Мистические истории

Интересно до жути
Я всегда был нелюдимым человеком, сколько себя помню. Друзей у меня не было ни в школе, ни в институте, ни на работе. Мне нравилось быть одному, а люди. Я пытался заводить друзей, может, больше для того, чтобы меня не считали "придурковатым". Но в школе эти глупые разговоры мальчишек, бесконечные бахвальные разговоры на темы: кто круче, кто быстрее и т.д. выводили меня из себя, мне было не интересно, скучно, да и просто бесило. Ну что вы хвастаетесь друг перед другом словно павлины. А девчонки? Их я вообще сторонился, казалось, что у них в голове кроме нарядов, причесок, мальчиков и сплетен больше ничего и нет. В институте? О! Этих глупых разговоров стало больше, а ближе к сессии начиналось обсуждение, как ничего не учить и сдать, а потом где отметить. Я уже смирился с тем, что меня считали странным, нелюдимым. Мне было откровенно плевать, лишь бы меня не втягивали в свои тупые разговоры. Может благодаря этому я не пристрастился ни к курению, ни к выпивке. После окончания института я устроился машинистом на грузовой состав. Почему на грузовой? Там не надо общаться с проводницами. Вези себе груз и всё. Правда один минус - помощники. Я думал хоть во взрослой жизни всё будет по-другому. Но нет. Казалось, с возрастом у людей увеличивается зависть, лицемерие. Как я не любил ходить в бухгалтерию, отдел кадров или просто в контору сдавать документы. Пока стоишь и ждёшь, они успевают похвалить у коллеги новую кофточку, прическу или ещё Бог знает что. А стоит этой самой коллеге выйти, как начинается: "кофта на дешевом рынке китайская за три копейки куплена", "врёт она, что столько стоит", "ей бы похудеть, а не напяливать на себя такие кофточки", "ей бы поправиться, а то, как швабра", "прическа ужасная, сама что ли стриглась" и т.д. и т.п. А стоит выйти другой коллеге, то начинались разговоры про неё. Человек выходит - поливают грязью, заходит - ему улыбаются во все 32 зуба. Я был уверен, что и про меня говорили, только стоило мне закрыть дверь с той стороны. Но мне плевать! Хотелось после всего этого хорошенько помыться, лучше с хлоркой. И я должен пытаться общаться с ними? Дружить? Любить? За их лицемерие, зависть? Да они ненавидят друг друга, только скрывают это под масками. Я не скрываю, что не люблю людей. Если честно, то я и с родителями не мог общаться. Нет, я их любил, но не знал о чём говорить. Я их навещал в поселке, где они жили, помогал им по хозяйству. И в основном они говорили, на все их вопросы о моей жизни я отвечал:"Всё нормально. Работаю." А если так и есть? Не расписывать же им весь мой день по часам? Они рассказывали про соседей, своё здоровье, хозяйство, вскоре стали намекать на женитьбе. Мне уже было 32 года. Интересовались, нет ли у меня девушки. Меня аж передергивало. Сразу вспоминались все сотрудницы с работы. Нет, спасибо! Мне даже походы в магазин давались с трудом. Много народу, хочешь что-то взять из продуктов, так стоит покупатель полчаса выбирает, потом полчаса у кассира обо всем спрашивает, перебирает, потом деньги ищет. А мамашки со своими детьми? Идут, рот раззявят, с подружкой или по телефону болтают, а их дети носятся по магазину, что-то роняют, хватают и едят сладости без спроса. А эти мамочки орут на весь магазин:"Не трогай!", "Иди сюда!" "Положи на место!" Не берите с собой детей или держите их за руки, воспитывайте, в конце концов. Я встречался с девушками, но меня хватало буквально на месяц. Делать комплименты я не умел, а слушать их пустую болтовню не любил. Ну зачем мне всё это знать? На их вопрос "Ты меня слушаешь?", я откровенно отвечал:"Мне это неинтересно." Они обижались. Я старался их водить в кино, театр или на концерты, туда, где не надо разговаривать. Девушки в итоге обзывали меня "бесчувственным чурбаном" и уходили. Я один раз прочел статью о том, что жена подала на мужа в суд за то, что тот 30 лет притворялся глухим, чтобы она с ним не разговаривала. Время шло. Мне уже почти 55 лет, я собирался уходить на пенсию. С возрастом терпеть людей стало совсем невыносимо, а тут мне ещё попался молодой помощник. У него рот не закрывался. А я. Если раньше я просто молчал, то теперь не сдерживался и напрямую говорил людям всё в лицо. Ну не интересен мне его рассказ, почему я должен молчать и слушать? И какая разница соседям и коллегам как мои дела? Нервы и терпение были на пределе. И вот, в свой долгожданный День Рождения, долгожданный не потому, что это юбилей, а потому, что я уходил на пенсию. Родители скончались несколько лет назад. Я переехал в родительский дом, а свою квартиру стал сдавать. Лишняя копеечка никогда не помешает. Сразу по приезду начал устанавливать высокий забор из металлических щитов. Он меня укроет от назойливых соседей. Вот, вот о чём я мечтал всю свою жизнь. Частный дом, никаких соседей. Завел собаку, большую, Джим. Жизнь моя пошла, как по маслу. Огород, мелкий ремонт в доме и на участке, телевизор, книги и никого. Думаете, мне было одиноко? Если человеку есть чем заняться, ему некогда скучать. Но тут жизнь вновь подставила мне подножку. Больше чем людей, я ненавижу крыс. Просто ненавижу: это мерзкие, наглые животные с мерзкими голыми хвостами. Так вот. Я заметил, что у меня одна яблоня стала желтеть и осыпаться. Ничего понять не могу. Рядом в паре метров такая же яблоня растёт и нормально. А потом и вовсе накренилась. Подкопал я, а у неё все корни съедены. Ничего себе. Кроты точно такого не смогут сделать, да и нет их у меня на участке. Стал осматривать землю и заметил норы, крысиные. Купил отраву, засыпал, стал ждать. Вторая яблоня стала чахнуть. Решил засыпать отраву прямо в корни, стал копать, из корней мимо ног проскочила бурая тушка, я только омерзительный крысиный хвост и увидел, скрывающийся в другой норе. Вот сволочь. Объявил я им войну, но ни отрава, ни бетон со стеклом, ни вода и газ, которые я пускал в норы, не действовали. Крысы продолжали уничтожать мой участок. Один раз чуть инфаркт не случился. Пошел я в уборную, снял штаны, сел и услышал снизу шорох. Я ломанулся наружу и свалился из-за спущенных штанов, итог - перелом руки. Потом уже с гипсом заглянул в яму. Крысы всю землю из нор ссыпали в яму. Я боялся ходить в туалет, ходил на ведро. Кому охота, чтобы тебя крыса за одно место цапнула? А эти твари хорошо прыгают. Приближалась зима, ноябрь выдался морозным. Я сидел на кухне и смотрел в окно, был вечер. Эти мерзкие создания оставили меня без урожая и без деревьев. Я надеялся, что они уйдут на соседний участок, у меня всё поели. До моего слуха донесся полный боли вой моей собаки Джима. Я вскочил, схватил фонарик и помчался во двор. Тусклая лампочка на крыльце выхватывала из темноты возле будки что-то огромное, темной и шевелящееся, от которого слышался собачий скулеж и крысиный писк. Я посветил туда и застыл в ужасе. Огромная шевелящаяся масса была кучей коричневых крыс, в этой мерзкой куче мелькали их светящиеся глаза и лысые длинные хвосты. Я кинул в эту кучу фонарик, крысы бросились врассыпную. Я взял лопату, чтобы можно было отбиться от них и подошёл к будке. Моя бедная собака, они загрызли её. Она лежала на боку, сквозь шкуру были видны укусы от мелких зубов. Мой Джим уже не дышал, рядом с ним лежало две тушки крыс. Он успел их убить, пока эта огромная, голодная свора не набросилась на него. Я похоронил его этим же вечером в поле. Я не хотел, чтобы эти твари достали его под землей. Я проклинал их со всей ненавистью, злобой и болью. Эти мерзкие крысы уничтожили, превратили мой участок в пустыню, убили мою собаку. Теперь я точно остался один в окружении этих мерзких, отвратительных, вечноголодных тварей. Ложась спать, я думал о том, как же избавиться от крыс? И тут мои мысли прервал шорох. Я прислушался. Крысы. Из-под пола в зале раздавался шорох. Они рыли. Я вновь начал свою борьбу с ними, но с каждым днём шорох под полом увеличивался. Теперь он шёл из нескольких комнат, и в моей спальне тоже. Они рыли ходы. Как я был рад, что дом стоит на бетонном фундаменте в 50см. Если бы были просто деревянные полы. Я боялся и думать про это. Эти крысы, они рыли под домом, потому-что в доме тепло, а было начало декабря. Каждый вечер я не мог уснуть, я включал телевизор и засыпал под него, лишь бы не слышать этот противный шорох. Я представлял, что эти серо-коричневые тельца с длинными мерзкими хвостами ползают прямо под моим полом, под моей кроватью на глубине каких-то 60-70см. От этих мыслей мне становилось не по себе и боялся спать. Перед глазами вставала картина: большая шевелящаяся серо-коричневая куча с мелькающими горящими глазами и лысыми длинными хвостами и растерзанная собака. Мой страх и ужас росли с каждым днём, я практически не спал. Конец моему терпению пришёл в тот вечер, когда я услышал скрежет их мерзких лап и зубов о бетон. Они грызли бетон! Я выставил дом на продажу. На мой дом нашлись покупатели уже через месяц. Они спрашивали: почему продаю, почему так дешево? Я ссылался на возраст, что не могу один смотреть за домом. Они поверили, это была молодая пара, которая брала этот дом под дачу. Сколько же мне стоило сил и терпения, чтобы слушать их бесконечные вопросы, отвечать на них, слушать об их планах на счёт этого дома. Я столько не общался с людьми за всю свою жизнь, сколько с покупателями, ну, не считая общения по учёбе, работе. И вот, ура! Я был вымотан, я не спал нормально уже почти два месяца, мои нервы на пределе, здоровье стало подводить, но я победил. Через три дня покупатели привезут деньги, и мы подпишем все необходимые бумаги. Сидя в зале перед телевизором, я услышал, как что-то упало на кухне и разбилось. Я подошёл к кухне и замер. Из темноты на меня смотрели два маленьких светящихся глаза, дрожащей рукой я нащупал выключатель. Свет зажегся и... Возле стола на полу валялась разбитая банка, вишневое варенье растеклось по всей кухне, около лужи варенья сидела крыса. Размером она была с 4х месячного котенка, и хвост такой же длины, как и тело. Её мерзкая острая морда была перепачкана бурым вареньем. Меня охватила ярость, я схватил веник и кинулся к этой твари:"Нет, вы не сорвёте мне продажу дома!" Крыса быстро шмыгнула под гарнитур, а моя нога подскользнулась на варенье. Несколько взмахов руками и я упал назад. Кухня в родительском доме небольшая, а все пороги высокие. Я упал спиной прямо на этот порог, раздался ужасный хруст позвоночника, удар затылком об пол, и всё померкло. Не знаю через сколько я очнулся, голова ужасно болела и кружилась, тошнило. "Сотрясение", - подумал я. Начал приподниматься, опираясь на руки, и только тут до меня дошло, что я не чувствую боли в спине, а ведь я ударился об порог и я, я не чувствую ног. Еле приподнявшись, я стал лихорадочно ощупывать свои ноги, бил по ним, щипал, но ничего не чувствовал. Ужас осознания посетил мой мозг. Я сломал позвоночник! Что же это? Как я теперь? Я совсем один, я теперь инвалид. Я совсем один тут, в доме. Надо вызвать скорую, может ещё не всё так плохо. Попытался ползти, когда услышал позади себя противный шорох. В ужасе я обернулся: крысы. Они были везде, их противные, коричневые морды были вокруг меня. Холодная волна страха и отчаяния пробежала по затылку. Та самая крыса с бордовой от варенья мордой стала приближаться ко мне. Я начал махать в её сторону руками, кричать, шикать. Сперва она отпрянула, но потом я увидел в её глазах и глазах других тварей голод и радость. Они поняли, поняли, что я ничего не смогу им сделать. Твари стали подкрадываться ко мне, ближе и ближе. Я отмахивался руками. Эти умные и хитрые крысы накинулись на мои ноги. С ужасом в глазах я смотрел, как эти твари едят мои ноги. "Как я рад, что парализован". Я потерял сознание от потери крови. Через три дня покупатели вместе с юристом и риелтором нашли объеденное тело хозяина в доме. Вокруг были видны кровавые следы мелких лапок. Из-под пола послышался мерзкий писк и шуршание. Страшные истории
Вечером мы часто сидели на лавочке, на соседской улице. Так вот, пришли мы раз оттуда поздно, легли спать с сестрой в нашей комнате. Я вообще там до сих пор боюсь спать одна, честно говоря, так как с сестрой были свидетелями много чего странного. Спали мы в основном на одной кровати. Лежим с ней, болтаем, время уж рассветать начало, вдруг недалеко от нашего окна услышали невыносимо сильный плач, точно не собачий вой это был. При том это был настоящий вопль и был он такой сильный, что со всех улиц села начали лаять и выть собаки. Плач был таким страшным, именно взахлеб, и уходил дальше и дальше куда-то по соседним улицам, и с этим плачем лаяли и выли все собаки в селе. Мы с сестрой наперегонки друг с дружкой бросились в комнату матери с отцом. Отец вышел с ружьем на улицу, он охотник раньше был, но всё уже стихло. Конечно, нам они как обычно не особо поверили. Мама сказала, мол, какая-то собака это была. А на следующий день мама позвонила подруге, на соседнюю улицу, и та рассказала, что вчера проснулась оттого, что отовсюду выли собаки. Этим же годом в селе у нас стало умирать много очень народу, и в основном молодежь. За год очень много народу похоронили. Когда мы рассказали эту историю нашим друзьям, а они знают, что мы не выдумщицы, то они нашу улицу долго обходили стороной. Также говорят в нашей речке Вад, когда она разливалась, видели странное существо. Оно всегда плыло вдоль берега, не подплывая близко. Моему отцу рассказал его друг, как он увидел это существо, когда рыбачил вечером, он описывал даже его. Друг этот не пьет вообще, как он сказал моему отцу: "Вить в такую х**нь, извините за выражение я не верю, но то, что я видел, было точно не человеком". В этой речке было также много утопленников, река раньше была большая и много там тонуло народу еще в советские времена. Над этой речкой большой мост был, помню вечером где-то часов в 18, мы искупались и пошли домой, а проходили по этому мосту, и вдруг под мостом (он высокий) услышали громкий детский плач. Мы посмотрели через перила, но никого не было там, мы и бросились бегом оттуда. Потом взрослые нам сказали, что недалеко от того места мальчик утонул. Источник
След ноги 👣 Я хотел бы начать с того, что в этом доме произошло много событий. Но я поделюсь самым пугающим. Предыстория: район, где находится мой дом, когда-то был открытой прерией. Мы постоянно находили артефакты коренных американцев, разбросанные по окрестностям. Когда мои родители развелись (я был еще подростком), мы с мамой переехали в этот дом. Поначалу все казалось замечательным! Там было много места, и в доме было очень уютно. Однако со временем в доме стали происходить странные вещи. Чем больше я их замечал, тем чаще они становились. Например, я слышал, как кто-то спускался по лестнице, пока чистил зубы. Разумеется я предполагал, что это моя мама, но всякий раз, когда я проверял, там никого не было. Вскоре шаги стали обычным явлением. Особенно по ночам. Еще через некоторое время до меня, наконец, дошло в чем их причина. Причина в том, что в этом доме водились привидения! Вот тут-то все и стало по-настоящему жутким. Однажды мы с другом вернулись с прогулки ко мне домой. Мама тогда была в командировке, поэтому мы решили, что будет очень классно потусить в пустом доме вдвоем. Мы могли бы что-нибудь выпить или заняться любыми делами, какими захотим. Мы ошибались. Зайдя в дом, мы сразу направились в подвал. Там было попрохладнее, чем в остальной части дома. Спускаясь по лестнице, я заметил, что плакат «Желтая подводная лодка Битлз», висевший внизу лестницы, был слегка наклонен влево. Я подумал, что, наверное, задел его или что-то в этом роде. Проходя мимо, я поправил его и мы направились дальше в комнату. Стоит отметить, что плакаты и фотографии были развешаны по всем стенам в подвале. Я починил его, и мы прошли в главную комнату. И вот там мы испугались не на шутку. Все фотографии и плакаты в комнате были слегка наклонены влево. Точно так же, как тот плакат у лестницы. Но странности на этом не закончились. Дверь в кладовку оказалась приоткрыта. А кладовка — это по сути комната, где вместо пола была земля. Я подошел к двери и замер — оттуда шло какое-то золотое сияние. Примерно в 3 метрах от двери находился выключатель. Я взял себя в руки, заскочил в кладовку и выключил свет. В поисках рационального объяснения я позвонил маме. Но та сообщила, что не знает в чем дело и что она вообще несколько недель не спускалась в подвал перед отъездом. У меня по спине пробежала дрожь. Я оглядел кладовку и заметил в грязи отпечаток ноги. Это был самый искореженный след, какой только можно себе представить. Я застыл от страха. Мой друг тоже. Мы молча посмотрели друг на друга, испытывая тошнотворное, выворачивающее наизнанку чувство. Я захлопнул дверь кладовки и запер ее, после чего мы выскочили из дома так быстро, как только могли. Никогда не забуду как отвратительно и уродливо выглядел тот след. А мысль, что я вообще решился зайти туда и выключить свет выбивает у меня почву из под ног.
В нашем доме открыта вакансия консьержа четвертого подъезда. Уже более года спроса на нее нету. И вроде бы зарплата не самая низкая для подобного рода занятости, и вроде бы условия в комнате консьержа позволяют доживать свои годы в теплом уюте, да вот больше никто и никогда не рискнет поработать на этой должности. В этом доме. В этом подъезде. Первую звали Мария Витальевна. Миловидная бабушка, которая сразу же пыталась подружиться с жителями этого подъезда. После первой ночи она молча забрала свои документы, не озвучивая никаких причин. Через неделю на вакансию отозвалась Амира Сергеевна – полная противоположность предыдущей сотрудницы. Ей бы охранником в супермаркете работать, она бы точно смогла различную босоту выводить пинками под зад. Выдержала ровно две ночи. Забрала документы и послала всех к чертовой матери. Через 3 дня в комнату консьержа заселилась баба Клава. Нашел ее сосед, который с первыми лучами солнца шел выгуливать свою собаку. Инфаркт. Вроде бы ничего особенного не случилось, учитывая ее возраст, только вот нашел ее сосед не в комнате консьержа, а на лестничном проеме. Меня зовут Сержанов Дмитрий Владимирович. Мне 47 лет. Женат. Детей нету. С супругой в этом подъезде живем 2 года 5 месяцев и 22 дня. Страдаю хронической бессонницей. Как и моя жена. Как и мой сосед. Как и все мои соседи. Я не боюсь темноты. Если эта темнота в моей квартире. В квартире всегда спокойно. В квартире мы защищены. Но подъезд – это совсем другая история. Никто из жителей не знает, что именно обитает в нашем подъезде. Но каждый понимает прекрасно, что только солнце уходит за горизонт – ни в коем случае нельзя выходить из квартиры. Это негласное правило. Главный признак того, что пора закрывать все замки входной двери – это лифт. Только солнце уходит за горизонт – лифт начинает работать. Круглую ночь. Ездит по всем этажам. Наша квартира самая ближняя к лифту, потому я прекрасно слышу эту активность. Бывает, что лифт останавливается на нашем этаже и просто минут 20-30 дверь открывается/закрывается с одинаковой ритмичностью. Вы не представляете, как любопытно взглянуть на то, что происходит за нашей стеной, но я прекрасно осознаю, что закончу так же, как и баба Клава. Потому приходится просто представлять. Но если звук лифта можно выдержать, то звук звонка вытерпеть практически нереально. Если «оно» выберет целью этой ночи вашу дверь – готовьтесь, что всю ночь к вам будут стучать и звонить. После трех таких случаев мы поставили умный звонок, который можно на ночь отключать. Но «оно» не глупое – к нам оно просто стучит. Иногда еле-еле. Иногда будто ногами. Но если «оно» зацепилось за нашу дверь – это будет продолжаться до первых лучей солнца. По утрам уже стало традицией вытирать грязь возле двери. Притом жижа такой непонятной консистенции, что сложно даже описать. Вроде как чернозем вперемешку с глиной и молоком. Притом где-то жидкая консистенция, а где-то буквально кусками лежит. Маленькими кусочками. По какому принципу «оно» цепляется за конкретную квартиру? Мы научились определять, как не попасться на адскую ночь. Нашим другом стал свет на лестничной площадке. Это уже становится традицией, что перед наступлением вечера мы обязательно проверяем работает ли свет на нашем этаже. Если ночью из глазка видны лучи света, значит «оно» гуляет где-то в другом месте. Если же света не видно – значит именно в этот момент «оно» внимательно смотрит в ваш глазок с внешней стороны. Впервые я увидел «это» спустя две недели с момента нашего заселения. Я не знаю, что меня дернуло среди ночи во время похода в туалет посмотреть в глазок – но я это сделал. Передо мной стоял обычный человек, лица которого видно не было. Только я увидел его, как оно резко кинулось мне в дверь и начало ее выбивать. Именно крушить дверь с внешней стороны. Я в тот же момент набрал полицию, и они приняли вызов. Спустя 15 минут истерик жены и подкошенных ног я увидел в окне полицейскую машину, из которой ленивым шагом вышло два сотрудника полиции. Позвонили в домофон (притом не в одну квартиру), осмотрели окна первого этажа, да и развернулись обратно в участок. На самом деле работали по протоколу. Тогда я понял, что наш «внутренний» мир отрезан от «внешнего», так как домофон в нашей квартире не звонил, а мои крики с окна сотрудники полиции не слышали. Буквально на следующий день я понял: когда лифт запускается - мы перестаем слышать соседей. В нашем доме очень тонкие стены и днем практически невозможно поспать из-за ходьбы соседей сверху, из-за криков малыша соседей слева, из-за музыки соседей снизу. Но когда солнце заходит – наступает давящая тишина. Вот знаете бывает, когда вокруг просто очень тихо и тебя убаюкивает эта обстановка, а бывает чувство, будто звук просто вырезали и на тебя эта тишина очень давит. Так вот до первого луча ты испытываешь чувство, будто находишься в другом мире. Тот же телевизор, тот же стол, те же ложки, но все лишено какого-то смысла. Был однажды такой случай. Остался у нас ночевать мой закадычный друг. Мы с женой решили не говорить ему об особенностях нашего подъезда, потому посидели, распили бутылку, да и отправились спать. Когда проснулись с утра – обнаружили пустующий матрас на кухне и не закрытую на замок входную дверь. Дозвонился ему буквально сразу же, на что получил следующий рассказ: «Дима, я не знаю, что творится в твоем доме, но это полный п****ц. Я проснулся среди ночи и не мог уснуть. Решил пойти покурить. Не хотел дымить в квартире, так как это не совсем правильно, потому вышел на лестничную клетку. Спустился на один пролет вниз, тяну сигарету, смотрю в окно и у меня дурацкие мысли в голове и приступ паники. Потом я понимаю отчего такое состояние. Боковым зрением замечаю, что пролетом выше стоит какой-то черт (к слову, он всех незнакомцев так называл). Я обосрался, но виду не подал. Пока не понял, что оно двигается в моем направлении. Я посмотрел на него и чуть не вывалил кучу кирпичей прямо на лестничный пролет – лицо будто зашито внутрь, вместо рук какие-то обрубки, но с пальцами (явно меньше 10 и непропорционально размещены), идет на меня рывками и что-то бормочет. Чувство, будто он хочет что-то сказать, но зашит рот. Я недолго думая дал драпу вниз, чтоб выйти с подъезда и уже тебя набрать, а оно начало дергаться гораздо быстрее вниз за мной. Я бежал реально на всей скорости, но боковым зрением замечал, что оно становится ко мне все ближе и ближе. Но на этом сюрпризы не закончились и ко мне дошло, что пробежал я уже более 10 этажей, а в окне все время 3 этаж. Да, бл*ть, я не сдвинулся ни на проем. Я бегал, с*ка, будто в шоу Бенни Хилла и топтался на месте. Когда эта х*йня почти дотронулась до меня своим обрубком – я просто вылетел в окно. Перелом моей клешни – это не так страшно, как попасть в руки неведомой х*йни. Я не знаю, что у вас за черт там обитает, но в гости я к вам больше не заявлюсь никогда в жизни» Многие могут спросить – почему же мы не вызываем соответствующие службы и не боремся с этим «гостем». Кому звонить? Полиция? Пожарники? ЖЭК? Ну ЖЭК, например, приезжал пару раз на вызовы средь бела дня, фиксировал, что лифт работоспособен, телекоммуникационные кабели не повреждены. Полиция наших заявлений уже даже не принимает, а на ночные вызовы совершенно перестали реагировать, т.к. никто не может им открыть подъезд. Считают, что мы шутим таким образом. Притом, что они сами прекрасно знают сколько жмуров они оформляли и вывозили с нашего подъезда. В большинстве это бомжи и наркоманы, а бывает, что обычные опрятные молодые люди (чьи-то знакомые, друзья). И ментов ни разу не удивляло, что все нарики потухали не от передоза. Иногда даже шприцы оставались запакованными. Экстрасенсы? Был один накрашенный мудак, который поводил свечкой по стенам и сказал, что мертвецы рвутся на волю и только он может за большую плату их остановить. Заплатили. Пропал. Может мертвецы его победили, конечно, но номер мобильного он явно изменил, будучи еще живым. Мы с соседями сами пытались найти жилье ночного гостя или как это правильно назвать. На последнем (техническом) этаже осмотрели все углы, там ничего особенного не обнаружили. Подвал буквально образцовый. Может, конечно, «оно» живет в какой-то квартире и по ночам выбирается на охоту, но взламывать пустующие хаты мы не рискуем. Потому что потом по делу повяжут и легенды о живущем чудище внутри конкретной квартиры добавят психиатрическое обследование перед сроком. Все, что мы знаем - это 5 простых правил: Запирай входную дверь на ночь на все замки; Если опоздал до захода солнца – езжай ночевать в другое место; Не смотри в глазок, когда с него не видно лучей света; Не реагируй на звонок и стук в дверь; Если вдруг окажешься на лестничной клетке – выходи в окно;
Мне эту историю рассказала моя тётя. Когда она была в младшем школьном возрасте, то жила в деревне. В доме ещё жили её бабушка, отец, мать и сестра (то есть моя мать). Как-то ночью тёте не спалось, она лежала в постели, пытаясь как-то задремать, как вдруг в окно кто-то постучал. Тётя приоткрыла глаза и потеряла дар речи от испуга. За окном она увидела силуэт существа, напоминающего человека; вокруг его головы было что-то вроде ореола из острых полос, как нимб на иконах изображают, только из шипов. Потом оно ещё раз постучало, причём стучало оно своими шипами. Голова была неподвижна, а шипы гнулись и стучали по окну. Ещё следует заметить, что дом был с фундаментом, и чтобы вот так просто заглянуть в окно, нужно было быть громадного роста. В общем, лежит моя тётя вся в поту, а это существо постучит три раза в окно, постоит, потом ещё постучит. Потом вроде исчезло, но через какое-то время заглянуло в соседнее окно и стало туда стучаться (комната была большая, там три-четыре окна было). Безуспешно постучавшись в окна, существо скрылось и начало стучать в дверь. Тётя начала шёпотом бабушку звать (кровать бабушки стояла чуть подальше от тётиной со стороны изголовья), а та не слышит, спит. А в дверь продолжают стучать. Тётя решила перебраться в кровать к бабушке и как можно бесшумнее свесила ногу с кровати, начала потихоньку сползать, но тут существо снова постучалось в окно. Тётя тут же юркнула обратно под одеяло. Тварь стучала в стекло своими шипами ещё какое-то время, а потом перестала. Тётя же после такого не могла уснуть до самого рассвета. Наутро она рассказала о ночной жути бабушке. В ответ та предположила, что это, наверное, за нею смерть приходила, и, дескать, хорошо, что тётя её не смогла разбудить.
Михалыч приладил еще кусочек скотча к объявлению, на котором было выведено крупными буквами: «Здесь живут люди! Батареи не воровать!», подумал и приписал сегодняшнюю дату. На двери соседнего подъезда красовалась такая же записка, только пожухлая и грязная – она висела с тех пор, когда уехали последние жильцы из дома, Петровы. Объявление, конечно, давно бы уже превратилось за пять лет в труху, но Михалыч заснул его в пакет и регулярно обновлял карандашом. Так была хоть какая-то иллюзия, что в поселке теплится жизнь. А батареи все равно сперли – мародеры приезжали, скорее всего, из Воркуты. Телефон тренькнул – пришло сообщение от Олега, хозяина автолавки. Он ездил между поселками и снабжал оставшихся жителей воркутинского кольца продуктами и товарами первой необходимости, магазины в малолюдных населенных пунктах давно закрылись . «Подъезжаю, через 10 минут буду», – гласила СМСка. Олег привез заказ – макароны, хлеб, кусок мяса и Кубику сухого корма. Кубик был последней собакой, которую обнаружил Михалыч в поселке, остальные псы разбежались в более хлебные и обжитые места. Михалыч кормил его и хлебом, и мясом, и сухим кормом, и макаронами, а неприхотливый Кубик, небольшая рыжая собачонка, без разбора поглощал все, с обожанием заглядывая в лицо хозяину. Выгружая провизию, Олег искоса взглянул на деда: - Ну что, не надумал переселиться в Воргашор? Михалычу после отъезда Петровых администрация настойчиво предлагала «уплотниться», то есть переехать в чью-то оставленную квартиру в более многолюдном, хотя и активно вымирающем поселке Воргашор. Но тот уперся как баран – нет, и все. Михалычу казалось, что если он согласится на этот переезд, то навсегда останется среди вечной мерзлоты, и Москвы ему не видать как своих ушей. Андрей, его успешный сын, все оттягивал приглашение отца в столицу. Он недавно разделался, наконец, с разводом, который стоил ему немало денег и нервов, и теперь лечил душевные раны с новой женой, которая по новой моде была с губами и глазами в пол-лица. Новенькая жена, как понимал по уклончивым ответам сына Михалыч, вовсе не горела желанием видеть старика, заслуженного шахтера, в роскошных интерьерах стильного дома. Андрей охотно высылал деньги, убедил старика купить современный смартфон и планшет, чтоб тот окончательно не одичал, но к себе пока Михалыча не приглашал, неопределенно высказываясь в том духе, что организует переезд «в ближайшее время». А пока это время не наступило, уговаривал его переехать в Воргашор, один из крупных поселков воркутинского кольца. Олег закурил, и, щурясь от слепящего снега, сказал: - Ну смотри. Лысин просил тебе передать, что это последняя зима, дом отключат весной. Или переселяйся, или готовь дровишки. Лысин был начальником участка в ЖЭКе и каждый год ругался с Михалычем из-за его упрямства. Поселки воркутинского кольца быстро пустели, в некоторых оставалось по 100-200 человек, целые кварталы блочных пятиэтажек стояли брошенными, грустно зияя пустыми окнами без стекол и досками заколоченных первых этажей. Родной Михалычу пгт Пионерский теперь считался поселком-призраком, и в Википедии, в статье, посвященной Пионерскому, в графе «население» стоял безнадежный ноль. Михалыч с потрясающим упрямством правил статью, меняя ноль на единицу. «Какого черта, твари! Я еще живой!» - мысленно ругался он с невидимым оппонентом, который через короткое время снова исправлял единицу на ноль. Это противостояние было бессмысленным и упорным. Олег потрепал Кубика за ухом, распрощался и уехал. Дед подхватил пакеты и хотел отнести в квартиру, но потом плюнул и поставил около подъездной двери. Кто тут возьмет, собаки и те разбежались. - Пойдем, - позвал он Кубика и зашагал по протоптанной дорожке. Михалыч очищал, насколько это было возможно, площадку двора, но в остальных местах пробираться приходилось по метровым снежным заносам. Сегодня он решил навестить магазин «Канцтовары», благо идти до него было недалеко. Когда Петровы уехали, а его ровесник, дед Максим из соседнего дома, помер, Михалыч, чтоб не сойти с ума, начал занимать себя сталкерством. Он гулял по поселку, если позволяла погода, находил незапертое здание, и, осматривая осколки прошлого, предавался ностальгии. Летом он излазил вдоль и поперек старый кинотеатр, обнаружил сохранившуюся каким-то чудом стопку афиш и с удовольствием их пересмотрел, вспоминая сюжет и ведя диалог с воображаемым собеседником. - О, «Зита и Гита», гля-ка. Моя старуха на нее раз пять ходила, придет сроду, вся зареванная. Хотя она тогда старухой-то не была… Молодая была, красивая… Зимой стало трудно проникать внутрь зданий – первые этажи заметало, и он просто прогуливался, всматриваясь в целые окна пятиэтажек. Зимой они покрывались инеем, и он вспоминал, в каком из них летом видел занавески, или угол холодильника, или пожухлый цветок на подоконнике. Вход в «Канцтовары» он решил откопать, потому что карандаш, которым он подновлял объявление, стесался, и авантюра найти карандаш советского изготовления в заброшенном магазине засела ему в голову. Прошлой ночью мело совсем немного, поэтому махать лопатой почти не пришлось – в прошлый раз он отпал практически весь вход. Дверь поддалась не без труда – замка давно, конечно не было, но петли капитально смерзлись. Внутри было как в холодильнике – плотный слой инея покрывал витрины и полки, осев на окнах, оставлял в помещении голубой полумрак. Михалыч смахнул с витрин снежок - прилавки пустовали. «Товар, может, вывезли», - расстроился дед. Он зашел за прилавок и начал обметать все рукавицей, заглядывая на полки стоек. Рядом с кассой он нашел стаканчик с ручками, покопался – среди пластиковых ручек сохранился и карандаш, правда на ощупь он был мягкий, с грифеля посыпалась труха. По привычке совершенно одинокого человека старик разговаривал сам с собой: - Вишь, все развалили, сволочи. Раньше тут поселок был большой, тыщ десять нас жило. И клуб был, и кинотеатр, и баня хорошая. Вот черт, баню больше всего жалко, совсем развалилась. А пивная за углом, с мужиками после смены бывало посидишь, возьмешь по кружечке-другой… И че теперь? Шахту еще когда закрыли, сейчас только вон взрывами долбят разрез… Ковыряются, жуки навозные. И разбежались все, кто на юг уехал, а кто, как моя Лидка, на кладбище. А я ведь заслуженный шахтер, у меня и значок есть. Ну и что толку? Фу, Кубик, не лезь. Михалыч вздохнул и собрался уже выходить, как внимание его привлекло яркое пятно на полу. Подслеповато щурясь, дед склонился над ним и отшатнулся, как от ядовитой змеи: на полу стоял глобус. Голубой, новенький, он сиял разноцветно окрашенными материками с обозначенными странами. Его не тронула печать тлена, на нем не было ни снежинки. Михалыч взял глобус в руки и прочел на ножке – «1,50 р». Он посмотрел на карту, где должна быть Россия, там красовались буквы «СССР». - Чертовщина какая-то. Че он такой чистый? Карандаш-то сгнил… - пробубнил дед. Кубик крутился рядом, подпрыгивая, чтоб понюхать то, чем заинтересовался хозяин. Старик подхватил глобус под мышку, забрал от входа лопату и побрел в сторону дома, размышляя, откуда взялся глобус. Его могли оставить мародеры, чтоб над ним поиздеваться – сейчас каждый второй, мать его ети, блогер да пранкер. Когда он обзавелся планшетом, то пачками смотрел на Ютубе все видео подряд и был в курсе, чем живет сейчас страна. Старик решил, что парни, увидев яму в снегу, откопали магазин до конца и оставили взятый заранее глобус. Потом закидали немного снегом, а ночная метель все припорошила, скрыв их работу. В других поселках знали, что он кукует в полном одиночестве, и парни, срезающие батареи на металл, вполне могли над ним подшутить. Ездили они в поселок в основном летом, но могли и зимой заскочить, попугать старика. - Гаденыши, - шипел Михалыч. Один из домов на правой стороне дороги особенно пострадал от времени: провалилась крыша, обнажив стропила, почти все окна лишились стекол. Михалыч не любил смотреть в ту сторону – пятиэтажка слишком живо напоминала об одиночестве и смерти. Зато ему нравилась «Кулинария», несмотря на заколоченные окна – у нее сохранилась старая вывеска, выведенная плавной вязью в духе 60-х. «Ремонт телевизоров» вот пострадал – отвалилась половина букв. Телевизора у Михалыча не было уже давно, сначала повредилась антенна на крыше, а потом, как сказал Олег, и вовсе перевели все на цифровое вещание. В этот раз «Ремонт телевизоров» выглядел как-то непривычно, и старик не сразу понял, что именно изменилось. А когда осознал, спина начала покрываться липким холодным потом: на уровне второго этажа в крепления был вставлен красный советский флаг с серпом и молотом. - Да что это такое, черти вы драные! – закричал Михалыч, пятясь от флага. Если это и были мародеры, то невероятно изощренные – на снегу под местом крепления красного полотнища снег искрился нетронутой гладью, а когда он шел к магазину, флага точно не было. Может он и подслеповатый, но не до такой же степени! Михалыч обошел пятиэтажку вокруг – они могли повесить флаг с балкона второго этажа, но тогда им нужно было войти в квартиру. Лесенки подъездов тоже были покрыты девственными сугробами, как же эти сволочи залезли на балкон? Тихонько матерясь, старик двинулся к родному дому, крикнув Кубику, чтоб шел рядом – мало ли, что у гадов на уме. Это ж надо так заморочиться – притащить в заброшенный поселок флаг и глобус, чтобы напугать одинокого старика. Но Михалыча, после многих лет в забое, вообще трудно было чем-то напугать. Дома он бросил в воду макароны и банку тушенки, сварил себе ужин, кинул Кубику. В его однушке, с тех пор как умерла жена, было не то что грязно, но как-то всегда немного неопрятно. Чистые рубашки брошены на кресле, грязные кучей лежат на полу в ванной. Кубик спал на старом одеяле в углу, сваленном в кучу, что придавало жилью Михалыча какой-то сиротливо-цыганский вид. - Лида бы ругалась, - подумал он, глядя на лежащее комом синее выцветшее одеяло. Он согнал пса, расправил одеяло и аккуратно сложил его. Но Кубик не лег обратно, а подбежал к окну, встал на задние лапы и стал тревожно всматриваться в непроглядную темноту. Он заскулил, поскреб лапами заиндевевшее в углах стекло – в котельной, обслуживавшей административные здания шахты и дом Михалыча, топили все равно плохо, и в морозы окно покрывалось морозными узорами. Михалыч задумался, глядя в черноту двора: фонари давно не работали, и за окном как будто разлили чернила. Как они ни оттягивал он неизбежное, оно его настигло. Стоит посмотреть правде в глаза: Андрей не хочет брать его к себе, и переезд в Воргашор – дело скорого времени. У старика задрожали губы, и он усилием воли сдержал выступавшие слезы. -Дожил, мать его… Жена померла, сыну не нужен, одна собака рядом на старости лет. Михалыч потрепал Кубика по теплой шелковой шерстке. Ну что ж теперь делать. Надо перебрать вещи, подумать, что взять с собой в Воргашор, тащить все старье смысла нет. «Фотографии, вышивку Лидину, одежду …», - размышлял старик. - И тебя возьму, не боись, – кивнул он Кубику. Старик прижался лбом к холодному стеклу и сказал зимней темноте: - Ну вот и все. Я последний. И вдруг захлебнулся воздухом, сердце застучало быстро-быстро, а по спине поползли мурашки: в соседнем доме, отключенном несколько лет назад ото всех коммуникаций, на третьем этаж светилось окно. Светилось ярко, уютно, занавески придавали мягкому сиянию оранжевый оттенок. «Фонарик?» мелькнула коротенькая мысль в голове Михалыча. Нет, фонарик не светил бы так ярко, да и какие идиоты потащились бы туда поздно вечером, в непроглядную темень? Это просто опасно – деревянные полы во многих квартирах прогнили и провалились, кроме этого, впотьмах можно было запросто свалиться с лестницы, с которой в один непрекрасный день исчезли металлические перила. Михалыч откупорил пузырек с валокордином, потер грудь и сел отдышаться на табуретку. - Чертовщина какая-то. Но старик был воспитан в духе материализма, и не верил ни в какую мистику, поэтому, поразмышляв, пришел к выводу, что трюкачи из Воркуты или Воргашора решили довести его до сумасшествия. Повинуясь безотчетному страху, он прошелся по квартире и выключил везде свет, хотя понимал, что шутники уже наверняка в курсе, где он живет. Сидя в полнейшей темноте с колотящимся сердцем, Михалыч обнял пса и прислушался к звукам за окном. Тишина. Ветер, поднявшийся было к вечеру, утих, и даже проклятая жестянка на крыше перестала колотиться и издавать тошный рокочущий стук. Зато в подъезде послышалось явное движение – кто-то очень медленно, чем-то шурша, поднимался по лестнице. -Вот черт,- прошептал старик. Кубик тоже окаменел, не скулил, не беспокоился, только тихонько поводил ушами. Дверь в квартиру у деда была железная – они с женой поставили ее еще в далеких 90-х, потому он надеялся, что она защитит его, если незваные гости будут ломиться в квартиру. Если они подогреты алкоголем, вообще дело труба. Шаги становились все ближе, и вот уже неизвестный зашаркал о придверный коврик. Дед услышал тихое шуршание по железной двери – кажется, гость прислонился к поверхности, из прихожей раздался тихий шепот, в котором можно было разобрать только «ооо…стааа, стааа, стааа, стааа…». Пришедший, очевидно, шептал в замочную скважину, и его дьявольское шипение гулко отдавалось в голове у Михалыча. Через некоторое время гость замолк и продолжил путь по лестнице, Михалыч слышал его удаляющиеся шаги. Однако это мало его успокоило – судя по звуку, он поднимался вверх, но куда ж ему было подниматься, если дед жил на пятом, последнем этаже! Когда шаги стихли, старик в изнеможении опустился на продавленный диван; Кубик, наконец, тоже отмер и заворчал. Михалыч скорчился на продавленном ложе, стянул плед с края дивана и обхватил себя руками, чувствуя, как стучат зубы. Проваливаясь в сон, он невольно повторял про себя это стонущее-шипящее «ооо…стаааа». Утром он не мог поверить, что все это с ним действительно произошло, и решил убедиться, что стал жертвой слишком реалистичного сна – в конце концов, у любого крыша поедет, если прожить сколько лет в полном одиночестве в пустом поселке. Михалыч оделся, взял лопату и шугнул Кубика, собравшегося было с ним на прогулку. - Нет, ты остаешься. Дом напротив еще не слишком пострадал от времени – последние жильцы уехали пять лет назад. Крылечки завалило, конечно, снегом, но двери были открыты, и Михалыч смог пробраться через небольшой сугроб. Поднявшись на третий этаж, дед с опаской вошел в нужную квартиру, неторопливо осмотрелся. Лопату он держал наизготове, готовый замахнуться на непрошеного гостя. В комнате иней ровным слоем покрывал все поверхности: ни на полу, ни на мебели не было ни одного следа, ни одного касания. Михалыч поднял голову и посмотрел на люстру – старомодную, с гранеными висюльками, но без единой лампочки. На косяке дед разглядел карандашные пометки – кто-то отмечал, как рос ребенок. Вся квартира несла печать безнадежной заброшенности: ненужные бывшим хозяевам вещи лежали на полу около шкафа, разномастная посуда сгрудилась на большом столе, за которым раньше наверняка собиралась вся семья. Везде валялся немудрящий скарб – книги, тазики, тряпки, колченогие стулья, свернутые ковры. На стене висел календарь пятилетней давности. Слева на гардине сгрудились крючки, никаких занавесей на ней не было; на стенах виднелись выгоревшие прямоугольники – очевидно, жильцы сняли фотографии. Одну из фотографий почему-то забыли: изображение молодой темноволосой и темноглазой женщины в старомодном костюме, держащей задумчиво палец у подбородка – в советское время так модно было фотографироваться. Посередине кухни старик обнаружил круглую облезлую стиральную машину с надписью «Ока» на боку, на столе валялась сиротливая выцветшая пачка из-под сигарет. Домой Михалыч вернулся еще более обеспокоенным – было очевидно, что в квартире давно никто не бывал. И небольшой сугроб, наметенный в подъезде, также был девственно гладким, без отпечатков следов. Так или иначе, теперь старику не казалось, что в поселке безопасно. Даже если эти шутники прекрасно заметали следы и снимали Михалыча исподтишка, хихикая над его смятением, сюда могли прийти и менее безобидные ребята. Кто его знает, на что сейчас способны люди. Михалыч хоть и внимательно изучал современный мир, смотря новостные ролики и видео на Ютубе, понимал, что слишком многое в новом мире для него остается загадкой. Старик позвонил Лысину и, краснея от злости, сказал, что согласен переехать в Воргашор. Лысин выслушал и коротко буркнул, что согласует в администрации бумажную волокиту и через недельку-другую организует переезд. - Что это ты надумал? Мы уж думали тебя с полицией выселять,- хмыкнул он. - Не твое дело,- огрызнулся Михалыч.- надумал и надумал. Со мной собака, кстати, я ее тут не брошу. - Да бери кого хошь, хоть черта лысого, хоть всю стаю из своего Пионерского притащи. Главное, дом отключить. – Лысин положил трубку. Весь день дед разбирал вещи: копался в старых альбомах с фотографиями, искал свои грамоты и награды, вытаскивал на свет божий одежду и раздумывал, какой минимум взять с собой. В глубине серванта он нашел небольшую папку, в которой обнаружились детские фото Андрея и его похвальные листы из школы. Мальчик на фото в школьной форме прилежно сложил руки на парте и внимательно и наивно смотрел на фотографа, одной рукой обняв плюшевого мишку с игрушечным букварем. - Когда ж ты так переменился, Андрюша, - горько вздохнул Михалыч, вспоминая, как 10 лет назад сын сбивчивой скороговоркой объяснял, почему не приедет на похороны матери. «Я сволочь, пап, понимаю, но блин, вообще никак. У меня такие тендеры огромные, дел невпроворот. Попозже приеду, сходим на кладбище вместе». Но он так и не приехал. А как Лида тогда радовалась, когда достала этого мишку с букварем и настояла, чтоб фотограф запечатлел сына именно с игрушкой – уж слишком она была необычная. Кубик ткнулся в фотографию мордой, оставив мокрый отпечаток носа. Может, когда-нибудь заезжие туристы-экстремалы войдут и в его квартиру, бросят мимолетный взгляд на фотографию серьезного мальчика и подумают – вот и еще чья-то забытая жизнь. Михалыч провозился до вечера, разбирая и осматривая вещи, бросая нужные в подготовленные мешки и коробки, хотя до переезда еще было много времени. Он хотел позвонить сыну, сказать, что перебирается в Воргашор, но потом подумал, что скажет уже после переезда. Слишком неприятно ему будет услышать облегчение в голосе сына, которое тот и не подумает скрывать. Они поужинали с Кубиком картошкой, которую дед щедро сдобрил говядиной. Пес с удовольствием чавкал; сгущались сумерки в маленькой квартирке, мягкий желтый свет из старого абажура разливал уют. Из окна комнаты простирался вид на арктическую тундру, а из кухни можно было наблюдать двор. Дед подумал, с опаской раздвинул занавеси и посмотрел на виднеющуюся в сумерках тень соседнего дома. Двор был тих и темен, ни один луч не прорезал надвигающуюся темноту. Михалыч еще немного постоял, прижавшись лбом к холодному стеклу, ощущая накатывающее спокойствие. Вчерашнее ему просто привиделось, приснилось – он читал о галлюцинациях у людей, переживших долгую изоляцию. Ну ничего, скоро он будет в Воргашоре, познакомится с соседями и будет к ним в гости ходить, играть в шашки. Хорошие мысли прервал стук сердца, перескочившего сразу несколько тактов – в проклятом окне снова включился свет. Включился так обыденно, как будто и не произошло ничего экстраординарного, просто люди вернулись с работы и щелкнули выключателем. - Да пошли вы к разэтакой матери! – крикнул Михалыч окну. – Нашли, кого пугать – шахтера! Он с суетливой злостью бросился в прихожую, схватил лопату, натянул куртку, и как был в тапочках, кинулся по пролету, перешагивая через ступеньку. - Ну щас я вам дам жару, шутники сраные! От злости старик почувствовал, как прижгло ступни холодом только у подъезда, когда перелезал через наметы снега. Дверь в чертову квартиру на этот раз была закрыта, и Михалыч принялся колотить в нее что есть мочи. Неожиданно послышался щелчок замка, и на пороге появилась миловидная женщина лет 30. - Боже, что вы так стучите, мы вас пролили, что ли? Дед ожидавший увидеть пьяных подростков, парней с камерами или вообще черта лысого, опешил и потерял дар речи. Он хватал воздух ртом, что-то мычал и издавал квохчущие звуки. - Вы… вы… вы кто вообще? – выпалил он, наконец. - В смысле кто я? Это вы кто? Пришли и буяните! - Я Василий Михайлович… я тут живу. Ну, то есть не тут,в соседнем доме. - Пройдите, Василий Михайлович, а то холодно из подъезда. Расскажите, чего вы так настойчиво добивались со своей лопатой. Я Ольга. Хотите чаю? Михалыч смущенно согласился. На кухне он рассматривал хозяйку, пока она наливала воду в чайник, помешивая танцующие чаинки. Темные, гладко зачесанные волосы, скромные сережки с жемчугом, почти черные глаза. Она была очень даже хороша, эта Ольга. В квартире не осталось и следа запустения, а на окне желтели те самые занавески. Порядок и уют чувствовался во всем – и в кукле на чайнике, и в аккуратных, явно самодельных прихватках из ткани в цветочек. Стиральная машина «Ока» стояла между двумя шкафами, сияя синими гладкими боками. - Вы одна здесь живете? Когда вы вернулись? - Пока одна. Муж уехал в командировку на другую шахту. Он инженер. - А как вы тут оказались вообще? Дом же отключен от всего… Его расселили лет пять назад. Все уехали. - Кто уехал? От чего отключен? С водой тут перебои были пару дней, потом из ЖЭКа пришли и все починили. Михалыч почувствовал, как ощущение безумия происходящего накрывает его. Ольга наливала душистый чай, накладывала варенье в вазочку, положила на стол кулек с карамельками «Лимонные». Михалыч не помнил, когда последний раз видел конфеты, упакованные в бумажный кулек. Наверное, когда Андрей был маленьким. Ольга провела по своим безупречно зачесанным волосам: - Вы, Василий Иванович, что-то путаете. В доме все в порядке, все жильцы на месте, все остались. Словно в подтверждение ее слов из соседней квартиры послышались звуки радио, глубокий голос Зыкиной выводил: «Издалека долгооо, течет река Воооолга». Сердце у Михалыча ухнуло в пятки. Он все-таки помешался, после стольких лет одиночества и бесед с самим собой. Ольга придвинулась к нему вплотную и задушевно произнесла: - Вы ведь останетесь? Останетесь с нами? -Что? Где остаться? В Пионерском? Ольга крепко схватила его за запястье неожиданно сильными пальцами и повторила громче: - Ты останешься?! Ведь останешься?! Голос ее становился все громче, она почти кричала: - Ты останешься?! Ты остаааааанешься! Михалыч увидел, как пальцы Ольги на его руке стали просвечивать, медленно становясь совершенно прозрачными. Стены уютной солнечно-желтой кухни пожухли, обои осыпались, и обнажились серые, в пятнах плесени, плиты. Теплый свет исчез, и только вовремя выглянувшая луна освещала брошенное жилище. Михалыч в ужасе огляделся – облезлая я бочка «Оки» по-прежнему неловко подпирала ржавую плиту, иней серебрился на столе. Лед заблестел в кружке, которую Ольга только что наполняла чаем. Квартира была пуста. Чувствуя, как шевелятся волосы на голове, Михалыч бросился вон. Пробегая по лестнице, он чуял запах жарящейся курицы, из квартир слышался звук работающего телевизора, плач ребенка, жужжание дрели. Дом жил и одновременно был мертв. Выскочив на улицу, Михалыч увидел их: призраки прошлого – женщины, мужчины, дети, старики – стояли неподвижно в своих старомодных одеждах. Бобровые шапки, тяжелые драповые пальто с воротниками, дети в кроличьих шубках, перетянутых отцовскими ремнями… Прошлое настигало его. Он узнал деда Максима, узнал учителя труда из школы Андрея, врача из местной поликлиники. Увидел Лиду – по-прежнему молодая и красивая, она улыбкой смотрела на Михалыча, шепча «Останься». Потерявшиеся во времени, они продолжали жить той, старой жизнью. Загорались уютные окна в домах, улицы менялись; старик увидел, как целехонький лозунг «Строителям коммунизма!» на одном из домов засиял подсветкой. Знакомые, соседи, друзья по смене – все они взялись за руки и, медленно идя на Михалыча, тихо упрашивали: -Останься… Остааааанься… Постепенно голоса становились громче, переходя в вой: - ОООО… стаааа… ООО… стаааа… Михалыч попятился. В голове у него стучало, стремление бежать сковал ужас. Лида протянула к нему руки, шелестя: - Останься, останься… В голове у старика вдруг всплыло воспоминание, как они с женой ехали из ЗАГСа на грузовике – в только что отстроенном Пионерском лежала непролазная грязь. В кузове гомонили нарядные гости – шахтеры, его друзья, Лидины подружки из больницы. Тут же картина сменилась: демонстрация на 1-е мая, на улицах полярного поселка еще лежали сугробы, но солнышко светило вовсю, и маленький Андрей счастливо сжимал гроздь шариков, а Лида несла гвоздики. Как в кинематографе, перед глазами встала картина его награждения: дом культуры, новенький, еще пахнущий краской, хлопающие зрители в актовом зале и значок заслуженного шахтера на его лацкане… Михалыч шагнул навстречу воющей толпе и протянул жене руку. Он почти не почуял леденящего холода от ее ладони, ощущая, как впервые за долгое время внутри разливается небывалое счастье. *** Оперативник рассматривал фотографию, поднятую с пола: серьезный мальчик, внимательно и прилежно смотрящий прямо в камеру. - О, у меня был такой мишка с букварем. Чехословацкий, отец из Москвы привез. - Давайте сворачиваться, ребят. Ловить нечего – пора признать. – Второй полицейский, чуть постарше и полнее своего товарища, взял у того фото из рук и положил на сервант. – Неделю уже ищем, весь дом облазили. Отопления нигде нет, только здесь, значит, по-любасу где-то замерз. Весной найдем подснежник, когда все оттает. Хозяин автолавки Олег, в означенное время не дозвонившийся до Михалыча, обеспокоился и поехал в Пионерский. Он опасался найти бездыханное тело старика, распростертое где-нибудь на полу, но в незапертой квартире его встретил только оглушительно лающий Кубик. Олег вызвал полицию, которая неделю прочесывала поселок, изучая все заброшки, куда только можно было забраться. Дед как будто испарился – полиция обнаружила следы тапочек около соседнего дома, которые обрывались около детской площадки. - На небо он что ли, улетел? – сокрушался оперативник. – Вот так он шел, на кой-то черт поднимался в нежилую квартиру на третьем этаже, да еще и в тапках. Потом спустился, дошел до площадки и исчез. Исчез, твоего батю! Следы никуда не ведут! Олег, помогавший оперативникам, вздохнул и свистнул Кубику. - Пошли, бродяга. Кубик забрался на заднее сиденье и вперил грустный взгляд в окно. Олег завел машину, обвел глазами двор и тихо произнес: - Все. Население – ноль. Теперь точно, да, Михалыч?
Хочу представить на суд читателей свою историю. Рассказывала ее только самым близким. Мне было лет 5, я спала на кровати,а напротив спали родители. Там же был вход в комнату. Проснулась ранним утром,было уже светло, родители спали,хотя они вставали очень рано. В комнате,около входа стоял мужчина. Мне 62,но прекрасно помню его облик. Он был высокий,волосы темные,зачесаны назад,карие глаза,тонкие губы. Одет был в голубую просторную рубашку без галстука,черные брюки. По довоенной моде,но как городской житель,а мы жили в селе. Он стоял и с интересом смотрел на меня. Минуты 3 Я была в ступоре,а потом громко крикнула "мама". Он не исчез. Мама вскочила с дивана и бросилась ко мне. Он продолжал стоять и смотреть. Когда мама обняла меня,я спросила " мамочка,кто это?" Она начала оборачиваться,и в этот момент мужчина исчез.это самое яркое впечатление из моего детства. Я точно знаю,что это не приснилось. Мать не поверила мне,она уверена,что это мне приснилось. Потом я боялась темноты,боялась ложиться спать,и ещё долго засыпала,лишь укрывшись с головой под одеялом... Я фаталист,сейчас я уверена,что этот мужчина жил в довоенном Ленинграде,погиб в 41,а я его перевоплощение! Иначе чем об"яснить,что я , никогда не бывавшая в этом городе,просто боготворю Питер? Обожаю дождливую погоду,а любимое занятие, это смотреть ролики про Санкт-Петербург в Ютубе? Спасибо появившемуся в наше время интернету!
Сейчас мне 22. С 16 лет я хожу каждое лето с друзьями в горы. Живу благо в Сочи и выбор у нас большой. Но в основном это: Ачишхо, Аибга Солох аул, Чугуш. Баек про горы есть много, но то, о чем я хочу написать случилось три года назад в 2010 году на горе Ачишхо. Стояла середина июля и мы как всегда договорились отправиться на "цирки" (это такие круглые плато с красивейшими альпийскими лугами). Я не смогла выбраться со всей группой вместе и поднималась одна, все остальные меня ждали уже на месте. Идти было не страшно - места известные, люди попадаются довольно часто, на часах 8 утра, вокруг красотища. Где-то через час пути я решила сесть перекурить (да-да именно перекурить и не выплевываю я легкие, когда поднимаюсь - не думайте). Когда собиралась в путь, меня догнал парень с таким же тяжелым рюкзаком. Он сказал мне: "Еле догнал! ну ты и чешешь!". Он был запыхан и весело улыбался. Мы пошли рядом, по пути разговорились. Парень рассказал, что идет к своей группе на "два брата" (два водопада такие, мне нужно было чуть выше). В общем, шли весело, болтали, я даже не заметила как дошли до братьев, сверху мне махали руками мои друзья, спустившиеся меня встретить. Тут наши с парнем пути расходились - он шел прямо по тропке, а я забиралась резко влево. Он попрощался, я стрельнула у него сигарету (недосуг было искать новую пачку в рюкзаке), посмеялись над моими друзьями, глядящими на меня в бинокль, и разошлись. Когда я поднялась, первым вопросом моей подруги было :"Ты материлась что ли? Или просто перегрелась?". На мое удивление они ответили, что я шла и говорила сама с собой. Я им ответила:" Но там же парень был! Вы напились?". Я усмехнулась, но чем дольше смотрела на друзей, тем меньше мне хотелось улыбаться. Ни один человек не видел парня (а там поляна - все как на ладони). Говорят даже в бинокль посмотрели, ты шла болтала как умалишенная. Друзья об этом тут же забыли - решили, что я прикалываюсь. Кроме Виктора - нашего проводника. Он подошел такой серьезный и говорит:" Я по твоему маршруту тоже его встречал. Бывало идешь, устал, а тут он подходит и провожает, дорогу скрашивает. А иногда о усталости видишь плохо, уже темнеет, а потом вдруг легче как будто. И ловишь себя на том то разговариваешь с кем-то идешь. Обернешься, а он стоит метрах в пяти-десяти и рукой машет - прощается." Тут то меня и пробрало, думаю, может и впрямь перегрелась, а Витя пугает стоит. Закурила... и тут поняла, что сигарета - не моя. Я такие не покупаю, вообще тонкие курю. Жуть взяла, а потом подумала, он же плохого не сделал ничего - только проводил. Больше я никогда его не видела, хоть и ходила одна. Вот такой собеседник, а уж кто он - может вы знаете, слышали?
У меня есть два случая, которые связаны с покойниками. Когда мне было 11 лет, умер мой дедушка, после мамы он был самым любимым человеком в моей жизни. Бабушка не дождавшись 9 дней и сороковин уехала в другой город и закрыла дом. Сделала она это не по своей воле. Но это другая история. Окна дома были закрыты ставнями, кроме одного окна с решеткой, закрыты были и двери. Войти туда мы не смогли. Это произошло на 9 дней. Купив булочек и компот в банках, мы сидели во дворе и поминали дедушку с несколькими соседками. Старенькая соседка ругала бабушку за такой поступок. Сидели мы под окном с решеткой . И вдруг, форточка этого окна стала стучать, как будто её кто-то пытался открыть. Я была ещё ребёнком, поэтому не слишком-то испугалась, я просто не поняла, что произошло. После пары минут такого стука форточки, всё прекратилось и мы почувствовали запах покойного дедушки. Тут оцепенение соседок прошло. И та же старенькая соседка сказала, Кузьмич с собой кого-то зовет. Она умерла, когда дедушке 40 дней было. Побыла у него на поминках, к сороковинам мы дом всё-таки открыли. Она пришла домой, легла на кровать и всё. Второй случай произошел через 15 лет. Был конец 90-х. У меня были стремительные роды, непутёвая врач, не слишком трезвая, приняла моего сыночка непрофессионально. У малыша были тяжёлые травмы. Полгода реанимации, но малыш умер. Конец января, было ветрено и морозно. На рассвете, перед похоронами я несмотря на негодование своей родной тётки вытащила маленькое тельце из гроба и в истерике прокричала: "Дедушка, бабушка, дядя Вася !!! ( это мои любимые, которых к тому времени не было с нами). Славик такой маленький, он совсем один, помогите ему, заберите к себе". Мама говорит, что крик был какой-то не мой, чужой. И не столько громкий, как от этого крика мороз по коже у присутствующих в доме пробежал. После этого крика у нас в доме трижды стукнула входная дверь. Около иконки затухли свечи. На какое-то время в доме стало очень холодно. Судя по всему продолжалось это какие-то мгновения. Затем всё нормализовалось. Правда свечи пришлось зажигать заново. В доме на этот момент было 8 взрослых человек, все это видели и слышали. Единственная, кто не испугалась этого явления, была я. Видимо, просто не могла адекватно оценить происходящее. фолловер.рф
Можно было бы начать этот рассказ с длинной предыстории, различных совпадений, решений и обстоятельств, в результате которых я и оказался в такой плачевной ситуации. Но, я уверен, ни одно из этих событий не будет интересно читателю. В любом случае, в конце концов, я оказался здесь. Здесь, это на старой и изрядно потрепанной временем железнодорожной платформе, где сквозь асфальт покрытия то тут, то там пучками пробивалась трава. Вокзал здесь был, но он был закрыт, не смотря на то, что на данной станции поезда все еще останавливались. Правда, что-то мне подсказывало, что ночью транспортом эта дорога не балует. Вывешенное на запыленном окошке расписание лишь подтвердило мои подозрения. Последний вечерний поезд уже ушел, а утренний будет лишь в восемь утра. Сейчас время двигалось к полуночи, и казалось, что заночевать мне предстоит здесь же. В компании заброшенного здания и дворняги, которая опасливо кружила поблизости, вынюхивая съестное. Компания так себе. Полумертвое поселение так же не изобиловало гостиницами, как и попутками. Мне срочно нужно было попасть в соседний город. Однако пробираться через лес до ближайшего шоссе пришлось бы столько же, сколько и ждать утреннего поезда. Как ни крути, я здесь застрял. Радовало только то, что ночь теплая, летняя. Будь зима, пришлось бы совсем несладко. Примостившись на обломках одной из лавочек, я там же пристроил сумку и принялся размышлять над своей незавидной долей. Дела, требующие внимания в соседнем городе, были срочными. Достаточно срочными, чтобы выдернуть меня в дорогу к вечеру. Но… но, я застрял. Не успел на поезд и застрял. И что теперь делать? Словно в ответ на мои размышления, ночную темноту прорезал луч прожектора, вынырнувший из-за поворота. Это еще что такое? Следом за лучом появились звуки. Не могло быть сомнений, это был поезд. Ночной поезд? В этой, забытой всеми богами тьмутаракани? Если это в самом деле поезд, и он останавливается на этой станции, то я попробую на него попасть. Если потребуется, упаду в ноги проводнику, буду биться башкой о колеса, облобызаю машиниста, локомотив и все вагоны, если потребуется. Однако надеюсь, что все обойдется денежной компенсацией. По мере приближения к станции, поезд замедлял ход, и вот, наконец, мне удалось рассмотреть его в неверном свете фонаря, боязливо жмущегося к краю платформы и освещающего по большей части только асфальт под собой. Поезд был великолепен, начищен и… явно не местный. В поездах, признаться, я разбираюсь не лучше, чем в ракетах, но что-то мне подсказывало, что паровозы уже какое-то время как вышли из моды, уступив место электричкам и прочим дизелям. Этот же выпускал в небо клубы дыма и жарко пыхтел нутром. Настоящий паровоз. Офигеть! Может, какой из отреставрированных гоняют? Я такие до сих пор видел лишь в музеях. Правда, размышлять времени не было. Едва поезд остановился, дверь одного из вагонов, по счастливой случайности совсем недалеко от меня, открылась, и в ее проеме нарисовалась фигура. Поняв, что если сейчас что-то не сделаю, поезд уедет себе дальше, а я останусь куковать на платформе, я подорвался, схватил свое барахло и бросился прямо к открытой двери. - Здравствуйте. Извините. Я тут… это… Окончательно растерявшись, рассматривая возвышающуюся в проеме фигуру, я пытался понять, с чего начать продуктивный диалог? С диалогом были проблемы, так как, во-первых, свое первое впечатление я уже произвел, а во-вторых, проводник молчал, сложив руки за спиной. Лица его я рассмотреть не мог, так как источника света с того края платформы было явно недостаточно, а единственная лампочка в тамбуре была за спиной проводника. С чего я решил, что это проводник? А кто еще это мог бы быть? Форма, конечно, отличалась от привычной. Ну… а какая могла быть форма у человека на таком поезде? - Я заплачу, - наконец выдохнул я и потянулся к сумке. Проводник качнул головой и отступил, чуть повернувшись. Изобразил приглашающий жест. Немногословно. Но в моей ситуации расшаркиваться особо и нет настроения. Меня берут на поезд? Ну и отлично. Одним прыжком забравшись в вагон, я снова предпринял попытку порыться в сумке в поисках денег, чтобы расплатиться за проезд, но дожидаться служащий меня не стал. Протянув руку, он открыл дверь вагона и прошел внутрь. Да что же ты будешь делать? Вагон был странным. Чем-то похожим на вагон электрички. С той разницей, что лавок было меньше, а сами они были деревянными. Тому, что в вагоне никого не было, я удивляться не стал. В конце концов, середина ночи, кому тут кататься? И куда? Снова указав мне жестом на одну из лавок, проводник дождался, пока я займу свое место, после чего так же молча удалился, опять не дождавшись денег. Да блин. Ладно. Расплачусь на выходе. Вагон дернулся и плавно устремился в ночь. Со всем возможным комфортом расположившись на лавке, я уставился в окно. Повезло. Не хотелось бы провести ночь на лавке в компании бродячей собаки. А вдруг у нее друзья есть, и они, в конце концов, решили бы, что за неимением харчей, я тоже вполне себе гожусь на ужин? Не хотелось бы окончить свои дни в собачьих желудках. Поезд мягко покачивался на рельсах, и, внезапно поняв, насколько же устал, я вдруг ощутил, что начинаю засыпать. А вообще, ничего так. Комфортно даже. Перестука колес почти не слышно. Умели же раньше строить. Что-то вздрогнуло, и я почувствовал, что проснулся. А когда успел заснуть? Что-то вздрогнуло еще раз, поезд явно замедлял ход. Но потревожило меня на это. Рядом стоял проводник, он еще раз потряс меня за плечо. - А? Что? Я не сплю… - А? Что? Я не сплю… Мужчина кивнул, оставил в покое мое плечо и указал на выход. - Приехали? Уже? Он снова кивнул и повторил жест. - Да, хорошо, - вскочив со своего места, я подхватил сумку и направился к выходу. Деревья за окнами мелькали все медленней. Останавливаемся. Интересно, сколько времени? Благо, мобильный в кармане. Выудив его по пути к тамбуру, я узнал, что верная трубка мирно почила от голода по пути. Ну да, если технику не заряжать, то так и будет. Ладно. Надеюсь, что подзарядить его удастся. До тамбура мы добрались как раз к тому моменту, как поезд окончательно остановился. Проводник открыл двери и снова жестом намекнул, что пора бы и честь знать. Сделав шаг к выходу, я остановился. - Совсем забыл… сколько я… Договорить я не успел, так как мягкий, но увесистый толчок в спину вынес меня на платформу, где я смог остановиться только через пару шагов. - Эй! – бросил, развернувшись, как оказалось, в плотно закрытую дверь вагона. Возмущаться было уже некому. – Странный дядька. Паровоз запыхтел натужней, выбросил в небо очередную порцию дыма и медленно, но постепенно набирая скорость, двинулся от платформы в сторону чернеющего, в предрассветных летних сумерках, тоннелю. - Странный… - внезапно задумавшись над тем, что я так и не увидел лица проводника, сначала он стоял спиной к свету, а потом как-то так получалось, что оно скрывалось в тени козырька, вздрогнул, услышав сипящий, сдавленный звук. Развернувшись, я наткнулся на деда, стоящего на платформе с широко открытым ртом. К нижней его губе приклеилась цыгарка. - Эй, дед, - я помахал перед его лицом ладонью, и лишь тогда он отмер, чтобы тут же ткнуть меня палкой, заменяющей ему клюку. – Хватит! - Живой, что ли? – осведомился старик, но от следующего его удара мне удалось увернуться. - Чего? А каким мне еще быть? Я не узнаю местность. Где я? Мне нужно было в Верхний. - Да это… Верхний и есть. - Что-то он на себя не похож. - А с чего он должен быть похож? - Ну, я думал, тут вокзал есть, дома, цивилизация. - Ну так они и есть. В самом городе. Вокзал там – во! Только недавно отремонтировали. - Как-то не похоже на вокзал. - А мертвяцкий поезд на вокзал ни в жисть не приезжал. - Какой? - А ты смотри! – дед, с удивительной для старика силой, развернул меня за плечо в ту сторону, куда ушел поезд. Я успел увидеть, как в темноте тоннеля растворяется последний вагон, буквально – растворяясь, сначала он стал полупрозрачным, потом утратил цвета, превращаясь в подобие то ли сигаретного дыма, то ли тумана, в конце концов, истаивая сизой дымкой, тянущейся куда-то внутрь. - Повезло тебе, парень, - сейчас мое отличие от старика, встретившего меня, заключалось лишь в отсутствии цыгарки. А так, выражение лица, я могу поклясться, было ровно таким же. – Редко мертвяцкий поезд берет попутчиков. А еще реже их отпускает. Повезло тебе. Значит, очень тебе нужно было. Вот он и решил помочь. - А что это за поезд такой? Откуда? - Да… давно дело было. Видишь тоннель? Там он и разбился. Тоннель обвалился, а поезд остановиться не успел. Все сгорели, все сгорело. Тогда уже другая линия строилась. Эту решили не ремонтировать. Рельсы сняли, тоннель заложили камнем. Вот и весь сказ. Но он появляется. Редко, но появляется. Только тогда, когда очень нужно. Но к рассвету всегда возвращается на свое место. Если отведет тебя проводник в пустой вагон, то повезло, считай, что доберешься туда, куда нужно. Да хоть через океан за ночь довезет. А если ты попал туда, где есть люди, колесить тебе с ними до скончания веков. Да ты не переживай, парень, ишь как с лица сбледнул. Один раз он встречается в жизни. Больше ты его не увидишь.
В детстве у Володи, как и у большинства детей, были друзья. Света – так звали подружку Володи – жила с ним по соседству, в одном подъезде, поэтому они много времени проводили вместе. Хоть и считается, что по малолетству мальчишки сторонятся или дразнят девчонок (впрочем, Володька не был исключением по отношению к другим девочкам), но со Светкой они хорошо и крепко дружили. Она была ровесницей Володьки, родилась на 2 месяца позже него. Володька даже не скрывал, что Света ему очень нравилась и часто говорил ей, что он женится на ней, когда они повзрослеют. Во дворе их в шутку называли «жених и невеста». Но когда Свете было 9 лет, она умерла. Заболела воспалением лёгких и, к сожалению, так и не выздоровела. Для Володьки её смерть стала огромным шоком. Раньше он никогда лично не сталкивался со смертью детей, а тут ещё и лучшая подруга… Мальчик не мог предположить, что такая трагедия может произойти с его маленькой подружкой. Он не хотел мириться со смертью Светы и вспомнил своё обещание покойной сделать её своей женой. Когда никого из взрослых не было дома, Володя залез в сервант и вытащил оттуда шкатулку, укромно спрятанную за различными вазами, салатницами и посеребренным сервизом. Это была бабушкина шкатулка, в ней она хранила свои драгоценности. Он вытащил оттуда тоненькое золотое колечко и одно толстое серебряное, без камней. Шкатулку он закрыл и осторожно поставил на место, надеясь, что бабушка не обнаружит пропажи. В среду состоялись похороны Светы. По традиции, вначале гроб привезли к месту её проживания. Попрощаться с девочкой вышел почти весь двор. Было и много детей – друзья Светы и Володи. Но почти никто из них не решался подходить к гробу. Володя тоже сначала боялся, но потом, набравшись смелости, всё-таки решился подойти. Увиденное удивило Володю: Света была совсем на себя не похожа. Она была белая, как фарфоровая кукла, напудренная, её щёки были от души нарумянены, губы накрашены ярко-красной помадой, на веках лежали голубые тени, волосы были завиты, а на голове красовался огромный малиновый бант. К тому же, одета была Света в нарядное розовое платье. Такие до этого момента Володя видел только в сказочных фильмах. Мальчику даже показалось, что в гробу лежит никакая не Света, а кукла. «Ну зачем так изуродовали ребёнка?! Ну прям как путану намалевали!» - возмущались пришедшие проститься со Светой взрослые. Володя дождался, когда гроб с телом Светы погрузили в катафалк, забрался в него и надел на палец Светы золотое кольцо из бабушкиной шкатулки. «Ну вот, я же тебе обещал, что мы поженимся! Света, ты мне очень-очень нравишься, мне так жаль, что ты умерла… Но я тебя всё равно очень люблю, ты теперь моя жена! Видишь, у меня тоже кольцо! Всё по-настоящему!»- произнёс трогательную детскую речь Володька, чмокнул Свету в губы, стёр оставшуюся после поцелуя на его губах помаду и выскочил из катафалка. Через недолгое время бабушка Володи обнаружила пропажу колец, и, конечно же, первым делом стала «пытать» Володьку. Тот, ревя и извиняясь, соврал, что взял кольца во двор поиграть с друзьями в свадьбу – и потерял одно из них. Он даже на показ вместе с бабушкой обыскал весь двор, но, ясное дело, кольца они не нашли. У Володьки «его» кольцо было отобрано, а сам он - наказан месяцем без сладкого и телевизора. После похорон Светы прошёл примерно месяц. И вот Володе приснилась Света: она была точно такой, какой Володя её видел уже умершей: яркие губы, голубые веки, румяные до ужаса щёки, завитые Волосы, большой малиновый бант и розовое нарядное платье. На её маленьком пальчике красовалось явно большое ей кольцо. Она смотрела на Володю очень ласковым взглядом, но, несмотря на это, он ощущал какой-то дискомфорт. Вела Света себя совсем не по-дружески: она целовала Володю в губы, обнимала его, говорила, как она рада, что они теперь муж и жена и что она очень хочет детей. Володя очень хорошо запомнил сон. В этот же день он сказал своей маме, что в классе ему очень нравится девочка, которой он хочет подарить подарок. Мама была так растрогана, что они почти сразу же после просьбы Володи пошли в Универсам, и Володя выбрал красивую куклу. Кукла была похожа на Свету: блондинка с большими голубыми глазами и яркими губами. После школы Володя тайком от родителей поехал за город, на кладбище. С собой он прихватил тяпку и маленькую сапёрную лопату отца. Он нашёл могилу Светы, которая находилась рядом с дорогой, выкопал рядом с ней глубокую яму и закопал туда куклу. Через неделю Света опять приснилась Володе. Она была весёлая и держала в руках куклу. - Я назвала её Аней, - улыбнулась девочка, указывая на куклу, – Теперь у нас есть дети. Мы - настоящая семья! Теперь Света часто снилась Володе. Сны почти всегда были однотипными: Света, всегда державшая в руках куклу, рассказывала Володе о своей любви к нему, ластилась и улыбалась. Сны резко обрывались и Володя просыпался, потом долго пытаясь уснуть вновь. Вскоре Володя начал ощущать постоянное присутствие Светы в своей жизни, ему показалось, что Света вроде как и настоящая его жена. Если он вдруг начинал симпатизировать какой-либо девочке, даже не проявляя никакой симпатии к ней – Света снилась ему хмурая и обиженная, в рваном платье и запутанными волосами. У Володи наступил период, когда многие девушки и парни начинают открыто симпатизировать друг другу, влюбляться, встречаться. Первая любовь и первые отношения. Но маленькая девочка Света продолжала ему сниться, и это уже откровенно начало не нравится Володе. Однажды он пришёл на могилу Светы и высказал там всё, что накипело. Он сказал, что ему нравится его одноклассница, что Свету он очень любит, но как сестрёнку и что он очень извиняется, что в детстве совершил такую глупость. В эту ночь Света приснилась Володе очень страшная, худая и злая. Он срывала со своей головы спутанные волосы и швыряла их в Володю. Ему было очень больно, когда волосы касались его тела. На утро Володя почувствовал себя очень плохо: болела голова, ломило тело, было больно дышать, и был сильный жар. Пришлось срочно вызывать скорую. Обследования показали, что у Володи тяжёлая форма пневмонии. И ведь, главное, откуда, если вчера он чувствовал себя отлично? Лечение не помогало и парню становилось всё хуже. Врачи разводили руками. Отчаявшись, бабушка Володи по совету знакомой пригласила ясновидящую – женщину восьмидесяти лет, живущую в деревне. Едва набравшись сил говорить, Володя рассказал ей всю историю о Свете и кольце. Та была сама ошарашена и сказала, что то, что он сделал – очень неправильно, так как таким образом он воззвал к силам дьявола и «привязал» душу Светы к себе. Затем она срезала с головы Володи прядь волос, попросила у его бабушки кольцо «жениха» и ушла. После этого Володя сразу же быстро пошёл на поправку. Лекарства опять начали действовать. Через неделю он уже был полностью здоров. Света ему больше никогда не снилась.
В тот вечер наша семья устраивала на даче шашлыки, повод был выбран самый традиционный- первая пятница на этой неделе))) Приехали друзья родителей со своими детьми, так что занятий у меня было море - мы играли в прятки, носились по участку и кормили котлетами и без того ожиревших за лето сверх всякой меры дачных котов. Солнце клонилось к закату, все ждали приезда последнего гостя - дяди Юры, папиного сослуживца-отставника, чудом отпросившегося с работы. Но на последней электричке он не приехал, не появился он и через час и через два, а когда стемнело окончательно все уже решили, что он банально опоздал и приедет завтра утром "к опохмелу". Однако, когда уже перевалило далеко за полночь, со стороны леса на участок (а он был самым крайним, и от леса нас отделяла лишь небольшая просека и забор метровой высоты) ввалился собственной персоной дядя Юра, весь ободранный, грязный и какой-то нервный. Ну, отпоили его, понятное дело, водочкой и он, закурив, поведал жутковатую историю своего ночного путешествия. Оказалось, что на электричку он всё-таки успел, а вот станцию нашу проспал, проехал две лишние и, выйдя на пустынном полустанке в сгущающихся сумерках, решил срезать дорогу через лес (железка в этом месте даёт приличный крюк и по шпалам можно намотать пару лишних км). Так и шел он знакомой, не раз хоженой тропой, когда совсем стемнело и Юра понял, что непонятно как потерял дорогу и совершенно не понимает, где находится, места были и вовсе незнакомые. "Там поляна была просторная такая, и камни везде лежали огромные, в полтора моих роста! Я такие только на Столбах видел, а в наших местах такого нет!" - вспоминал он. Поняв, что искать дорогу в темноте, в незнакомом месте глупо и безнадёжно, к тому же можно уйти ещё глубже в лес и, неверно выбрав направление, зайти в болото или топать километров сто, Юра решил заночевать на месте. Развёл костерок, перекусил припасами, прихваченными с собой по случаю банкета, и стал ждать утра. - Вот тут-то и началось, - рассказывал он не без дрожи в голосе. - Сначала было чувство, что кто-то в спину смотрит, но такое в лесу бывает, я внимания по началу не обратил, только костерок распалил поярче. А чувство не проходит, только сильнее становится, потом ещё и ощущение опасности накатило, да так резко, что я не выдержал! Подскочил, схватил ветку из костра, кручусь на месте как дурак, факелом этим в темноту тычу, не знаю откуда беды ждать. И уже мне кажется, что в кустах есть кто-то и шепот я их вроде слышу и тени мелькают. Ну я тогда и сорвался - ветку свою бросил и ломанулся в лес как лось, очертя голову, куда угодно хотел убежать, только бы поляну эту чёртову не видеть больше! Бегу, дороги не разбирая, сколько я так нёсся, не помню, да только споткнувшись, выкатился я на эту самую поляну- костерок мой там тлел и вещи рядом лежали! Тут такой на меня ужас навалился, что и не описать, я уж думал что после афгана ничего так испугаться не смогу, а тут настоящая паника! И всё мне кажется, что за спиной что-то такое, чего лучше и не видеть никогда... Рванул я было опять в лес, а не тут то было - нет выхода с поляны, вот нет и всё тут, хоть ты тресни!!! Везде ёлки да валежник, бурелом такой, что и на пузе не проползёшь, да шёпот этот злобный всё громче делается и... даже описать этого не могу... ощущение злобы, что ли, что от этого места шло, нечеловеческой такой злобы, запредельной... Не знаю, что бы я делал, но вспомнил, что фонарик у меня в торбе есть - ломанулся к костру, а от него мне на встречу Степаныч бежит, егерь наш! За руку меня схватил и тащит через кусты на пролом, и вот что меня удивило - там где я на пузе ползти собирался мы пулей пронеслись, как не было ни ёлок ни валежника... Минут через пять он меня на тропу вывел! На нашу, б%ять, тропу! Как я там заплутать умудрился?! Беги, говорит, Юрок, и не приведи тебя господь обернуться! Ну я и побежал, ох как я, братцы, побежал! А за спиной треск, грохот и рёв дикий раздаются - ускоряют.. Так вот до самого посёлка и домчался... Налейте. что ль, ох сил моих нет..." Весь этот разговор мы доблестно подслушали от начала до конца, пока взрослые накачивали алкоголем дядю Юру и на всякий случай собирали и заряжали старенький батин иж. Той ночью поднялась сильная буря и наш дачный домик буквально трещал от порывов ветра, жалобно звеня стёклами, никто, кажется, так и не уснул. А наутро пришла в слезах баба Катя - жена того самого егеря Степаныча. Пришла собирать деньги на похороны мужа, который умер "от сердца" по её словам прошлым вечером, примерно часов за 10 до описанных Юрой событий. Долго ещё взрослые в посёлке перешептывались и не пускали нас не то что в лес, а даже за территорию участков. Вещи дяди Юры мужики на следующий день нашли, недалеко от той самой тропы, разорванными в клочья, но ни поляны, ни камней поблизости не было, да и быть не могло.
Знакомая в конце прошлого лета купила дом, а через пару недель произошла эта история. Дальше от её лица. Когда ложилась спать, ничего не предвещало беды. Уснула быстро. Но посреди ночи проснулась. Жарко и душно. Зря столько угля вечером в котел сыпанула. Приоткрыла окно, подышала. Легла опять на кровать. Вертелась, крутилась, уснуть не могла. Только начала дремать, тут стук по батарее, как в городской квартире, но там то соседи, а тут некому стучать. Повернулась сбоку на бок и слышу - пробежал кто-то из угла в угол, потом назад. Окончательно проснулась и стала прислушиваться и всматриваться. Фонарь с улицы освещает комнату, почти как днем. В комнате из мебели только кровать и шкаф у противоположной стены. И никого кто мог бы бегать не видно. А топот, тем временем, начал раздаваться в другом углу комнаты. А потом и где-то рядом с кроватью. В какой-то момент кто-то начал мимо кровати бегать туда-сюда. Мелкий и, кажется, двуногий. Тут уже стало понятно что бегает не одно существо, а несколько, так как звуки шажков раздавались с разных сторон одновременно. К топоту прибавилось еще какое-то шуршание. Будто не без цели гонки устраиваются, а чего-то делают. Но в комнате светло и всё хорошо видно. А точнее никого не видно. Были бы мыши, было бы не так страшно. Но нет никого. Невидимки — карлики уже и шушукаться начали, не боясь что я их услышу. Я сначала решила что они думают что я сплю. Но когда кто-то запрыгнул на подушку, что рядом с моей головой лежит, я поняла что они в курсе что я не сплю. Подушка промялась под его весом незначительно, значит он был не большой. Но на подушке никого не было видно, только вмятину под кем-то. Этот некто, видимо, посмотрев на меня, спрыгнул на пол, вмятина разгладилась и был слышен звук приземления кого-то небольшого на пол. И … схватил подушку и потянул её на пол. Я же решила не расставаться с подушкой и тоже со своей стороны схватила её и начала тянуть на себя. Подушка поддалась не сразу. Резким рывком я притянула подушку к себе. А этот кто-то не отпустил и взлетел с подушкой на кровать. Я почувствовала куда он шлепнулся, накинула на него подушку сверху и прижала всем весом, чтоб не сбежал. Стало понятно что под подушкой сейчас кто-то размером с кошку. И в этот момент я осознала что все затихли, не бегают, не копошатся и не шушукаются. Я не знаю почему вспомнила про долги за дом, который купила этим летом, и в котором, как оказалось, водится эта чертовщина, а кредит мне платить еще долгие годы, и съехать не могу, и спать с такими соседями страшно. В общем высказала всё это и потребовала с существа денег на погашение кредита, если хочет чтоб я его отпустила. Существо же все это время вошколось под подушкой и пыталось выкарабкаться. Но я держала крепко. В итоге оно затихло. Я побоялась что убила бедолагу. Да еще и мозг упорно твердил мне что такого не бывает, и заставлял придумывать правдоподобные и наиглупейшие объяснения. Я опять решила что это либо кошка, либо крыса. И слезла с подушки, приподняла её край чтоб увидеть хвост или мордочку, или хотя-бы шерсть зверя. Зря я это сделала, существо почувствовав что я ослабила хватку сигануло в мою сторону. И да, мне не показалось, оно было невидимым. Я рефлекторно вскочила на ноги и отпрыгнула в сторону. Существо развернулось и промчавшись все по той же подушке, спрыгнуло с кровати. (Опять-же невидимку я видеть не могла, а видела променания на одеяле и подушке и слышала звук, когда оно спрыгнуло на пол.) И тишина… Ну хотя-бы бегать и шушукаться перестали. Еще долго провалялась я без сна, и лишь под утро подремала. Больше такое не повторялось, либо же я не слышала. А подушка иногда на утро оказывается под кроватью, куда она сама упасть не может. (Кровать деревянная, современная, расстояние между основанием кровати и полом 15 см.) Значит кто-то подушку туда заталкивает или затягивает. Матрас поднимаю регулярно при уборке, следов пребывания мышей или других животных под кроватью нет. Да и не только подушка меняет свое место положение утром относительно предыдущего вечера. Расческа, спичечный коробок, даже зубная щетка и другие не крупные вещи у которых, вроде, есть постоянное место дислокации на утро оказываются в неожиданных местах.
Расскажу реальную историю, свидетелем которой я стал 6 лет назад. Было мне тогда 17 лет. До сих пор не уверен, что какие-либо сверхъестественные силы замешаны в этом, ибо отношусь к ним весьма скептически. Но все-таки история оставила у меня неизгладимое впечатление. Есть у меня бабка с дедом, к которым я ездил каждое лето, будучи школьником. У деда был старенький нерабочий мотоцикл «Урал», и я давно хотел его отремонтировать, чтобы катать на нем деревенских девчонок с целью дальнейшего приятного времяпрепровождения. А так как знаний по механике мотоциклов у меня почти не было, решил я обратиться за помощью к трактористу дяде Толе, который работал в местном колхозе и любил ковыряться во всякой технике. Дядя Толя — обычный деревенский мужик, лет ему было 35-40, любил выпить, вид у него был неказистый. Женат он не был, сожительницы не было, жил один-одинешенек и ни за одной женщиной не ухаживал. В деревне мужики все время его подкалывали, что он останется на всю жизнь в «старых девах», а он только отшучивался. Пошел я в начале выходных к дяде Толе, говорю, мол, помоги, отремонтируй мотоцикл деда, я в долгу не останусь. Он говорит — без проблем, притащи свою рухлядь завтра с утра, посмотрю, что можно сделать. Обрадовавшись, я пошел домой. На следующий день часов в 9 утра мы с соседом-другом еле дотащили мотоцикл к дому дяди Толи. Я постучал в ворота, стал свистеть, чтобы он услышал и вышел. Минут пять стоял, шумел — дядя Толя не выходит. Тогда я еще подумал — странно, что его собака не лает, обычно гавкает на половину деревни. Прошло еще минут пять, и я обрадовался звуку шаркающих ног и виду медленно открывающейся двери. Но каково было мое удивление, когда вместо знакомого лица дяди Толи я увидел молодую девушку (на глаз было ей 22-23 лет). Она была прекрасна. Голубоглазая, с огненно-рыжими волосами, с абсолютно чистым белым лицом. Таких прекрасных черт лица я больше в жизни не видел и, наверное, не увижу. Ни одна модель и актриса не сравнится с ее красотой, я так считаю. Сказать, что я был сильно смущен, и язык у меня начал заплетаться — ничего не сказать. Я повернулся и посмотрел на друга, стоявшего у дороги и державшего мотоцикл. Он тоже смотрел на девушку во все глаза. А я, когда стоял рядом и смотрел на нее, мгновенно и очень сильно возбудился. Это было даже не то обычное возбуждение, когда тебя влечёт к девушке, а какое-то очень странное чувство — в общем, не могу внятно объяснить. Одета девушка была в белое платье, и туфли были белые. Я тогда удивился тому, что ее одежда была какая-то странная, несовременная что ли (не могу объяснить точно, не модельер). Никогда не видел, чтобы девушки одевались в такую одежду. Я, сконфуженный ее видом, говорю, мол, позовите дядю Толю, мы с ним вчера насчет ремонта мотоцикла договорились. А она смотрит в ответ на меня без всяких эмоций и молчит. Я снова ее попросил позвать Толю и спросил, как ее зовут и кем она приходится дяде Толе. А она продолжала смотреть, не произнесла ни одного слова. Это неловкое молчание длилось, наверное, полминуты. А потом она, так ничего и не сказав, медленно закрыла дверь. Я, офигевший от такой «беседы», стоял и ждал минут десять, думая, что дядя Толя скоро выйдет. Потом опять громко свистел, звал, но больше никто не вышел. Ну не тащить же мотоцикл назад — оставили его у ворот дома. Днем я снова пошел к дяде Толе с надеждой увидеться с ним и поговорить о ремонте. К счастью, я обнаружил его перед домом, копающимся во внутренностях моего мотоцикла. Девушка в белом все крутилась около дяди Толи, постоянно шептала ему на ухо что-то, улыбалась. От ее вида меня опять бросило в жар и холод. Увидев меня, она со все той же завораживающей улыбкой зашла в дом. Ужасные и мистические истории из жизни, [24.08.2022 23:05] Я подошел к дяде Толе и спросил, как продвигается работа. Он повернулся в мою сторону и сказал, что все нормально, и что он скоро все починит. Однако вид у него был какой-то странный, будто он не выспался, глаза были замыленные. Между делом я спросил, кто это у него тут гостит, что за милая девушка. Надеялся, что это какая-то родственница дяди Толи, и он меня с ней познакомит. И сильно удивился, когда дядя Толя четко произнес, что это его жена. Да жены у него отродясь не было! Всю жизнь в деревне прожил, в холостяках ходил. Потом и некоторые другие люди видели, что у дяди Толи во дворе ходит какая-то странная девушка. По деревне расползлись сплетни, откуда могла у Толи появиться такая красавица, да еще, по его словам, жена. Днем на следующий день зашел я к дяде Толе снова. Стучу и кричу, а он не выходит. Ворота были не заперты, поэтому я вошел во двор и решил зайти к нему домой. Конечно, я хотел опять увидеть ту девушку. Пока шел, заметил, что собака совсем не выходит из конуры и молча там лежит. Зашел домой, а дядя Толя лежит на кровати, укрывшись одеялом, и дрожит. Я спрашиваю, что случилось. Заболел, говорит, озноб сильный. Я говорю: «Сейчас позову соседку, тетю Надю». Она врачом-терапевтом работала в райцентре. Сходил за ней, она пришла, осмотрела него, дала ему таблетки выпить. Я поблагодарил тракториста за починку мотоцикла и спросил, где его жена молодая, почему она за больным не присматривает?.. А он на меня смотрит удивленными глазами и говорит: «Какая ещё жена? Теперь и ты меня подкалываешь насчет моей жизни? И что за мотоцикл? Ты разве мне его приносил?». Я ошалел от такого поворота событий. Говорю, балда, ты вчера мне мотоцикл чинил, вон он у тебя во дворе стоит, заводится даже, а рядом молодая девушка в белом платье ходила. Дядя Толя мне говорит: «Ничего подобного. Я позавчера квасил с мужиками вечером, пришел домой пьяный в щебень и заснул. Сутки проспал! Проснулся только сегодня утром с ужасным ознобом». Я тогда окончательно офигел и подумал, что бедный тракторист с ума сошел. Потом мы с тетей Надей вышли из дома. Она сказала, что надо бы живность дяди Толи покормить, так как он сильно больной и сам не сможет. Открыв хлев, мы увидели ужасную картину: корова, четыре свиньи и курицы — все были мертвы! Животные и птицы лежали без движения. И собака в конуре, оказывается, тоже была мертва... И до сих пор, говорят, дядя Толя думает, что его подкалывают насчет той истории с девушкой-женой, что никакой истории не было. Никому не верит. А те люди, которые видели девушку, включая меня, до сих пор ничего не понимают.
Миша, прадед моего друга, боролся вместе с испанским народом против франкистов. Пошел добровольцем, как и все солдаты, которые с радостью помогали братьям в борьбе с эксплуататорами. Революционеры были очень плохо вооружены, не хватало зениток, и не раз налеты германских ВВС оставляли позади себя братские могилы. Вместе с Мишей служил Карлос из какого-то поселка под Барселоной, они подружились. Были летчиками, а это там считалось за честь, но учитывая то, что легион "Кондор" имел больше машин в строю, борцы за свободу часто терпели поражения, и список погибших был больше только у танкистов. Ну и пехота, кто же ее считал там? Главное, что люди прибывали и заменяли погибших бойцов. Карлоса сбили, как и все его звено, немцев сам Карлос сбил пять. В госпитале Мишу окликнула Маргарита (Надя, там все наши воины имели псевдонимы, чтобы казаться местными ополченцами), иди, мол, Карлос совсем плох. Мужик побежал в палату и увидел, что друг уже еле дышит, новенькая медаль была в левой руке, а в правой - какая-то кукла. - Друг, держись, все будет хорошо. - Нет, возьми мою медаль, отдашь сыну... - Но у меня... - Тихо, назовешь моим именем, а это носи на груди, это Танит, богиня войны, это сохранит тебе жизнь. Карлос умер, а Миша с горя, конечно, поддал местного хереса и горько рассмеялся над "чепухой": "Нету ведь никаких богов, это наука доказала, что же мне делать-то? Ладно, буду носить, скажу однополчанам, что это просто кукла и не более. Завтра вылет". Самолеты поднялись в воздух, прикрывая бомбардировщиков, для удара по базе топлива. Но немцы имели шпионов, и навстречу героям поднялось около 30 новейших Мессеров, или что там было. Наши машины были, конечно, лучше, но их было всего 8. Бомберы испанцев (летчики, конечно, советские) круто спикировали и только их и видели, но это и понятно, а революционеры на истребителях вступили в бой. Не знаю как, но только Михаил вернулся на базу один, из немцев вернулось 6. Фотопулемет зафиксировал 7 побед, орден вручал сам генерал, не местный, конечно, ибо из испанцев вояки не очень. Очень удивлялся и хвалил летчика, пригласил на банкет. После похорон погибших героев, естественно. Выпили родной водочки, запели местную грустную песню. Вдруг взгляд генерала упал на грудь Героя. - Что это? - Ээээ, да вот, как бы кукла. - Ты хоть в курсе, что это за кукла? - Ну богиня какая-то. - Это тебя и спасло, я тебе покажу на снимках, как прямо перед твоим самолетом трассеры резко меняют курс. Ты хоть понимаешь, что в том бою тебя спасла эта богиня? Только никому ни слова. Фотографии командир сжег, ибо могли возникнуть вопросы. Летчик потом вспомнил, что шквал огня действительно каким-то чудом миновал его ласточку, как он говорил. Конечно, уже на Родине у мужика родился сын, назвали в честь павшего испанца, но о том бою мужик молчал, как партизан. А когда немцы, так сказать "защищали" свою Родину, то Мишку почему-то отправили в войска, которые не давали японцам подло напасть на СССР. При освобождении Монголии молодой офицер сбил около 10 самолетов японцев. Пара пленных летчиков в ужасе лепетали что-то на своем языке, узнав, что их сбил именно этот защитник Отечества. Переводчик на Мишин вопрос шикнул: "Тебе оно надо? С тебя бутылка, чтобы я не рассказал "товарищам" из НКВД". Так и не выудил от него летчик ничего. Японцев увели допрашивать, а может, и расстрелять за их преступления, кто их знает, переводчик получил напиток, а Михаил получил очередное воинское звание. Я еще забыл сказать, что над Иберией выжил в том бою один летчик, который повторял что-то про какую-то женщину. Врачи рассказали Мише, тот вообще ничего не понял, а когда пошел в госпиталь, герой уже умер и был похоронен под своим псевдонимом, чтобы могилу не осквернили боевики режима Франко. Кстати, парашют-то Карлоса не раскрылся, но об этом не говорили, ибо такое чуть-чуть не вписывалось в правильную версию. А кукла сгорела вместе с домом в 1981 году, а через три дня Герой умер. С улыбкой, с медалями и орденами.
Лежала я пару лет назад в урологическом отделении нашей второй городской больницы, что на Харгоре. Палата на шесть человек, из которых нас лежало четверо вместе со мной. Под утро привезли женщину после операции (не знаю, почему не в послеоперационку) и положили на соседнюю со мной кровать. Погасили свет, только дверь приоткрытую оставили, чтобы свет немного падал в палату. Проснулась я от звука упавшего тела, женщина грузной была, может, перевернуться хотела, шут его знает. Мы подскочили, женщина хрипит, лежит вниз головой. Я к ней кинулась, пытаюсь аккуратно перевернуть ее на спину, две девчонки побежали за врачом. А перевернуть не могу, тяжелая очень. Тут девочки прибегают обратно с ошалелыми глазами. В ординаторской, куда они ворвались, выгнали их, сказав, что у них планерка. И никак не отреагировали на вопли, что там послеоперационная женщина упала с кровати. В итоге мы все вместе еле-еле ее перевернули, а у нее пена с кровью пошла со рта, глаза закатились, но дышала. Пока туда-сюда, пришли врач с медсестрами. Те ее с нашей помощью (нет у них санитаров мужчин) на каталку взвалили. Думала, последние почки отвалятся (я сама небольшого росточка и худенького телосложения), но в итоге женщина умерла, не доехав до реанимации. Мы, конечно, в неком шоке пребывали... Одна девочка, быстренько написав отказную, ушла домой. А мне еще лежать надо было полторы недели, но через четыре дня и я уже улепетывала оттуда чуть ли не босиком. Сплю я, значит, отвернувшись к стенке, неприятно все-таки почему-то было засыпая смотреть на соседнюю кровать. И тут посреди ночи со всей дури удар в спину с такой силой, что меня припечатывает к стене. Да так крепко лицом и телом приложилась, что кровь из носа пошла. Я, естественно, как разревелась в голосину, девчонок поперепугала, они вскочили, свет включили. Мы больше не ложились и просидели до утра. Я кровь останавливала мокрым полотенцем (ходила потом с "фонарями"), а девчонки и меня успокаивали, и вещички паковали. Как только пересменка закончилась, мы резвыми поросятами, подписав нужные бумаги, поскакали по домам. Муж долго ворчал, глядя на мое лицо, синяки на коленях и гематому с добрый кулак на спине.
Это было три года назад в Троицу. Выпить мне хотелось, а взять было негде. Ну я и двинул на кладбище. Там сами, наверно, знаете как по праздникам таким - на каждой могиле и выпивка и закуска. Дело уже под вечер было. Я так путался по оградкам, путался, решил покурить в одном месте сесть, да и вырубило меня прям там, на лавочке. То ли сознание потерял, то ли просто уснул - я и сам до сих пор не понял. Но думаю, что я в тот момент неживой уже был, потому что проснулся сидящим на дереве метрах в 10 над землей. На улице уже сумерки, но в наших краях в это время года ночи белые, вот и вижу я сверху все как на картинке. Типа лежу я на лавке рядом с могилой и не шевелюсь даже. Вот, думаю, допил. Я и наверху и внизу. Вдруг вижу все кладбище сиянием каким-то наполняется и к месту моего лежания народ какой-то подтягивается. А я верхний сижу и наблюдаю. А они медленно так подходят, нога за ногу, толпа набралась человек тридцать. Окружили они могилу, где я в оградке на лавке лежу, а сами не туда, а ко мне наверх головы подняли и смотрят. И тут до меня доходит, что это все односельчане мои, да те, которых и в живых то давно нет! Вон дядя Павел с Лесной, его уже лет пять как закопали, а вон и тетя Маша соседка моя, та в прошлом году преставилась... И такой, знаете, меня ужас тогда взял. Пригляделся я еще повнимательней и еще несколько покойников в этой толпе заприметил. Ну все, думаю, надо пить бросать, срочно. И тут жмуры разговаривать со мной начали. Вышел какой-то мужик незнакомый и начал выступать. Все грехи мои перечислил, стыдить начал, ругать. Ну все, думаю, все мои деяния им известны, даже то, что никому знать не положено. И как в дом к Макаровне забрался и деньги украл, и как козу чью-то с поляны увел да пропил. Все ведь знают. Сижу еле живой от страха и думаю, как бы сверху не упасть... И тут жмуры мне угрожать начали. Типа, с собой меня забирают, потому что я уже всех тут достал своими попойками. А в их мире типа мне все условия будут, там водка цистернами и бесы меня в ней топить будут, а еще чего-то заливать мне будут в рот типа горящее. И ждут меня вечные муки, плач и скрежет зубов. А громче всех об ужасах тамошних Колька Курнаков мне рассказывать начал, он дружком моим был, года два как загнулся от пьянки. Я от страха аж икать начал в тот момент, а эти твари уж и руки ко мне тянуть начали, типа достать пытаются. И вдруг по всему кладбищу звук пронесся, такой резкий и высокий как сирена. Смотрю, а метрах в 30 от толпы мужик стоит и зеленым светом мерцает. Красиво так. Жмуры на звук то оглянулись, его увидели, развернулись и двинулись всей толпой в ту сторону. И тут я почувствовал, что падаю сверху. Последнее, что помню - это полет. Непередаваемые ощущения. Очнулся я, лежащим на лавке, там же где вырубился. Рядом никого, уже светает, солнце встало и птички поют. На столике смотрю рюмка самогону стоит, видать вчера не выпил. Я посмотрел на нее, но выпить желания не было совсем, хоть и трясло меня с бодуна. Я кепчонку свою подобрал и двинул быстрей к дому. А до него километра три будет, пока шел все происшествие ночное вспоминал, живенько мне так весь этот кошмар вспомнился... Домой пришел, глянул, разруха кругом и запустение. Бомж, одним словом, пропащий человек... И так обидно мне стало... Я же не всегда таким был, я же школу с золотой медалью кончил, и ПТУ на отлично. Друзья меня с толку сбили. И решил я с выпивкой завязать. Раз и навсегда. Взял и спать лег, когда проснулся хлам из дома выносить начал. Дружки приперлись, а я их выгнал. Через неделю на работу устроился, потихоньку и дом подлатал, и, вон, компьютер себе купил. Скоро дата у меня - три года как в завязке, не пью вообще. Извините, ребята, я может и коряво все написал, но зато правда все это. Видать клиническая смерть у меня тогда на кладбище случилась и я по ту сторону побывал, знакомых повидал. Вот лазаю теперь в интернете ищу с кем еще такое может было, да сайт ваш нашел, читаю с удовольствием. Спасибо. Если хотите, можете поржать надо мной, я не обижусь. Есть у меня мечта одна... Хочу ферму небольшую у себя в селе открыть, по разведению кроликов. Буду людей мясом снабжать. И людям польза, и мне копейка, все не пропаду. Не судите строго. Уж такой я непутевый.

Модератор форума

Последние статьи

Комментарии