняли грешницу, у которой, как оказалось, уже отошли воды. Кто-то поспешил вызвать «скорую», кто-то побежал за матушкой. А уж та, всё время пока все нервно ждали медиков, не обращая ни малейшего внимания на страдания Катерины, на все лады поносила ту да выспрашивала, с кем де, раба божья согрешила, да когда успела… - Аль была брюхатой, когда в святую обитель Божью пришла?! – гневно сверкнув глазами, вопрошала матушка Григория. Не имея сил говорить, девушка покачала головой. - А что же тогда?! – не унималась настоятельница. Говорить было больно, а придумать какую-либо правдоподобную ложь вообще не представлялось возможным, всё из-за той же боли. И Кати просто рассказала всю правду. - Боже правый, да она же сумасшедшая! – перекрестившись, матушка с ужасом воззрилась на падшую монахиню. The end
Собеседование на должность секретаря фирмы было назначено ближе к обеденному времени. Летняя погода за окном позволила мне надеть свою темно-синюю блузку и графитового цвета юбку, спускавшуюся до колен. Черные колготки под ней эффектно облегали мои стройные ноги. Из обуви я выбрала бархатные темные туфли с миниатюрными бантиками спереди. Каблуки делали меня на пару дюймов выше и придавали моей фигуре особую женственность. Дожидаясь пока освободится директор, я знакомилась со стоящими в коридоре вывесками и стендами фирмы, читала висящие на стенах документы и прочие бумаги. Девочки-менеджеры засобирались на обед, быстренько покинув этаж и оставив меня одну напротив кабинета начальника. Пару минут спустя оттуда вышли два мужчины и последовали к лифту. Я проследила за ним взглядом, затем перевела свое внимание на интересующую меня дверь. В следующее мгновение на пороге появился сам директор, на должность секретаря которого я претендовала. — Прошу вас, проходите – вежливо сказал он, учтиво махнув рукой в сторону своего кабинета. Я переступила порог, и моим глазам предстало уютное оформление внутреннего интерьера. Все было дорогим и роскошным. Огромный стол посреди стола, кожаные стулья, небольшой угловой диван в углу, дорогостоящие картины, вазы, статуэтки и прочие предметы, захватывающие внимание. Жалюзи на окнах были полузакрыты и угловые части комнаты были в небольшом полумраке. Проникающий сквозь окно небольшими порциями солнечный свет расползался небрежными полосками, которые собирались в центре кабинета под свисающими колокольчиками люстры. Я села на мягкий кожаный стул, приятно утонув в нём. Директор сел за свое место и внимательно посмотрел на меня. — Ну давайте для начала познакомимся – начал он улыбчиво. Михаил Сергеевич так звали директора, показался мне довольно милым и приятным человеком. Он был невысокого роста, коренастый и плотный. На нем были серые наглаженные и отливающие блеском брюки, лакированные туфли, верхние пуговицы бирюзовой рубашки были расстегнутыми. От него приятно пахло экзотическим парфюмом. Он расспрашивал меня о прежнем месте работы, о том, чем я занималась раньше, о навыках владения компьютером, о семье. Я рассказала ему, что замужем, что мне тридцать семь лет, что у меня есть сын, который еще учится. Он слушал меня очень внимательно, задавал встречные вопросы, касающиеся в основном моих способностей. Я знала, что мой опыт работы сыграет решающую роль, несмотря на мой возраст. Мысли что ему нужна работница моложе меня, быстро улетучились, когда он шутливо начал рассказывать о том, что на прежнем месте была глуповатая девушка, только что закончившаяся ВУЗ, продержавшаяся совсем не долго. — На что ты готова ради этой работы? – с лукавством в голосе и непонятной мимикой на лице спросил Михаил Сергеевич, невольно скользнув взглядом на область блузки, под которой скрывался мой лифчик, — на это место много претенденток и отбор конечно очень тщательный сама понимаешь – добавил он, продолжая изучать мою фигуру. — Что вы имеете в виду? – резко выпалила я, немного ошарашено изменившись в чертах лица, — на что я готова? – повторила я его слова, — Смотря, что вам нужно? Мой вопрос он встретил с небрежной улыбкой на губах, в которой читалось «Ты знаешь о чём идет речь, не прикидывайся наивной девочкой». — А что по твоему нужно боссу, у которого напряженная и нервная работа, который целый день встречается и разговаривает с кучей людей, которых бы при других обстоятельствах он бы послал куда подальше. Мне нужен релакс – закончил он, сложив свои ладони пирамидкой на поверхности стола. За этой фразой последовала долгое молчание, в течение которого я, отстранив взгляд, смотрела в другую сторону. В моей голове кружился осиный рой мыслей. Мысли о неплохих деньгах, о перспективе и карьерном росте. Мысли о циничном и жестоком мире, в котором никто никому ничего не должен. Где все покупается и продается. Где нет чувств. Один расчет. Одна голая физика. — Вам нужен секс со мной? – робко спросила я, — не поворачивая головы и продолжая смотреть на полоски жалюзи в окне. Облегченно потянувшись и выпрямившись в плечах, Михаил Сергеевич довольно посмотрел в мою сторону, — Да, мне иногда будет нужен секс со своей секретаршей, чтобы расслабиться. Довольно искреннее признание, перемешанной с дерзостью и наглостью, заставила меня обернуться и посмотреть прямиком ему в лицо. — Секс иногда? — резонно спросила я, черты удивления исказили мое лицо. Его убедительный кивок заставил меня задуматься. Минуты три мы смотрели друг на друга. Он, оценивая меня с головы до ног, бегая по мне улыбчивым взглядом. Я же смотрела серьёзно, взвешивая все за и против. — Аморально не спорю. Но зато честно – подытожил он, — согласна со мной? — Да, честно, но мне как-то непривычно такое слышать – опустив глаза, произнесла я. — В общем, так мы поступим – деловито наклонившись в мою сторону, сказал он, — если согласна работа твоя, нет, значит, ищи успеха в другой фирме. Взяв паузу, я глубоко вздохнула, отвела упавшую вперед прядь волос за ухо. Я сидела молча, опустив глаза и рассматривая свою ладонь. Минуты три смотрела на пересекающиеся на ней линии. Думать ни о чём не хотелось. Я посмотрела на него. Он встретил меня с улыбкой. — Я согласна – тихо прошептала я. — Ну вот и умничка – сказал мой шеф, отодвинувшись от стола и откатившись назад на подвижном стуле, — мне нужно проверить твои намерения. Поднявшись, Михаил Сергеевич, обогнул край стола и подошел ко мне. Я медленно поднялась, оставив сумочку лежать на полу возле стула. Он был чуть меньше меня ростом. Я смотрела в его темные глаза и понимала, что продолжаю испытывать неловкость от всего происходящего. — Расслабься – шепнул он, притягивая меня к себе. Я закрыла глаза и сомкнула губы. В следующий миг почувствовала, как его рот касается моего лица, а руки ложатся на мои ягодицы, крепко сжимая их. Невольно охнув, я открыла губы, и его язык проник в мой рот, начав облизывать и ласкать мои десна и нёбо. Я ответила не сразу. Начав касаться язычком его губ, я почувствовала, как расслабляюсь и скованность покидает меня. Ещё мгновение и прогнувшись в спине, я прижалась к нему вплотную. Его пальцы через юбку с колготками грубо мяли мою попку. Губы скользнули по моей шеи и начали целовать её. Я поняла что возбуждаюсь. Мне нравились его прикосновения. Взяв меня за плечи, шеф сдвинул руки по центру и начал расстёгивать мою блузку, обнажая область груди. Припав ко мне лицом, он принялся лизать поверхность между ними. Босс обнял меня за спину и в следующее мгновение, мы оба увидели как моя грудь освобождается от сковывающего её белья. Упругая мякоть соблазнительно, выпала наружу. Лифчик упал к ногам. Михаил Сергеевич наклонившись, начал всасывать ртом каждую грудь по очереди, облизывая уже торчащие от возбуждения сосочки. Его язык кружил по тёмным ореолам, вызывая мои нечленораздельные стоны. Откинув голову назад, я сладко застонала, когда он начал массировать губами мякоть одной груди, жадно посасывая кожу вокруг неё. Немного отстранившись, шеф сделал шаг назад и начал расстегивать свой ремень. — Поработай ротиком – приказным тоном указал он, направив взгляд на торчащий спереди брюк вздыбленный бугор своей плоти. Покорно повинуясь, я присела на корточки и наблюдала за его дальнейшими движениями. Он до конца расстегнул ремень, позволив брюкам автоматически упасть к его ногам. Сквозь белую материю трусов отчетливо проступали силуэты его внушительного агрегата, который мне предстояло сейчас обслужить. — Хочешь отсосать у своего шефа? – спросил он, взяв с боков резинку своих трусов и готовясь стянуть их вниз. Проглотив подступившую к горлу слюну, я одобряюще кивнула головой в знак согласия. Шеф опустил свои трусы и перед моим лицом колыхнулся его толстый член. Размером он был чуть побольше, чем у моего мужа, гладкий и выбритый с остроконечной головкой и слегка покрытыми темными волосикам яичками, свисавшими вниз. Поддавшись вперед, я широко открыла рот и наблюдала, как толстый член входит в моё горло. Мои трусики были мокрыми от возбуждения. Я сидела на корточках и делала минет своему будущему начальнику. Мне нравилось сосать мужу, но делать это с едва знакомым мужчиной оказалось намного возбуждающей и приятней. Мой рот ритмично заглатывал ствол его пениса. Голова двигалась взад-вперед, доставляя удовольствие стоящему передо мной самцу. Я покорно сидела у его ног, обхватив одной рукой у основания его толстый член, и облизывала алую головку, кружа по ней язычком и нежно обхватывая её губами. Шеф блаженно стонал, положив свою руку мне на голову, ощущая дикое наслаждение от моего беспрекословного подчинения. — О да, моя девочка… вот так… да – мурчал он, двигая своими ягодицами в такт моей голове. Схватив меня за голову, и сжав её ладонями как в тисках, он принялся резкими быстрыми толчками иметь меня в рот, вталкивая свой член в мою широко раскрытую полость. Мне не хватало воздуха, я хотела вдохнуть, шеф понял это и резко вынул член из моего рта. Я поперхнулась. Скопившиеся в горле слюни, длинными нитями повисли на моем подбородке и тянулись к его члену. Столь эротичное зрелище, обескуражило шефа, он сладко закатил глаза и застонал. — Мы с тобой прекрасно сработаемся моя крошка, за такие минеты я назначу тебе дополнительную премию – сбивчивым дыханием произнес он, продолжая трахать меня в голову как шлюху. Эти слова порадовали меня очень сильно, и я решила дать полную волю своей фантазии. Безумное желание охватило меня полностью, накрыв мой разум испепеляющим возбуждением и жаром между ног. Резко прижав член шефа к его животу, я наклонила голову чуть пониже и целиком заглотила его мошонку своим ртом. Михаил Сергеевич громко заохал и задрожал, переминаясь с ноги на ногу, когда я начала мять его яички своими губами, облизывая их и нежно втягивая в себя ротиком. Продолжая мастурбировать его член одной ладонью, я сосала его мошонку, чувствуя возникшую пульсацию в его тестикулах. — О-о-о… — сладко застонал шеф, поднимая меня за подмышки с корточек, — иди ко мне. Я хочу тебя трахнуть. Усадив меня на край своего большого стола, он поднял мою юбку до уровня талии и начал быстро скатывать вниз колготки вместе с моими трусиками. — Михаил Сергеевич – тревожно в голосе перебила его я, — у меня месячные. Застыв на пол дороги, снимая моё белье, он удивленно посмотрел на меня, затем перевел взгляд в область трусиков и, увидев белую прокладку, недовольно и раздосадовано посмотрел на меня. — Почему ты сразу не сказала – с упреком в голосе прикрикнул он, не зная, что делать в сложившейся ситуации. Не желая разочаровывать своего шефа, я стянула до колен колготки, затем спустила трусики и повернулась к нему спиной. Затем животом легла на стол, расставив ноги на ширине плеч. Обхватив свою аппетитную попку ладонями, я раздвинула свои ягодицы, открывая шефу картину на свою узкую анальную дырочку. — Ебите в жопу – грубо бросила я ему, повернув голову через плечо. Довольный шеф, смочил кончики своих пальцев слюной и провел ими по моему анусу. С моим мужем я редко занималась анальным сексом. Была пара тройка раз под шафе. Мои ощущения, можно сказать, были поначалу не очень, но затем я вошла во вкус и получала даже пару раз оргазмов. Но член шефа был намного больше, и я немного боялась, что разочарую своего босса. — Узкая дырочка у тебя здесь – разрабатывая мою попку пальцем, произнес Михаил Сергеевич, — больно тебе будет. — Нет, — убедительно произнесла я, — не бойтесь, я люблю, когда меня туда имеют. Сгорая от нетерпения, босс, вынул свой палец из моей задницы, и приставил к анусу свою набухшую головку члена. Дикое желание налило кровью его алую плоть. С первых миллиметров движения она начала растягивать мой анус. Наступила резкая боль. Понимая, что шеф останется недоволен если я отступлю и дам отворот поворот, и работы мне не видать, я стерпела болезненные ощущения. Протолкнув в мою попку конец своего ствола, босс одним движением воткнул весь член на всю длину в мою прямую кишку. Я вскрикнула. — Больно? – поинтересовался шеф, крепко держа меня за ягодицы. — Нет – соврала я, пытаясь расслабиться и не напрягаться от небольшого дискомфорта, — можете ебать меня как хотите. Получив зеленый свет, шеф некоторое мгновение медленно вводил и выводил своей член из моей задницы, наблюдая как мой анус выпускает, а затем вновь засасывает его агрегат. Ему нравилось смотреть как из маленькой дырочки, благодаря своему толстому монстру моя попка растянулась в несколько раз. В это овальное отверстие он и продолжал трахать меня, держа за бедра. Резкими толчками он долбил меня рачком, получая наслаждения от трения члена в моей неразработанной дырочке. Я приглушенно стонала, закусив губы. Боль перешла в наслаждение. Я кайфовала, когда его член рвал мою попку, задевая чувствительные рецепторы на коже. Его яйца звонко шлепались об мою промежность. Я сразу поняла, что шеф относится к тому типу мужчин, которым нравится сам процесс обладания самкой. Я подчинялась ему. Он в буквальном смысле имел меня как вещь, купленную за деньги. Прямо сказал о своих желаниях и потребностях. Грубо и ясно. И теперь с ощущением победителя имел меня в мой роскошный зад. Жестко трахал рачком чью-то чужую жену, загнутую перед ним в колготках с задранной вверх юбкой. Давно у меня не было такого альфа-самца, подумала я и в следующие несколько мгновений моё тело сотрясалось от нахлынувшего оргазма. Я протяжно завыла, а ноги подкосились сами по себе. Руки шефа не дали сползти мне вниз. Он ощутил, что я кончила и усилил свои фрикции, жестко прессую мои ягодицы. Возбуждению шефа настал конец. Он сладострастно вскрикнул и, втолкнув член по самые яйца, разрядил свой ствол глубоко мне в анус. Я ощущала, как его член пульсирует и из уретры выливается горячая сперма. Мой зад был залит его семенем. Он держал меня сзади, до конца выпускаю порцию своего нектара в мою попку. Вынув член, шеф глубоко вздохнул и погладил меня рукой по ягодицам. Затем по хозяйски постучал натертой и раскрасневшейся головкой по моей попке. — Отлично девочка моя – шепнул он, надевая трусы и брюки, — работа твоя. Можешь приступать с завтрашнего дня. Он стоял сбоку от меня и заправлял в брюки рубашку, не обращая на меня никакого внимания. Его холодное поведение задело меня. Я не привыкла что со мной так обращаются, тем более после того что сейчас между нами было. Но он даже не подал вида, что ещё испытывает ко мне сегодня интерес. Самец получил своё. Я поняла, что ни о каком сближении мне даже и не стоит думать. Это был просто секс. Релакс как называл его он. Шеф просто трахнул меня. Снял напряжение с моей помощью. Я лежала животом на столе с задранной юбкой и спущенными вниз колготками. Из моего ануса, булькнув и запузырившись, начала выливаться на пол жидкая сперма. Рукой я нащупала своё развороченное отверстие и ощутила, как туда легко входят четыре моих тонких пальчика. Облокотившись на руки, я оторвала грудь от стола, и опустив руки, нащупала свои трусики и надела их. Затем подошла к сумочке и достала влажные салфетки. Я вытерла промежность и руки, поправила и застегнула лифчик, и стала приводит себя в порядок. Затем, распрощавшись с Михаилом Сергеевичем, покинула его кабинет, готовясь с завтрашнего дня приступить к новой работе.
Первые два года после того как мы поженились, она не любила секс. Не любит и сейчас, а после того, как ее изнacилoвали на моих глазах, не любит особенно. И это заводит меня больше всего. Теперь, после того случая, когда, мы гуляли в заброшенном парке, и на нас напали те трое отморозков я, вспоминая тот день, хочу ее особенно – так, как имели ее те трое подонков. Очнувшись после удара в челюсть, первое, что я увидел – ее раздвинутые и поднятые вверх колени и голый зад мужика между ними. Он работал ритмично и жестко. Фокусируя зрение, я видел как четко, до упора, он, замирая на мгновение, фиксировал вбивание в нее своего члена, давая ей возможность ощутить в себе его член в полной мере, и вновь вынув его, вбивал его в ее влагалище. Постепенно приходя в себя, я невольно отметил, что меня больше всего интересует – а чувствует ли она, что вместе с его членом в нее вбивается и высокая жесткая трава, на которой она лежала. Чуть сдвинувшись, я увидел второго, долбившего ее в рот и третьего, мявшего ее голые груди в ожидании своей очереди. Я дернулся, и тут же понял, что связан по рукам и ногам – оставалось только смотреть. И я смотрел. Первый кончил, отвалился в сторону, и ее влагалище выдавило наружу его сперму. Тот, что тискал ее груди, встал на колени между ее ног и, подхватив белую каплю на головку своего члена, вбил ее назад в ее, еще раскрытое влагалище. Трахавший ее в рот тоже сменил позу. Поместив ее голову между своих коленей, он начал сношать ее как в настоящее влагалище. Его яйца били ее по закрытым глазам. И я смотрел и смотрел на все это. Когда они все кончили в первый раз, сбросив сперму прямо в не, она так и лежала, как ее оставили, только опустила вниз колени и сдвинула ноги. Она не пыталась встать. Она просто лежала с задранным на живот подолом юбки, стянутыми в спешке не до конца, трусами, зацепившимися за левую лодыжку, и сдвинутыми к шее блузке и лифчику. Потом они повторили все еще и еще раз, на этот раз, раздев ее совсем, поставив ее «раком», распечатав ее попочку, тиская ее болтающиеся груди… И опять она не кричала, так как рот ее был занят новой для себя работой. Когда, развязав меня, он ушли, она так и осталась стоять, отклячив вверх раздолбанный зад, касаясь грудями травы. Я подполз к ней, уронил ее на бок, спиной к себе и обхватил ее, осторожно гладя ее истисканные до красноты груди. Мы лежали и молчали, переживая каждый свое. Она – то, что ее изнacилoвали, я — то, что ее оттрахали, а она даже не пыталась сопротивляться… Не знаю, сколько времени прошло, но в какой-то момент, перебирая в памяти увиденное в течение часа, я вдруг почувствовал, как оживает мой член. Стащив вниз треники, я подставил его к еще не закрывшейся попочке и просто вдвинул его туда… Прошел месяц. Она по — прежнему не любит секс. А после того, как ее изнacилoвали на моих глазах, не любит особенно. Но теперь секс с ней полюбил я. Теперь я могу делать с ней все, что хочу… Час назад: — Что с тобой? — Ничего, — хрипло ответил я, — я тебя хочу. Сейчас. Я присел к ней, лежащей на диване, повернул ее, так что ноги оказались на полу, рванул халат так, что пуговицы разлетелись в разные стороны, сорвал трусики, притянул к себе. Губы впились в ее губы, одна рука жадно тискала грудь, другая опустилась между ног и стала мять нежную плоть. Она, вероятно, бессознательно, тоже вспомнила свое изнacилoвание — губки между ног тут — же набухли и увлажнились. Я расстегнул джинсы и, обхватив руками талию жены, с силой вошел в нее. Быстро, сильно, и грубо я вбивал в нее свое возбуждение. Потом, забросив ее на диван, я вошел нее сзади, тиская ее грудь, насаживая ее на себя, вбивая член то в ее влагалище, то в анал, которому я с того момента не позволял закрыться…
Моя жена собиралась на свидание. Выскочив из ванной комнаты, завернутая в полотенце и с полиэтиленовой шапочкой для душа на голове, она торопливо побежала в спальню, к бельевому шкафу… Да, вы все правильно поняли, я ее муж. И я остаюсь сегодня дома. А свидание у нее с одним очень интересным мужчиной. Вот так-то! — Дорогой, который час? – раздался ее голос из полумрака комнаты. — Ровно семь, – ответил я. — Ох, а я еще не накрасилась. Хорошо, волосы заранее уложила. Нужно ускориться! – прощебетала она, не отрываясь от выдвижного ящика. Владимир Николаевич должен был забрать мою супругу со станции метро, которая находилась недалеко от нашего дома. Такой конспиративный план придумала она, тем самым убедив своего нового кавалера, что я ни о чем не узнаю. Вечер у них обещал быть насыщенным – ведь они собрались в театр на символичную оперу «Отелло» аж в четырех действиях с тремя антрактами. Хотя сомневаюсь, что моя радость дотерпит хотя бы до второго действия! В прошлом месяце нашему браку исполнилось 6 лет. Свадьба была на последнем курсе института. И все эти годы я ни разу не пожалел, что выбрал в жены Юлию. Приветливая, заботливая, и энергичная домашняя кошечка – такой ее знали мои родственники и друзья. Однако, у нас с ней была и другая жизнь, наша личная. Дело в том, что когда мы были еще влюбленными студентами, то заключили небольшое соглашение о свободных отношениях в сексе. При этом, разумеется, сторонние отношения не должны происходить тайно, за спиной. Вот так и зажили, да так хорошо, что семейная рутина просто не успевала затянуть нас в свои объятия. Ну а, кроме того, обсуждения похождений друг друга доставляло безумное удовольствие нам обоим. — Ну и как я тебе? – с торжествующей улыбкой супруга вышла из спальни и встала руки в боки, выставив себя напоказ. Вот это да! Высокая рыжая бестия хищно смотрела на меня: красные лакированные туфли на высокой шпильке, черные чулки с кружевной резинкой, обхватывающей сочные бёдра, и шикарный черный корсет, расшитый кружевом с красным узором, еле уместил в себе ее четвертый размер. Трусиков на ней не было, и золотистый кустик над половыми губками сразу приковал мой взгляд. — Вот это да! – повторил я свои мысли, теперь уже вслух. — Еще какое «Да»! – подняв огненные брови и кокетливо покачивая бёдрами промурлыкала она. — Только с трусиками не могу определиться! Как думаешь, стринги или классика? Он человек старой закалки, не хотелось бы его разочаровать. — Ну с таким корсетом, исключительно стринги! – уверенно заявил я. – И как можно прозрачней! — Ох, прозрачней бы всё вам! – с игривым укором сказала супруга. – Да, и помоги затянуть корсет потуже. Хочу чтобы сисечки аппетитней смотрелись! – и с этими словами она повернулась ко мне спиной. Я стал зашнуровывать корсет и при этом, надо заметить, мой взор было не оторвать от ее задницы, которую я так люблю. Крепкая и пышная, но мягкая на ощупь — она всегда сводила меня с ума. И не удивительно, ведь супруга уже как два года регулярно ходит на фитнес с подругами. И зная мою страсть, на этих занятиях она уделяет особое внимание филейной части. Так что с физической формой у нас все в полном ажуре! И когда только все это успевает мастерица моя? Уверен, что и Владимир Николаевич полюбит ее пухлые сдобные булочки не меньше моего. Кстати, Владимир Николаевич. Это коллега моей жены — они работают на одном предприятии, но в разных отделах. Он является руководителем отдела каких-то разработок и планирования, а супруга работает в юридическом отделе. Даже странно, что в итоге он решился ухаживать за ней. Ведь на работе, с ее слов, они пересекались всего пару раз, учитывая, что отделы расположены на разных этажах, и общих деловых вопросов, в общем-то, не имеют. Но, видимо это судьба, и он не смог устоять даже перед мимолетным знакомством с моей красавицей. Да и она, тут уж я уверен, хвостиком виляла как следует! Вот и довилялась – сегодня их первое свидание. — Ты мою попку так глазами съешь, оставь что-нибудь Владимиру Николаевичу! – ощупывая свою утянутую корсетом грудь, через плечо оглянулась жена. — Кажется всё! — Да, всё! – заулыбался я, отпуская шнурок. — Спасибо, дорогой! – чмокнула меня она и побежала надевать платье и пудрить носик. *** — Ну, я пошла! – Юлия стояла возле входной двери при полном параде: в коротком, но элегантном обтягивающем красном платье с тонкими бретельками, при макияже и с маленькой театральной сумочкой золотистого цвета на плече. Длина платья выгодно подчеркивала ее красивые ноги и, конечно же, мою округлую страсть. А декольте, пожалуй, могло просто свести с ума – две тугие дыньки так и рвались из этого красного плена. — Ух! Кажется, жалею, что сегодня не я Владимир Николаевич! – восхищенно сказал я. И это восхищение скрыть было невозможно, так как предатель в штанах самым наглым образом торчал все время, которое заняли сборы моей супруги. — Ой, а кто это тут у нас? – глядя на торчуна, удивленно спросила жена. Я приспустил штаны, обнажая эрегированный член. Супруга наклонившись, ласково погладила его и, взяв в кулачок, аккуратно оголила головку. — Веди себя хорошо! – прошептала она ему и поцеловала в раскрытый клювик, оставив ярко красный след от помады. Он закивал ей в ответ. *** Громко стуча каблучками по асфальту, я торопилась к месту встречи. Мой без преувеличения эффектный вид собирал мужские взгляды со всей улицы. Да что уж тут, мой благоверный пару минут назад был готов просто взорваться от возбуждения! Даже встречные женщины, прослеживая взгляды своих мужчин, ревниво хмурили бровки. Меня забавляла их зависть и я, повиливая своими бёдрами и попой, давала им понять: «Да, я такая, смотрите и завидуйте!» Да, кстати, с трусиками я определилась. Уверена, что красные стринги с полупрозрачным кружевным передком ему понравятся. Собственно как и сам мой передок! Подходя к метро, я сразу же догадалась, какая машина меня ждет. Большой роскошный черный джип, кажется кроссовер – я не очень разбираюсь. Ммм, мне уже нравится! Тонированные стекла были опущены. К моему удивлению водитель, видимо, был наемный и уже сидел за рулем. А сам Владимир Николаевич стоял рядом с автомобилем, приветливо улыбался и открывал передо мной пассажирскую дверцу: — Добрый вечер! Вы просто сногсшибательны! — Здравствуйте! Спасибо за комплимент! – пропела я, садясь в машину. Хлопнув моей дверцей, он поспешил сесть с другой стороны машины. Рядом со мной на пассажирском кресле, разумеется, лежал огромный букет красных роз, перевязанный красной ленточкой. — Женщине в красном – исключительно красные розы! – протянул его мне мой сегодняшний ухажер. — О! Какие красивые! – приняла я букет и, вдохнув его прекрасный аромат, восхищенно посмотрела в глаза моему рыцарю – Спасибо! Очень приятно! Он был таким милым. Сдержанно улыбнувшись, он сделал знак водителю. Машина тронулась. Владимир Николаевич был солидным мужчиной лет сорока пяти. У него было приветливое, умное лицо и приятный голос. Всегда подтянутый и в хорошем настроении, наверняка он был любимцем всех женщин своего отдела. А легкая седина и аккуратно подстриженная борода только добавляли ему мужского обаяния. Перед ним не смогла устоять и я, ведь эти карие глаза и ироничный взгляд просто располагали к легкому знакомству! Он был вдовцом. Несчастная супруга скончалась десять лет назад, оставив ему двоих детей. Но он со всем справился. И отпрысков на ноги поставил и о своей карьере не забыл. Вот только в личной жизни, с его слов, была недоработка. — Хорошее начало для хорошего вечера! Вы не возражаете? – с этими словами Владимир Николаевич нажал на кнопку в панели и из выдвижного отсека появились бокалы и бутылка шампанского. Кажется, не дешевого. — С удовольствием! – ответила я. — Желание женщины – закон! – громогласно сказал он и, молниеносно разлив по бокалам игристое, один из них протянул мне. — За вас! – торжественно произнес он тост. — За нас! – с легким намеком уточнила я. *** Первое действие близилось к концу и мне было скучно. Не то, чтобы я не любила оперу, но мысли мои ведь были о другом. А именно о Владимире Николаевиче. Он делал вид, что с интересом смотрел на сцену. По ходу действия даже делал какие-то замечания шепотом мне на ушко. Но я-то видела, что его взгляд то и дело утыкался мне в декольте или в кружевную резинку чулка на правом бедре. Но Владимир Николаевич старательно пытался это скрыть. Вот ведь чудной – я же именно для тебя и выставила напоказ свои персики! Я поняла, что нужно начинать действовать самой. Твердо это решив, я положила свою руку ему на колено. Он слегка вздрогнул от неожиданности, но вида не подал. Какой же ты робкий, радость моя! В зале царил полумрак, наши места были крайними у центрального прохода, а со сцены оглушительно звучало меццо сопрано – можно было не волноваться о том, что кто-нибудь обратит на нас внимание. Хотя я никогда и не переживала на этот счет. Немного полежав на колене, моя рука стала подниматься выше и гладить бедро Владимира Николаевича. И о, чудо — его левая рука осторожно опустилась на мое колено и якобы невзначай переползла на мое бедро. Я окончательно осмелела и взяла свободной рукой эту его руку и чуть разведя в стороны ножки, просунула ее поближе к писечке. Пальцы Владимира Николаевича стали гладить мою киску через ткань трусиков. От этих ласк я сразу же почувствовала, что потекла — трусики потихоньку стали пропитываться моими выделениями. Тут я заметила тугой холмик, что стал расти в брюках моего спутника. Немедленно добравшись рукой туда, я стала его гладить и играть с ним — слегка барабанить пальчиками. Дыхание Владимира Николаевича участилось. Я почувствовала, как его влажные от моей смазки пальцы пытались отодвинуть ткань трусиков, чтобы забраться поглубже. Мягко отстранив его руку, я медленно подняла подол платья до бедер и, взявшись большими пальцами за тонкие резинки моих красных стрингов, потянула их вниз. Наклонившись и элегантно сняв трусики с каблучка, я показала их Владимиру Николаевичу. Он смущенно заулыбался. Потом я аккуратно их сложила уголком и сунула ему в верхний кармашек пиджака, вместо платка. Как-то отреагировать на это он не успел, потому что в этот же момент моя вторая рука уже расстегивала молнию на его бугорке. Возбуждение росло и я захотела большего. Кроме того опера в конце концов стала просто раздражать. — Может быть лучше поедем кататься на вашей большой красивой машине? – шепнула я в горячее ухо. В этот момент моя рука уже сжимала его возбужденный член. — Да… да, конечно! Желание женщины… закон! – сглатывая слюну, прошептал он. — А водитель? Отправить его домой? — Зачем? – насмешливо спросила я. – Он меня не смущает! А вас? Видели бы вы его глаза в этот момент. — Ммм… нет! – пробормотал он. И мы тихонько встали со своих мест и стали продвигаться к выходу. Весь этот путь он то и дело одергивал пиджак и, краснея, оглядывался по сторонам. И не удивительно, ведь я вела его за собой, держа за член. *** — Кружи по городу! – сказал водителю Владимир Николаевич, хлопая дверцей. — И по ровной дороге! Ох… В это время я уже во всю сосала его член. Машина тронулась. Невозмутимости водителя можно было только позавидовать. — Музыку включи! А… а! – почти криком добавил он, так как я ускорила темп посасываний. Зазвучала танцевальная мелодия. Ну что же, отличное звуковое сопровождение! Оттягивая кожу вверх и вниз, я играла язычком с его налившейся бордовой головкой. При этом не забывала и о яичках, придерживая их другой рукой. — О… о… – стонал он, поглаживая мою голову. Пока он делал это тихо, чтобы не смущать водителя. Время летело незаметно и нужно было переходить к главному блюду. Выпустив его достоинство изо рта, я подняла свободную руку вверх и, нашарив над головой рычажок, включила потолочный фонарь. Такую меня нужно рассмотреть как следует! Взявшись двумя руками за нижний край платья и движением вверх через голову, я быстро скинула его. В машине это делать было не очень удобно, но как-то справилась. Оставшись в корсете, чулках и туфлях я почувствовала себя свободней. И, похоже, что мой вид, даже при тусклом свете потолочного фонаря, произвел правильное впечатление на Владимира Николаевича – он просто стал есть меня глазами. Но мой образ был еще не завершен. Поэтому я приспустила корсет и с небольшим трудом (муж постарался) извлекла сначала одну, а затем и другую грудь. Взяв их в свои ладони, и демонстративно взвешивая, я томным взглядом посмотрела на Владимира Николаевича. Он застонал от нетерпения. Не заставляя его долго ждать, я забралась к нему на колени и, ловко просунув руку межу ног, взяла его торчащий член и вставила себе во влагалище. — О… — застонал Владимир Николаевич, держа меня за талию. Приоткрыв свои губы, я жадно присосалась к его губам. Наши языки встретились. И в этот же момент я стала медленно насаживаться. Руки Владимира Николаевича гладили мою талию в корсете. Я подумала, что лучшее место для них чуть ниже и поэтому переложила их на свои булочки. И Владимир Николаевич тут же вцепился в них мертвой хваткой. Вот оказывается, какой он, когда его заведешь! Он сжимал и разжимал мои мякушки, поглаживал – в общем, мял попку с явным удовольствием. Я была очень рада, что она ему так понравилась. Знал бы он, сколько труда мне стоит содержать эту прелесть в такой форме! Но с другой стороны, оно же того стоит! Любовный ритм стал ускоряться. Даже сквозь долбящую музыку я слышала, как моя промежность хлестко билась о его мошонку. Владимир Николаевич, крепко вцепившись в мою попу, просто изнемогал от страсти и удовлетворения. Чтобы поддать жару, я взяла в руки свою грудь и, слегка сдавив, прижала ее к его лицу, при этом продолжая неистово скакать на нем. — Ох… это чудесно! – глухо раздалось где-то у меня между грудей. Потом я почувствовала его язык, который стал метаться между моими тугими холмами, лаская их. Через ущелье между ними, я просунула свой язычок и они встретились. От духоты и такого жаркого вечера мои малышки слегка вспотели и были солененькие на вкус. Это длилось недолго. Неожиданно я ощутила, что Владимир Николаевич засовывает палец в мою заднюю дырочку. Я остановилась и посмотрела в его раскрасневшееся лицо. — Вы хотите туда? – разгорячено спросила я, переводя дыхание. Он скромно кивнул. Аккуратно выведя из себя его каменный член, я стала озираться в поисках своей сумочки. — А вдруг? – мелькнула мысль в моей голове. Золотой край выглядывал из-под водительского сидения. Взяв сумочку в руки и открыв ее, я улыбнулась. Рядом с упаковкой презервативов лежал маленький тюбик смазки для анального секса. Умничка муж, все предусмотрел! Да еще и с клубничным ароматом! Но презики, милый, мне сегодня не пригодились! Мысленно целуя мужа, я взяла тюбик и открыла колпачок. Повернувшись к члену Владимира Николаевича лицом, я выдавила немного геля на его головку и, почуяв сладкий ягодный аромат, стала аккуратно размазывать его по всей длине. — Ух, холодный! – посмеивался мой любовник. — Еще и с клубничкой, – улыбнулась я. Затем я повернулась к нему спиной и, упершись в передние кресла, прогнула спинку и выставила попу, чтобы как следует себя смазать. Остатки геля на ладони я стала втирать в мою дырочку. Хорошо размазав, я аккуратно проникла туда средним пальчиком, проверяя эффект. Все было отлично! Чуть привстав, насколько позволял потолок машины, я стала прилаживать попку к члену. Машину слегка трясло, и это сделать было непросто. Кончик головки почти вошел, и я приготовилась к большему. Неожиданно мои глаза встретился с чьим-то укоряющим взором. Это был водитель, смотрящий на меня с явным осуждением через зеркало заднего вида. Я ему приветливо улыбнулась и подмигнула. Он смутился. Я же, плавно соскользнув по смазке, медленно села попкой на всю длину члена Владимира Николаевича. — У… у… у! – сладко простонала я, все также глядя в зеркало заднего вида. Водитель с ненавистью отвел свой взгляд. Я же откинулась на Владимира Николаевича и отдалась его ласкам. Своими руками он захватил мои груди и крепко сжал их. Моя рука при этом уже неистово теребила клитор. Я начала двигаться резче. Владимиру Николаевичу явно было тесновато в моей попке. Прошло всего лишь несколько мгновений, и он уже тяжело задышал. Его стон постепенно стал усиливаться, перерастая в рев. Скорей всего, он уже не мог сдерживаться. Я все поняла, и быстро выгнув спинку, максимально присела, чтобы он был во мне как можно глубже в момент оргазма. И я не ошиблась: нащупав мои торчащие сосочки, он сильно сдавил их пальцами и закричал: — Аааа!!! Его член взорвался сильной горячей струей у меня в заднице. Я тоже уже не могла так просто вынести подобного, и, кончая, громко заголосила сама: — Аааа!!! Наш хор из его низкого и моего пронзительно высокого голосов, оглушительно раздался в салоне автомобиля. На мгновение мы слились в едином экстазе и пространство и время для нас перестали существовать… Тут неожиданно машина вильнула вправо, прервав наш совместный крик, и резко затормозила, паркуясь у тротуара. Двигатель заглушили и музыка прервалась. — Я так не могу работать! – раздраженный водитель, громко хлопнув дверцей, выскочил из машины и быстрыми шагами стал удаляться. Мы немного опешили, так как совсем забыли про него. Повисла тишина. Однако пауза была недолгой. Через мгновение, мы с Владимиром Николаевичем просто умирали от смеха, счастливо обнимая друг друга. Потом он осторожно вывел из меня своего скользкого бойца. Моя попка при этом негромко чвакнула, выдав небольшую порцию семени. Но я была начеку и тут же, изо всех сил сжала анус. — Да, Юлия Сергеевна, кажется, оставила ты меня сегодня без водителя! – иронизировал он, легонько постукивая своим увядающим липким пенисом по моему пушистому лобку. На рыженьких кудряшках появились красивые мутновато белые мазки. – Я и не думал, что в тебе кроется такой вулкан страстей! — А вот! – засмеялась я, отмечая про себя, что Владимир Николаевич наконец-то перешел ко мне на «ты». Так мы пролежали еще несколько сладких минут. За окном немноголюдная улица уже давно горела ночными фонарями. — И вечер этот был насыщен, и удивить его ничем нельзя! – с пафосом цитировал какого-то классика довольный Владимир Николаевич. — Прямо уж так и нельзя! – шуточно язвительно отозвалась я. – А если … – я прошептала ему на ухо и захихикала. — Боже мой! – смешно округлив глаза, воскликнул Владимир Николаевич и засмеялся. – Кажется, я слишком стар для подобных вещей! Я его поцеловала. Мы стали одеваться. Все это время я сжимала свой сфинктер, думая о муже. *** Мы шли по переулку. После такого насыщенного театра, мне очень хотелось прогуляться. Владимир Николаевич, оставив машину на парковке, решил проводить меня, но, как пояснил он, для соблюдения конспирации, только до двора, а не до подъезда. — А то вдруг твой домашний Отелло не спит и в окно смотрит! – сказал он. Он был такой забавный — аккуратно держа меня под руку, нес цветы и рассказывал уморительные истории из своей жизни. Лунный свет добавлял этой картине романтики. Просто влюбленный мужчина, после приятного вечера провожал даму своего сердца домой. Мне было очень хорошо с ним. А насчет цветов я его клятвенно заверила, что проблем с мужем не будет. Мы дошли до слабо освещенной арки перед моим двором, о чем я ему и сообщила. И тут мой кавалер, решив, что свидание подошло к концу, начал со мной прощаться. Но не все так просто, милый! Вечер был бы не полным без этой вещи, подумала я, и решительно повернулась к моему ухажеру лицом. Положив руки ему на плечи и глядя ему в глаза, я с намеком подняла брови. Он, кажется, не понял и был в легком замешательстве. — Я же не шутила тогда в машине! – отчетливо каждое слово проговорила я.
Данный рассказ основан на реальных событиях из моей жизни. Давным давно у меня зародились фантазии очень грязного секса, реального унижения девушки, но это были просто фантазии, к тому же осуществлять их с моей девушкой я бы все равно не смог. Однажды ночью мне пришла идея: а почему бы не снять проститутку. Идея пришла и я стал искать подходящего момента. И вот однажды так получилось, что моя девушка должна была уезжать в Германию к брату, я должен был ехать с ней, однако я нашел причину, что не успел закончить проект и не могу ехать. Она уехала одна. 2 недели у меня были в распоряжении. К тому же я закончил проект и у меня появились свободные деньги. Я решил осуществить свои фантазии. Снимать проститутку в городе было бы дорого, к тому же меня могли узнать, поэтому я взял машину и уехал в соседний маленький городок. Ближе к ночи я снял номера с машины и поехал искать её! На главном «злачном» месте стоял десяток девушек и «мамаша». Цены оказались уникальными: 2500 рублей за ночь. Я ей сказал, что мне нужна та, которая дает в попку, вообще не брезгливая и предложил 5000 рублей. Она ответила, что за такие деньги любая сделает ВСЁ! Ну все, так все! Выбрал самую симпатичную и молодую. Пока ехали она сказала, что зовут её Настя и ей 19 лет. По дороге я давился, но допивал 2-литровую бутылку минеральной воды. Она еще на догадывалась, что её ждёт! Приехали на съемную квартиру. Сказал ей, чтобы она разделась и села на пол, посередине зала. Говорю: если будешь хорошо слушаться, я тебе доплачу и отошел на 5 минут. Судорожно перебирал все свои фантазии. Не мог поверить, что скоро это осуществится. И вот я захожу в комнату, она сидит на холодненьком полу, голая, милая. Даю ей пососать мои пальцы, она послушно выполняет. Тру пальцами её киску, даю облизать. А потом вожу указательным пальцем по её анусу, чуть чуть засовываю во внутрь и снова даю облизать, она делает вид, что ей безумного нравится. Водить язычком по губам и постанывает. Тем временем я очень хотел ссать. Встаю и начинаю ссать на её молодое тело, все выше и выше и вот уже в ротик, она послушно открывает его и получает порцию мочи. Долго долго и вот она вся мокрая и опять облизывает губки, ей мало. Теперь она сидит на полу в луже мочи. Надеваю презик, даю её его облизать, обильно смочить слюной, затем переворачиваю на живот и постепенно вставляю ей в анал. Там так узко блин, ей конечно больно, но зато мне приятно! Начинаю движения, быстрее и быстрее… Видно, что ей больно, но она терпит. Не останавливаясь, я беру её за волосы и тычу лицом в лужу мочи. Минут 5 я её сильно сильно трахаю в попку, она лижет мочу с грязного пола. Затем достаю член, презик немного испачкался. Тяну её за волосы к члену и сразу даю его в рот. Она даже не успела понять, что произошло, но облизывает его. Сую член все дальше и дальше, в глотку. Она давится. Ну ладно, продолжаем. Я с размаха вставляю член в попку, она вскрикивает и продолжаю её трахать. Из позы рачком, я её ложу полностью пластом на живот, в эту лужу мочи, при этом не вытаскиваю член из попки, продолжаю трахать.. Сильнее и сильнее. Левой рукой тычу её голову в лужу мочи и слюней. У неё уже слезы потекли. Но это только начало. Затем снова достаю член, мерзко грязный, из её попки и даю его в рот. Затем снова и снова. Минут через 20 чувствую, что скоро кончу. Даю еще раз облизать грязный член и снимаю презерватив. Подтаскиваю её ротик и додрачиваю. Ммм… Бурно кончаю ей в ротик, сперма остается на лице, во рту, капает на мокрый пол. Все… первый раз есть! Вытираю член о её шею. Пока я снова не возбудился, я ложу её лицом в лужу мочи, где теперь изрядно спермы и вожу её голову, как будто тряпку по грязному полу. Сказал, чтобы она лежала послушно. Я пошел, достал приготовленные два искусственных члена. Поменьше и побольше! Сижу, смотрю на неё, возбуждаюсь. Говорю, чтобы она тыкалась носом, губами, слизывала мочу и сперму с пола и при этом показывала, как ей это нравится! Супер! Молодая девчонка, лижет сперму и мочу, трется щекой о такой грязный пол! Пару минут хватает, чтобы я вернулся «к бою». Беру большой член и начинаю вставлять в её попку, идет туго — но идет! Один сантиметр пройдет, я его достаю и даю облизать. И так раз 10! Раньше она наверное вообще не брала из попки в рот, а теперь пришлось сделать это раз 20! И вот, я его засунул сантиметров на 20! Ей уже очень больно! Я её переворачиваю на спину и командую доставать член, облизывать его и снова себе засовывать. А этот искусственный член белого цвета и не нем прекрасно видно небольшие разводы от остатков её говна. Затем я завязываю ей глаза черной повязкой и начинаю сам совать её фаллос ей в попку, а затем в ротик! И вот на кончике фаллоса остается чуть чуть разводов. Я медленно его подношу к её ротику, она облизывает губки и не представляет какой сюрприз её ждет! Вот послушно берет фаллос в ротик, облизывает остатки своего говна. Наверное она почувствовала, по крайней мере по запаху! Сажусь на край кресла и задираю ногу, мой анус становится доступен. Я специально три дня не мылся, ради этой встречи. Подтягиваю её голову к моей промежности, она не видит ничего, т.к. повязка на глазах. Говорю: полижи! Она выпускает свой грязный язычок и кончиком касается около моего ануса. Она понимала, что это такое, и не особо хотела лизать, поэтому я взял и сильно нажал на её затылок! Она своими губами и языком и носом сильно прижалась к моему анусу и стала его лизать! Стала постанывать, показывать как ей это нравится. Я был в экстазе от этого! Это меня очень возбуждало! Минут через 15, когда моя промежность стала чище некуда, я решил, что надо углубиться! Взял фаллос поменьше, дал ей его облизать и начал вводить его себе в анус. Она по моему приказу опять легла на живот и ротиком уперлась в лужу спермы и мочи. Тем временем я разработал свой анус, подозвал Настеньку и сказал, чтобы она открыла ротик. Она не видела и не догадывалась, где только что побывал фаллос, которые ей предстоит облизать. Совершенно чистым он не был, были видно небольшие разводы от фекалий. Я им поводил по её носу и дал в ротик, она послушно облизала его. Классно, я мечтал об этом!!! И так раз 10: её ротик в 20 сантиметрах от моего ануса, я трахаю себя фаллосом, затем его достаю и даю его облизать ей! Возбудился я очень сильно, поэтому стал дрочить и через минуту уже второй раз кончил в её грязный ротик. Сказал, чтобы она держала сперму во рту! Я принялся возить её лицом по полу, в котором была сперма, моча и прочие выделения. И каждую минуту она облизывала губки, свои пальчики и просила еще (сомневаюсь, что ей это действительно нравилось). Она уже была унижена, дальше некуда! Чего терять… Я развязал глаза, принес ей совок и миску… Сказал, чтобы она подчистила за собой! Она сплюнула все изо рта в миску, соскребала всю мочу и сперму со пола в эту миску. Когда на полу стало уже более менее чисто, по моему приказу она стала вылизывать трещинки в полу, в которых скопились выделения. Она послушно выполняла. А в миске была светло желтая жидкость, с плавающими по поверхности частями спермы. Короче та еще гадость была! Настя думала, что это долгожданный конец. Но нет, я приказал ей ползти в туалет. Туалет был не из чистейших (съемная квартира), но ершик для унитаза я новый купил. Сказал лечь на пол, чтобы голова оказалась у подножья унитаза! Она боялась представить, что сейчас будет, но послушно выполнила! И вот эта милая, девушка с мокрыми от мочи и спермы волосами лежит на полу грязного, маленького туалета, рядом с унитазом. Я взял ершик, обильно смочил его в миске с мочой и спермой и направил его в её милый ротик! Она сказал «Не….» и вот уже грязный ершик к ее ротике. Я его покрутил! Она начала плакать! Я еще раз 5 так сделал. К тому времени я уже возбудился и мне захотелось её снова потрахать! Поэтому, я её поставил рачком, надел презик и начал жестко, жестко трахать в попку. Её анус уже был как проходным местом. Чтобы она не скучала я дотянулся до её головы и засунул её в открытый унитаз! Жаль не мог дотянуться до ручки бочка, чтобы спустить воду! Но я уже озверел и хотел ее затрахать! Я входил в ее попку со всей силы. Тем временем её лицо всегда находилось в унитазе и она целовала его изнутри (хотя не знаю, не видел). Затем достал член из попки, развернул её и засунул в ротик! Она облизала. Её лицо все было мокрое от слез, унитазной воды, спермы и мочи. После того, как она облизала грязный член я полил на её личико из миски мочи и спермы. Она зажмурилась, но ротик открыла. Супер, я еще больше озверел и продолжил трахать её в попку. Так продолжалось до тех пор, пока миска не стала пустой. К тому времени я уже захотел кончить, поэтому сказал ей лечь на спину и головой прислониться к унитазу, я начал кончать. На лицо, в ротик, на глаза. И специально на унитаз, а потом сказал ей облизать унитаз сбоку! Беееее, но она послушно выполнила! Видимо ей это стало нравится, т.к. я её не трахал в киску, не давал ручками её трогать и я по ее соскам понял, что она очень возбуждена. В принципе на этом все! Я ей сказал, спасибо! Посадил в ванну и она стала мыться. Рот полоскала раз 20 наверно. Дал ей новую зубную щетку, она почистила зубы. Я тоже вымылся и мы пошли покушать. Я ей сказал оставаться голой! Сейчас пишу рассказ и представляю как я её еще бы разок отодрал, но тогда, после того жесткого секса в течении часов 2-3, у меня к ней осталось только чувство нежности и заботы. Я её накормил и сказал, что пошли спать! В её глазах была видна похоть! Пока лежали в кровати я ей сказал, чтобы она не обижалась и если бы она была обычной девушкой, я бы никогда не сделал с ней такого, но поскольку она «работает», то должна отработать деньги. Она раскрепостилась и через часок лежания в постели стала намекать, что очень бы хотела просто секса, т.к. возбуждена. Ну что ж, пришлось заняться с ней сексом, просто, обычным. Кончила она минут через 5, очень бурно. После такого оргазма не могла придти в себя несколько минут. Вот и все. На утро она сказала, что ей пора. Я её поблагодарил, доплатил еще 1000 и нежно поцеловал в губы, как будто она моя девушка. Я собрался, убрался в этой квартире. И пошел за машиной! Через 3 часа я был уже дома и попивая сок вспоминал те моменты. В этом городе я больше никогда не появлялся.
В одном из своих рассказов, я говорил, что во время учёбы в университете, я подрабатывал в ночном клубе, в составе танцевальной команды. Это рассказ об одной истории, которая произошла со мной в это время. Танцевальные группы репетировали в дневное время, и по вечерам, когда танцевальный зал закрыт для посещения. Я начинал с небольших композиций и в последнем ряду, но вскоре, моя хорошая физическая подготовка, внешние данные и просто прирождённое чувство ритма и понимание музыки, вызвали интерес у наших руководителей. Меня стали натаскивать по серьёзному, да так, что я даже стал подумывать о профессиональной карьере танцора. Кто занимался танцами в любых их проявлениях, знает, как это здорово, выражать, идею музыки, песни и своё её понимание через движение. Уже через полгода я был в основном составе, и мне были назначены две партнёрши, Вика и Ксюша. Обе маленького росточка, худенькие и очень лёгкие. Я сам был не великан, а в сравнении с остальными парнями нашего коллектива, казался малышом. Поэтому для меня специально подобрали маленьких ростом танцовщиц, чтобы я не выглядел лилипутом. Вика была девушкой серьёзного характера и меланхолического темперамента. Всегда с унылым выражением лица, почти не улыбаясь, мало разговорчивая и необщительная. Мне было трудно с ней работать, так как явно не чувствовал её и не мог подстроиться должным образом. А вот Ксюшка, была просто огонь. Словно ядерный реактор внутри неё заставлял Ксюшу постоянно что-то делать, смеяться, общаться. Казалось, что даже во сне она тоже двигается и смеётся. Она была очень симпатичной девушкой, хоть и не красавицей, особенно с лица. Длинный нос с горбинкой, вытянутая овалом форма лица, и очень жидкие волосы, но всё это просто меркло и не замечалось от того обаяния, которое излучала её улыбка и голос. Она была очень доброй, отзывчивой и я никогда не видел её ругающейся на кого-то. Ксюша умела находить такие слова в конфликтах, что оппонент не мог вразумительно что-то ответить. Как вы догадались, Ксюша была моей любимой партнёршей. Многие уверены, что между танцорами, особенно парами, всегда существуют интимные отношения. Спешу вас огорчить, это не так, и даже совсем не так. Как раз наоборот, зачастую, танцующие вместе, просто терпеть не могут друг друга и разбегаются подальше после репетиций и выступлений. Но вот если удаётся свести не только два тела, но и сердца, то это очень хорошо. Так получилось и у нас с Ксюшей. Энергичная и весёлая, умная и интересная, обаятельная она понравилась мне. По её взглядам, словам и просто жестам, я видел, что тоже нравлюсь ей. Нам было хорошо танцевать вместе и мы легко осваивали новые движения и рисунки. В тот период я был в отношениях с другой девушкой, мы жили вместе в её квартире, правда время проводили совместно, мало. Так как она работала и училась, а я учился, а потом работал. Но нам так было хорошо и удобно. Даже редких встреч нам хватало для общения и отношений. Поэтому я не особо проявлял активность по отношению к Ксюше, так как я не любитель наставлять рога своим девушкам без уважительной на то причины. Да и Ксюша, тоже, не проявляла мер по соблазнению и проворачиванию. Мы весело флиртовали друг с другом, воспринимая наши отношения, как рабочую творческую дружбу. Но однажды, нас с Ксюшей взяли для участия в подтанцовках в выступлениях одного очень известного певца. У него была, конечно, своя танцевальная группа, но в новых композициях они ещё не работали, вот предложили нашим руководителям клуба помочь за хорошие деньги. Мы с Ксюшей конечно же согласились, так как и нам была обещана солидная прибавка за дополнительный труд. Мы репетировали под руководством приезжающего хореографа, который учил нас, как и что мы должны делать, натаскивал нас на правильную работу с исполнителем. Так как работы было много, то мы практически поселились в клубе, даже спали там, и поэтому, ещё ближе сошлись с Ксюшей. В коротких перерывах мы вместе пили чай, болтали о разных вещах, дурачились, делали массаж друг другу, и всё это без сексуального подтекста. Мы продолжали относиться к нашим отношениям как партнёрству. Но однажды, наш разговор зашёл о семейных ценностях и Ксюша, стала рассказывать о своей семье, в которой она была младшей сестрой при трёх старших братьях. Она поведала мне очень много смешных историй связанных с этим, в том числе, весьма интимного характера. Как застукала старшего брата за онанизмом перед телевизором, среднего в ванной, а младшего из братьев, с подушкой. Я стал защищать братьев, говоря, что это просто необходимость и часть взросления мужчины, но Ксюша стала весело издеваться и надо мной, предполагая, как я тогда взрослел по её мнению. Она так остро шутила, что я не выдержал, и не найдя достойных слов сказать в ответ, пихнул её пальцем в живот, желая пощекотать. Ксюха ужасно боялась щекотки, поэтому с визгом, отскочила от меня: «Ах ты гад! Ну всё, война»!» Она взяла свою бутылку с минеральной водой и сжав её силой, выплеснула на меня холодную струю. Я лишь успел закрыть лицо, и вся вода пролилась мне на одежду. Я был по доброму взбешён и, вскочив, стал гоняться за Ксюшей, чтобы отомстить ей, и защекотать по настоящему. Мы бегали, визжали и смеялись, уворачиваясь и опрокидывая мебель. Несколько раз мне удавалось схватить её и своими пальцами я щекотал её подмышками и по бокам туловища, но она всегда ловко быстро уворачивалась и наша война продолжалась. Наконец, мне удалось поймать ей за задником сцены и повалить на стоящий там стол для реквизита, и прижав к нему, запустить свои пальцы по телу девушки. Ксюша начала сильно брыкаться, смеяться и кричать: «Аааааа! Отпусти! Ааааа! Щекотно»! Но я продолжал свою месть, получая удовольствия от причиняемого Ксюше шутливого страдания: «Будешь ещё водой брызгаться?! Будешь надо мной шутить»?! «Не буууууду! Хватит!» — пищала Ксюша и пыталась вырваться. Но я решил продолжить экзекуцию и не выпускал Ксюху из своего захвата. Девушка, видя, что я не собираюсь её отпускать, вдруг схватила меня за самое моё интимное место и пощекотала его. Я от неожиданности отпрыгнул в сторону и конечно же Ксюшка, со смехом убежала от меня. «Ты чё?! Совсем что ли?!» — возмущённо закричал я: «Это нельзя трогать!» «А я с братьями только так и боролась!» — смеясь ответила Ксюшка: «Пощекочу им там, они и отстанут! А потом, у них писюны, такие большие, из штанов торчат! Было смешно»! «Ах, так! Ну тогда я тебе тоже сейчас кое-где пощекочу и посмотрим, что у тебя станет прикольным!» — выкрикнул я и продолжил погоню. Ксюша, взвизгнув, стала снова со смехом убегать, но опять была поймана на том же месте, за задником. Я крепко схватил её в охапку сзади и удерживая брыкающуюся девушку одной рукой, вторую запустил ей под топик и стал сжимать её грудь, указательным пальцем теребя сосок. Ксюха запищала: «Ты чего! Так не честно! Я тебе в штаны не лезла! Отпусти извращенец»! Но я уже перешёл сжимать с правой груди на левую. Ксюша, желая вырваться, снова схватила меня за мой орган, и стала щекотать его. Но я уже был знаком с такими её действиями, поэтому не отреагировал, а стал сильнее обрабатывать её грудь, добиваясь от девушки, что бы она признала своё поражение в схватке. Но Ксюша явно не намеревалась сдаваться, так как своей рукой захватила мою мошонку и стала щекотать и её, вместе с членом, уверенная в том, что это точно сработает. И это действительно сработало, только не так, как она ожидала. Мой парень, почувствовав что его обхаживает с наружи женская рука, и получая приятные импульсы от моих рук в результате массажа сисичек, стал увеличиваться в размерах и готовится к бою. Ксюша, конечно же почувствовала это, но не прекратила свои попытки выведения меня из морально равновесия и продолжала активно двигать пальчиками. В результате этого, мой шутливый настрой на игру, быстро перешёл в фазу сексуального заигрывания и все мои действия, перешли в разряд практического петтинга. Мои ладошки стали уже не сжимать её сисечки, а нежно наглаживать, а кончики указательного и большого пальца, собранные в шепотку, уже мягко массировали её сосочки, мои губы прикоснулись к её шее и стали целовать девушку. Ксюша, почувствовав, что мои садистские истязания вдруг поменяли свой характер и стали доставлять ей удовольствия, ощутив мои губы на своей шее, а в своей руке, вздымающийся в агрессивном настрое орган, испугалась таких метаморфоз и отпустив мой инструмент, попыталась вырваться: «Всё! Стоп! Игры закончены»! Но во мне уже была запущена программа «Кобель похотливый» и я проигнорировал её указание, продолжая свои ласки. Мой торчавший под спортивками член, уткнулся девушке прямо в попку, и от его головки в мой мозг проскочила волна удовольствия. Ксюша, видя, что я не выполняю её требования, изловчилась и развернулась ко мне лицом: «Я сказала, хватит! Всё! Побаловались и хватит!». Я никогда не видел её с таким серьёзно-испуганным выражением лица, она словно встретила большую собаку страшного вида, но которая не нападает и не рычит, а ластиться. И вроде приятно, но жутко страшно, а вдруг сорвётся и укусит. Я приподнял девушку и посадил её на сто: «Ты же первая начала заигрывать, что теперь останавливаешь»? «Ничего я не начинала, это баловство, просто баловство, отпусти меня», — ответила девушка, но запущенный во мне механизм самца, уже просто так отключить было не возможно. «А если я вот так вот тебя поцелую? Тоже отпусти?» — прошептал я и впился её своим ртом в губы. Мягкие, нежные, они ответили мне взаимностью, обжимая и лаская. Мой язычок, тут же стал проникать в её ротик и искать собрата. Я прижался к девушке, и мои руки начали наглаживать её спинку, волосы, талию. Её коленки больно давили мне прямо в область паха, где томился, сдерживаемый тканью, мой возбуждённый дружок. Что бы и он смог получать более приятные ощущения и испытывать нужные тактильные воздействия, я немножко надавил своим бедром между сжатых ножек Ксюши, облачённых в танцевальные штаны-трико, и протиснул свои ногу. Продолжая целовать и ласкать девушку, я немного продвинулся к ней, раздвигая её ножки шире, и протиснул между ними вторую ногу, размещая свой пах, напротив её промежности. Танцевальная форма для репетиций у танцоров обоих полов практически одинаковая, разница только в покрое и цветах. Очень растяжимая, тонкая, лёгкая ткань, которая плотно облегает фигуру, чтобы хореограф мог видеть все изгибы тела танцора и давать свои рекомендации. Сейчас на мне, эта форма чётко очерчивала контуры моего возжелавшего женщины, члена, практически не стесняя его и не сдерживая, сильно оттянув ткань спереди моих лосин. Он тут же воткнулся между раскрытых ножек Ксюши, и ткань её трико, не смогла приглушить мощь и давление моего органа, передала все его характеристики, начиная от каменной твёрдости и заканчивая пылающей страстью. Пользуясь теми свойствами ткани, которые позволяли не стеснять движения, я стал активно двигать своими бёдрами и наглаживать своим вздыбленным органом спрятанную под тканью трико девочку Ксюши. Она же, пытавшаяся сначала противостоять такому виду дружеского общения, получив несколько хороших и точных нажатий моего наглого парнишки в самые эрогенные зоны, решила позволить мне такое баловство и перестала отстраняться. Получив её молчаливое согласие, я осмелел, и стал активнее ласкать её руками, уже более нагло и по-свойски залезая ей под топик, и обжимая её сисечки. Мой язык уже нашёл её язычок, и они вдвоём стали общаться, даря друг другу нежные прикосновения. Я продолжал активно двигать тазом и тереться своим торчащим стволом о промежность девушки, получая сладкие и приятные эмоции. Я чувствовал как нарастает моё возбуждение, как разгорается огонь в моих чреслах и как Ксюша, тоже начинает пылать жаром вожделения. На меня нахлынула волна страсти, требующей незамедлительного обладания девушкой. Я взял руками ножки девушки и сведя их вместе, закинул себе на левое плечо, и зацепив резинку её трико, стянул его вместе с трусиками до середины её бёдер, оголяя попку и пылающую жаром пещерку. Зажав ноги девушки левой рукой, я, правой рукой, одним стремительным движением оттянул резинку своих лосин и выпустил на свободу свой, жаждущего погружения, член и тут же ткнул его между ног девушки. Всё произошло так стремительно и быстро, что Ксюха даже не успела понять, как оголилась её попка, и к её щёлочке прикоснулся, обжигающий старостью, твёрдый предмет. От неожиданности она не успела, что либо предпринять, и мой, почувствовавший жертву зверь, стал врезаться в её очень влажную щёлочку. «Нет, нет, нет! Стой!» — запищала Ксюша, и попыталась руками оттолкнуть меня, но я был гораздо сильнее её и настроен весьма решительно и продолжал внедрять свой кол в её пылающее жаром лоно. «Максим, стой, мне нельзя, я ещё ни разу…» — не успела досказать Ксюша то, что стало известно моему члену гораздо быстрее, так как он упёрся в препятствие внутри пещерки девушки, которое тут же было им безжалостно разрушено. Ксюша ойкнула, и широко раскрытыми глазами уставилась на меня, чувствуя, как в её тело погружается, всё глубже и глубже, мужской член. Она так и смотрела на меня, пока я не вонзил свой орган до самого дна её пещерки. Я был удивлён, что у Ксюши не было до меня контактов с мужчинами, и даже немного пожалел, что ей вот так, мимоходом, случайно, пришлось испытать свой первый раз, но чувство завоевателя и покорителя, быстро заглушили все мои нравственные стенания. Пока происходило погружение большого и горячего органа в её тело, Ксюша замерла на вдохе и не дышала, пока не почувствовала, что я наконец вогнал свой на всю длину. «Максим, я ещё девочка, мне нельзя!» — запоздало сказала Ксюша, ещё не до конца понимая, что её только что натянули на член. Что бы показать ей это и окончательно убедить, что о целке можно забыть, я стал активно двигать своим испытывающим наслаждения от обладания девочкой, органом, в её пещерке, удаляя безвозвратно все остатки и следы её девственности. Продолжая удерживать её сжатые ножки у себя на плече, я долбил её, заставляя качаться стол и хвататься за его края саму девушку, сам тем временем, своей свободной рукой, освобождал её ножки, от ненужной и мешавшей одежды. Стянув с её ножек трико и трусики, я кинул их на пол и широко развёл её ножки, удерживая их за щиколотки руками, и, стал наяривать пещерку девушки с двойным усердием, любуясь тем, как мой влажный, в крови и смазке член, погружается в её покорённое мной, влагалище. Ксюша, в результате активных и мощных толчков моего обжигающего её тело, органа, поняла, что её уже трахают, по настоящему, как в фильмах, настоящим мужским членом, трахают в её девственную киску, которая, вопреки её ожиданиям и представлениям, почему то не болит, а наполняется приятными ощущениями. С каждым движением твёрдого и горячего предмета в её пещерке, девушка получала очередную дозу сильного возбуждения, словно в её тело, кто-то, раз за разом, подкидывал порции экстаза. Не ощутив обещанной подругами и книгами боли, и получая только сладкие и волнующие сердце эмоции, Ксюша смирилась с наглым вторжением и перестала бороться с яростно двигающимся в ней агрессором. Я сразу почувствовал, что Ксюша вдруг расслабилась и закрыв глаза, облокотилась о стену, и стала томно дышать, отвечая на все мои похотливые движения. Это немного смутило меня, так как все девушки до этого, которых мне довелось распечатывать, визжали и царапались, кусались и вырывались, плакали в истерике, в той или иной степени, если не в течении всего первого раза, то во всяком случае, гораздо длительное время. Поэтому расслабление тела Ксюши и получение ею удовольствия от процесса, сначала смутили меня, но после того, как Ксюша стала постанывать от моих мощных ударов члена в её до невозможности жаркое и влажное лоно, я успокоился, и стал наяривать девушку, со всеми имеющимися у меня силами и опытом.
Я расскажу вам о событиях произошедших со мной в довольно далеком времени, но которые расстянулись на года и сделали из меня неполноценного человека, а проще говоря морального урода. Этот рассказ рядового зека, ставшего пассивным педерастом. Но обо всем по порядку. Все началось 93-ем году. Со своим приятелем находясь в алкогольном опьянении, мы изнacилoвали совершеннолетнюю девушку. Если быть точным, я не помню до сих пор насиловал ее я или нет, да и вообще какое участие принимал в изнacилoвании т.к был сильно пьян. Экспертиза не установила и не обнаружила следов моей спермы и других выделений, но это мало чем влияло на мою судьбу, к тому отец моего теперь уже бывшего друга сделал все чтобы всю вину свалить на меня одного. Потерпевшая заявила, что насиловал ее только я и в презервативе. Моего приятеля из разряда обвиняемого перевели в разряд свидетеля и получалось, что я главный обвиняемый по этому делу. Я стал возмущаться и сказал следователю, что на суде все расскажу как было. Свою вину я не отрицал т.к все улики были против меня, но и брать все на себя тоже не хотел. Следак только рассмеялся и сказал, что я буду делать так как мне скажут иначе мне будет очень плохо и вообще если я потяну за собой своего корешка, то нам больше впаяют. Одним словом все было повязано. Когда меня поместили в изолятор я находился в одиночной камере. Мой адвокат сказал мне, что это постарался отец моего друга, но если я буду несговорчивым меня посадят в общую хату, где меня сразу и опустят, поэтому для меня лучшим вариантом будет, вести себя послушно. Еще адвокат мне сказал, что мой кореш находится под подпиской о невыезде и проходит по делу как свидетель, поэтому лишнего в его адрес ничего говорить нельзя. На очной ставке потерпевшая опознала только меня и с упорством обвиняла меня одного, видно и на нее оказали давление. Я сидел и молчал, не пытаясь возразить. На суде я подтвердил свои показания данные мной на предварительном следствии и в итоге получил свои шесть с половиной лет, отправившись в колонию общего режима. С такой статьей на зоне тяжело выжить, а такому как мне и подавно, потому как большой физической силой я не обладал. Насильников там не жалуют. Уже в первый день в отряде ко мне подошел один из посидельцев и отведя в сторонку сказал, чтобы через десять минут я был в сортире, там будет решаться мое будущее. Зайдя в туалет я увидел трех человек которые курили и о чем-то разговаривали. ,,Ну че встал! Иди сюда пиздострадалец!\’\’- сказал один из них. Я подошел ближе и сразу получил кулаком в живот. От боли я согнулся, последовал еще удар ногой в голову, потом еще. ,,Трахаться любишь? Мы тебе устроим сладкую жизнь пидар!\’\’- услышал я со стороны. После последовала еще одна серия ударов. Увернувшись от следующего удара я сам нанес удар одному из них, после чего был жестоко избит. Били в основном по ребрам, спине, ногам. Пару дней меня не трогали вообще, даже не разговаривали со мной и я подумал, что этим все кончится, но все только начиналось. Одной из ночей меня снова вызвали в тот самый сортир. Теперь там был один из тех зека. Он предложил мне сделку. Я становлюсь ,,личным любовником\’\’ одного авторитетного пацана, либо меня опустит весь отряд и жить мне станет совсем не выносимо. На самом деле я понимал о чем он говорит. За неделю проведенную в колонии я успел заметить как обращаются с петухами. В основном все они сидели за изнacилoвание. Всего их было человек пять и все они отзывались только на женские имена. Один раз ночью я слышал как кто-то стонет, но не предал этому значения. Теперь я понял, что тогда происходило. ,,Ну, что согласен? \’\’- спросил меня тот самый который пиздил пару дней назад. Я спросил: ,,А, что значит личный любовник?\’\’ ,,Ну ты и валенок! Трахаться будешь только со своим хозяином и с теми, с кем он скажет! И вообще решай быстрей, все равно ты уже заочно пидар!\’\’- сказал он. Я задумался, мне стало реально страшно и меня стало трясти. Из глаз бырзгнули слезы. Я стал просить его пожелеть и не трогать меня, объснять, что не насиловал, но ему было все равно. Он закурил и улыбаясь сказал: ,, Не сци! Сначала все конючат, а потом не оторвать. Будешь знатной бабой, ты понравился Гере. Если будешь способным, будешь как сыр в масле.\’\’ Когда он докурил я дал ему положительный ответ. Он захохотал и стал справлять малую нужду. После этого приказал развернуться к ниму спиной и приспустить штаны. Я спросил: ,,Зачем?\». После моего вопроса он пришел в ярость и несколько раз ударил меня. Пока я приходил в себя он сам сорвал с меня штаны и изогнув меня прикоснулся своим членом к моей заднице. Потом развернулся и ушел. Только когда я отсидел в колонии около месяца я понял, что своими действиями он меня офаршмачил, чтобы у меня не было обратной дороги. По сути после этого случая я и стал Настюхой. Такое имя мне дал Гера, который меня и трахнул в эту же ночь. В отряде стало одним петухом больше. Единственное, что отличало меня от обычных пидаров, это более высокий статус моего положения. В мои обязанности входило следить за чистотой в комнате Геры (он был в авторитете, поэтому жил отдельно от всех), заправлять его кровать, готовить еду, стирать его вещи и самое главное ублажать его в любое время, в любом месте. Гера пользовал меня часто. Ему нравилось слышать мои стоны. Он не был со мной груб, но и ласки не проявлял. Я был для него дыркой, давалкой, вафлером, кем угодно, но только не пацаном. Он мало со мной общался, а если и говорил что-то, то исключительно в виде монолога в приказном тоне. Когда был пьян мог обозвать меня, но это были мелочи. В отряде на меня косились и я имел много недображилателей и завистников среди опущенных заключенных, хотя основной массе зеков было все равно. Гера отмазал меня от работы и основную часть времени я проводил в его комнате, хоть и имел свою шконку в отряде. Его комната ничем не отличалась от комнат, которые на свободе. Там был телевизор, видеомагнитофон, шкаф, диван, два кресла, стол, холодильник и даже телефон. Правда телефон работал только тогда, когда этого хотел сам Гера. От повседневного безделия и траха в попу мои формы стали округляться. Попа становилась более мягкой и девичьей, появился жирок, грудь стала напоминать грудки малолеточки. Сзади я напоминал больше девочку, чем мальчика. Гера велел мне отрастить ногти и брить ноги и промежность. Стричься он тоже мне запрещал и мои волосы достигали плеч. Однажды он принес сумку и сказал, чтобы с этого дня я носил только эти вещи. В сумке были несколько платьев и юбок, колготки, чулки, пара лифчиков, кофточки, маечки, женские трусики разных цветов, даже туфли на каблуке. Кроме того там находилась и косметика. Постепенно я переставал себя чувствовать мужчиной. Я стал личной шлюхой. Меня перестали возбуждать женщины, зато я сильно стал возбуждаться от вида голого парня. Каждый день я наряжался в шлюху и подставлял задницу под чей-нибудь член. Иногда мне это нравилось, иногда нет, но у меня не было выбора. Я красил ногти, губы, приводил в порядок лицо, подводил ресницы, одевал чулки, платье и отрабатывал по полной. Сделать кому-нибудь минет стало для меня обычным делом. После некоторого времени пришел опыт. Я научился неплохо принимать за щеку. Мне начало это даже нравиться. Гера редко отдавал меня своим корешам, но когда это случалось мое очко и рот готовы были разорваться. Приходилось порой часами ублажать пацанов. В такие моменты было тяжелей всего как морально так и физически. Я смирился со своей участью и Настя крепко во мне засела. Были времена когда я хотел повеситься, мне было так противно, но я терпел. Моя фигура за два года отсидки трансформировалась в девичью окончательно. Задницу нельзя было отличить от бабской. Пальцы рук стали пухлыми. Грудь увеличилась сама собой. Бритые ноги и длинные волосы подчеркивали мою принадлежность. Я заметил, что даже бриться я стал реже, а голос стал более высоким. Это все гормоны, ведь меня держали в белом теле, питался я тоже хорошо, но главное это моя психика. Внутри я стал настоящей девкой. Развратной девкой и блядью. Я уже сам мечтал у кого-нибудь отсосать, а когда приходил Гера скорее подстaвлял очко под его хуй. Мне нравилось брать у него при всех в рот, сосать его друзьям когда они играют в карты, глотать их сперму, быть проигранным на ночь. Пропало всякое стеснение. Гера драл меня в душе при остальных зеках, снашал в рот туалете. Все бы ничего, но с воли пришел молодой совсем мальчик, который и запал ему в душу. Как не пытался он отбиваться и сопротивляться итог был известен. Во вторую ночь его и опетушил Гера. Я был выброшен как использованный гандон, а мое место занял этот пацан, а точнее Снежана. Такое имя ему дали. С тех пор моя жизнь превратилась в ад. Меня мог пользовать любой арестант. Мое анальное отверстие принимало теперь по пять-десять хуев за день разных размеров. Было глупо сопротивляться в моей ситуации, тем более торгуя своей задницей можно было неплохо подзаработать. Деньги редко кто давал, зато чая, конфет и сигарет было достаточно. Было тяжело в том плане, что приходилось теперь и работать, мыть полы служебных помещений, сортиры и выполнять другую грязную работу, а после всего этого отсосать у десятка человек. Незнаю почему такой начался ажиотаж по отношению ко мне, но остальных петухов пялили реже. Ночью моя жопа трещала по швам. Теперь я даже стал практиковать групповуху, чтоб быстрей обслужить братву и хоть немного поспать. Малейшее сопротивление заканчивалось избиением. В отряде даже был петух отказавшийся делать минет, который после этого лишился передних зубов и попал в черный список. Теперь над ним стали сильней и больше издеваться и всем обиженным и опущенным запретили с ним общаться. Ему засовывали лампочку в задницу, швабру, пиздили чуть ли ни каждый день. Поэтому я исправно сосал хуи боясь оказаться на его месте. Любой более-менее уважаемый зек мог кинуть сигарет или чая и один из обиженных был в его полном распоряжении. Петухи это самая низшая каста в эрархической лестнице зоны. А я и был тем самым петухом-парашником. Моя участь в колонии сводилась к одному, удовлетворять и обслуживать, а моим рабочим местом были рот и очко. Идти против сдешних законов означало смерть. Так неслись деньки один за другим, член сменялся членом, а я ждал свободу. Вскоре появились еще два паренька со статьей как у меня и в нашей касте отверженных прибавилось на два пассивных педика. Тогда стало полегче. Два или три человека за день я не считал за труд. Ну бывало утром обслужишь прямо возле умывальника утренний стояк и все. Сколько половых актов у меня было за время отсидки трудно сказать, но если бы я отказался стать тем кем я стал врядли выжил бы, в лучшем случае вышел инвалидом. Там жестокие законы. Сумел постоять за себя — ты ебешь, а если нет — ебут тебя. Последний год заключения я стал искуссным сосуном, старался уговорить чтоб не в жопу, а в рот. В очко редко давал т.к. на прямой кишке образовался нарост и при занятии анальным сексом вызывал болевые ощущения. В местной санчасти врачиха даже удивилась и порекомендовала прекратить вступать в половые сношения с другими заключенными. Мне даже сделали на ягодицах татуировку: ,,Проход закрыт!!! Все работы завершены. Вход строго по пропускам!\» Похожие татухи были у всех педерастов колонии. Например: ,,Попользовался сам, уступи другому!\» или ,,Грехи молодости можно смыть ни только кровью!\», или ,,Хочешь зайти, стань в очередь!\», или ,,Член ни нож, а задница не мыло.\’\’ Такие и многие другие татуировки красовались на задницах пассивных гомиков в свое время. Я научился так профессионально делать минет, что мог довести любого до оргазма за минуту или полторы, а по вкусы спермы мог определить хозяина. Настюха-сосуха, так называли меня в последнее время. Как-бы это неотвратительно звучало, но это является обычными буднями лагерного педераста. Освободился я условно-досрочно, вернулся домой, устроился сторожем на стоянке (отец помог). Так на работу никуда не брали. Денег хоть и мало, зато свои. Мне хватает, кроме того я еще подрабатываю на стороне, естественно своей жопой. От этого мне уже трудно отказаться.
Лето, ах лето… Это было лето 2020 года, июль. Жарило нещадно, и мы спасались, как могли. Я носила короткую белую юбочку и сиреневый топ. После года в фитнес-клубе могла себе позволить. Шикарная подкачанная попка, высокая грудь 3-его размера… Мужики пускали слюни. Была пятница, после работы путь домой был долгий: метро, электричка и пешком 5 минут. По дороге к метро с подружкой выпили по пиву и спустились в подземку. Уже тут у меня началось жжение: парнишка смотрел на меня во все глаза, когда я села напротив, я же, прикинувшись уставшей, закрыла глаза, подглядывала из-под ресниц. В глазах его читалось желание. Я решила подыграть и на очередной кочке слегка развела ноги. У него аж, что то зашевелилось в шортах! Да, я могу себя подать! Немного пошевелив и разведя ноги, показав белые стриги, я встрепенулась и, резко открыв глаза, бросила взгляд на него, мальчишка смутился. Еще бы, мне 24, ему, на вид, 18. Решив его не расстраивать, я снова откинулась и «заснула». Ноги разошлись, и внизу стало тепло, мальчик прожигал меня взглядом. Откинув одну ногу посильнее, я рукой слегка задрала юбочку, обнажив бедро еще сильнее. Парень уже сидел согнувшись, что б не было видно его восставшего «друга», и во все глаза наблюдал за мной. Я решила не разочаровывать его, и слегка сползла с сиденья, что задрало юбку уже совсем до неприличия! Пассажиров в это время было уже мало, и те что были тоже оказались вовлечены в игру. Молодой человек, не выдержав, пересел ко мне. На очередной остановке, при торможении, я завалилась ему на плечо. Он, как будто только этого и ждал, и тут же меня обнял и ласково прижал к себе. Я потекла. Это было восхитительно. Он приятно пах молодостью, силой и возбуждением. Потихоньку я сползла ему на колени, а его рука уже лежала на моем обнаженном бедре. Парнишка решил не теряться и стал поглаживать ногу в опасной близости от трусиков. Я же ушком легла аккурат на его прибор, который был в полной боевой готовности. При каждом покачивании вагона, я усиленно натирала ему головой его дружка. Постепенно смелее, подсунул руку бод резинку и начал ласкать промокшую «киску» и клиторок. Я уже не могла сдерживаться и застонала, глаза я по-прежнему не открывала! Парень не останавливался ни на секунду и продолжал теребить мой клитор. Долго это продолжаться не могло, и я испытала первый за сегодня оргазм! Он был сокрушительный, трясло меня сильно, хоть и не долго. Сделав вид, что я проснулась, я вскочила, отряхнулась и поправилась. Стало немного неловко — все кто был, смотрели на меня: женщины с осуждением и скрытой завистью, мужчины с восторгом, парень с надеждой. Вагон тронулся. Я, чувствуя себя бесстыдной блядью, встала перед парнем на колени, быстро достала его немалый возбужденный ствол и стала энергично сосать. Быстро, глубоко и интенсивно. Видимо, парень тоже долго держался, поэтому спустил уже через минуту с громким стоном прямо мне в рот. Я вобрала в себя все до капли, не проронив ни грамма драгоценной жидкости. Встала, достала из сумочки бумажный платочек и вытерла губы. Улыбнулась всем и выскочила на остановке первая. Быстро перейдя на другую сторону станции и села в обратный поезд, так как свою остановку я давно проехала… Я возбудилась уже не на шутку — хотелось секса! Дикого, необузданного, незаконного! Я вся горела. Выйдя из метро, я направилась на платформу, до дома еще 30 мин на электричке. Купила «бон аквы», запила привкус своего «метро-мальчика». Огонь в сердце и пониже стал остывать. Подошла моя электричка, народу было мало и я села в уголке. Включив музыку на телефоне, я закрыла глаза и погрузилась в воспоминания, перебирая посекундно своё приключение в метро. Незаметно для себя, я снова стала возбуждаться. Приоткрыв глаза, я убедилась, что на меня никто не смотрит. В вагоне ехало всего три человека: два парня и какая-то бабулька, все они сидели от меня далеко. Я решила немного поиграть с собой, вспоминая, как это делал мой метро-мальчик. Лаская себя, я чувствовала прилив скорого нового оргазма и непроизвольно постанывала. В плеере я себя не слышала, а вот парни, похоже, что то услыхали, так как, приоткрыв в очередной раз глаза, я увидела их стоящими рядом. Бабульки в вагоне уже не было. Один из парней, шатен, подсел рядом, грубо обнял и запустил свою руку в пару к моей руке прямо в промокшую и возбужденную «киску». Он начал делать такое, что я даже не посмела ему мешать! Это был новый виток наслаждения! Я застонала еще сильнее и уже не скрывалась! В наушниках играла какая-то ванильная попса, но сейчас она была как никогда вовремя. Второй парень, брюнет, без прелюдий, достал свой член и, так же без слов вложил его мне в рот. Я заглотила. Я вообще люблю минет, я чувствую через него власть над мужчинами, и поэтому делаю его всегда хорошо и с душой. Глубоко заглатывая и поигрывая с его членом языком, я не переставала вертеть задом на двух пальцах его друга. Оргазм! Уже второй за сегодня! Я на седьмом небе! Стоны и конвульсии. Я расслабленно откинулась на кресле. Парни, глянув на это, решили не останавливаться. Брюнет опустился на колени и, оттянув стринги, принялся вылизывать меня, помогая себе пальцами. Шатен, оказавшись не у дел, встал и занял его место своим членом у меня во рту. Наминая мне грудь одной рукой, и насаживая мою голову на свой ствол другой. Я снова стала распаляться, в плеере заиграла новая песенка с каким то веселым и игривым ритмом… дальше как в тумане… кончил в рот шатен… насадил на ствол брюнет… оргазм… шатен пристроился после друга и наполнил меня семенем еще… оргазм… раком на сиденье… сзади брюнет, спереди шатен… кончили оба и меня разорвало от струйного оргазма. Не чувствуя себя, легла на сиденье. Парни деловито заправлялись, о чем то шутили. На остановке парни вышли не прощаясь. Мне ехать еще 2 остановки – как раз хватило времени привести себя в порядок. Трусики пришлось выбросить — кто то их неосторожно порвал. Губки и рот вытерла последними бумажными платочками. Вышла я на своей остановке одна, больше в электричке, видимо, никого не было. Хотелось писать. Памятуя про гаражи по дороге до дома, я припустила быстрым к ним шагом. Зайдя меж гаражей, я присела и принялась с наслаждением опорожнять вывший уже мочевой пузырь. И тут я поняла, что не одна! Было темно и страшно. Я постаралась побыстрее завершить процесс и уже почти всё, как… чья то ладонь опустилась мне на плечо, не давая встать. Темный силуэт обошел меня и встал передо мной. Меня трясло от страха, стыда и возбуждения. В лицо тыкнулся чей-то вялый, но крупный член. Ура! Убивать не будут! Сосала я с удовольствием, стыд прошел, возбуждение нарастало как снежный ком, а писечка уже начинала болеть от сегодняшних упражнений. Почувствовав, что мой темный властелин готов к спуску семени, я резко выпустила его член изо рта, вскочила, повернулась к нему спиной и нагнулась, прогнувшись в талии. Другого приглашения ему и не надо было. Обхватив руками мою талию, он с силой насадил меня, я аж закричала! Так просто и сильно он лишил меня анальной девственности! После недолгого, но жесткого траха я кончила и обмякла, облокотившись всем телом на стену гаража. Темный властелин, подрочив, спустил мне на попку, застегнул ширинку и молча ушел. Домой я пришла, слегка опоздав, на деревянных ногах, опустошенная, но счастливая. Мой МЧ ничего не заметил. «WOT» придумали, что б нам, девочкам, ничего придумывать не приходилось! Воюй, любимый, а я пока на гражданке буду тылы прикрывать!

Модератор форума

Последние статьи

Комментарии