КАЗНЬ КАК ТЕАТРАЛЬНОЕ ЗРЕЛИЩЕ В ДРЕВНЕМ РИМЕ

  • Меценат
  • Автор темы
325498566.p.0.360.0.jpg

Роль телевизора и интернета в Древнем Риме выполняли зрелища. Для римлян посещение амфитеатров являлось средством ухода от монотонной повседневности. Зрелища могли быть с участием актеров-смертников, и речь, в данном случае, не о гладиаторских поединках.

Большой популярностью в Риме пользовались театрализованные казни преступников. Римская публика была охоча до жестоких зрелищ, однако гладиаторы не моги удовлетворить эту жажду крови в полной мере. Подготовка профессионального гладиатора считалась дорогим удовольствием, и по этой причине таких бойцов берегли. Поединки гладиаторов редко заканчивались смертельным исходом, а для того, чтобы обеспечить граждан более жестокими зрелищами, устроители игр придумали использовать тех, кого не жалко - приговоренных к смерти преступников.

Последние минуты таких людей были ужасны, ведь их не просто убивали на арене цирка, а превращали казнь в настоящее театральное представление, обставляя как сцену из популярного греческого мифа. Например, приговоренный к смерти выходил на арену амфитеатра в одеждах Орфея. Актеры в костюмах скал, деревьев, животных и птиц кружились вокруг него, пока, наконец, другие участники представления, переодетые вакханками, не убивали несчастного и не расчленяли его труп. Другого преступника наряжали Гераклом и после сложной пантомимы сжигали на костре.

Женщин привязывали к разъяренному быку, воспроизводя сцену из античного мифа о Дирке. Такой эпизод изображен на известной картине Генриха Семирадского "Христианская Дирцея в цирке Нерона".

Традиция публичных казней существовала в Риме с древнейших времен. Казнь осуществлялась через сжигание, колесование, утопление для отцеубийц, повешение, распятие, бичевание до смерти, передачу в цирк для участие в кровавых представлениях. Самым распространенным и публичным видом казни было обезглавливание. Стандартным местом приведения смертного приговора в исполнение в период Республики было Марсово поле, в период Римской империи – Эсквилин, если иное не требовалось по сценарию. В имперском Риме казни часто совершались в амфитеатре, при этом они мифологизировались и театрализировались.

Периодически в амфитетрах устраивали публичные сожжения преступников. Светоний сообщает, что «Сочинителя ателлан [народных комедий] за стишок с двусмысленной шуткой он [император Калигула] сжег на костре посреди амфитеатра».

По свидетельству Иосифа Флавия, костер, разложенный в помещении театра по почину беснующейся толпы, стал местом расправы над сирийскими иудеями в городе Антиохия.

Рабов римляне живьем сжигали в печи или в просмоленной одежде. Такая одежда называлась tunica molesta «тяжелая, тягостная туника», применялась она и при театрализованной казни сожжением.

На потеху пресыщенной публике в римских цирках разыгрывались представления, воспроизводившие страшные мифологические сюжеты. Например, наказанный Зевсом Иксион вертелся на огненном колесе, привязанный к нему руками и ногами. Разыгрывались исторические сюжеты со смертельными исходами.

Актерами в подобных смертельных спектаклях выступали приговоренные к казни лица. Военнопленных выпускали на арену сражаться с дикими зверями или делали из них гладиаторов.

Самая утонченная сценическая техника приходила здесь на помощь. Из люков арены вырастали фантастические рощи, в которых бродили тигры и львы. Воздвигались крепости, на стенах которых сражались гладиаторы. Арена цирка могла наполняться водой. В образовавшемся бассейне устраивались навмахии, примерные морские сражения. Для той же цели в окрестностях Рима были вырыты гигантские пруды, позволявшие сводить вместе целые флоты и десятки тысяч вооруженных людей. В навмахию охотно вкладывали мифологический или исторический сюжет.

Наряду с гладиаторами и осужденными, на арене амфитеатра выступали всевозможные фокусники и чудодеи, труппы из сотен гимнастов и акробатов, эквилибристы и эквилибристки, дети-танцоры, ученые звери и птицы. Если попытаться определить общий стиль этих зрелищ, то это – своеобразно-грандиозная фееричность и крайний натурализм.