Когда закончились ядра, он предложил купить их у врага и продолжить драку

  • Меценат
  • Автор темы
Если XVIII век можно назвать романтической эпохой парусного мореплавания, то настоящим воплощением морского героизма и отваги того времени можно назвать адмирала Петера Торденшельда. Он был настоящим сорвиголовой, сочетавшим в себе качества лихого вояки и джентльмена-авантюриста, чьи подвиги во время службы в Королевском датско-норвежском флоте превратили его в скандинавское подобие адмирала Нельсона.

Будущий Торденшельд, урождённый Петер Янсен Вессель появился на свет в 1690 г. в богатой купеческой семье норвежского Тронхейма. Он был 14-м из 18 детей счастливого семейства и уже в юности считался непоседливым забиякой. Понимая, что по части карьеры в родительском гнезде ловить ему нечего, в конце концов он убежал в море в надежде стать офицером датского флота. Дания и Норвегия с 1524 г. находились в унии, с явным преобладанием датского влияния.

В то время норвежские искатели приключений часто поступали на службу в датские вооружённые силы, поскольку это рассматривалось как выгодная возможность для карьеры. Однако, здесь Весселя постигла неудача. По малолетству он был отвергнут рекрутёрами военно-морского флота. Чтобы хоть как-то свести концы с концами, Вессель начал службу на торговых судах совершающих походы в Гвинею и на Карибы. В 1710 г. Вессель наконец добился, чтобы его приняли в кадеты. И хотя ему было всего 20 лет, он уже считался опытным моряком. В течение следующих десяти лет Вессель серьёзно продвинулся по службе, правда, по большей части, благодаря безрассудной храбрости, невероятной удаче и воинскому мастерству.

Весной 1711 г. он служил помощником командира фрегата «Постильон», а в июле того же года стал вторым лейтенантом. Менее чем через год, в 1712 г. Вессель уже командовал собственным 18-пушечным гребным фрегатом «Левандальс Галлей».

В это время датчане оказались вовлечены в Северную войну, в ходе которой коалиция в составе России, Дании-Норвегии и Саксонии-Польши бросила вызов шведскому могуществу на Балтике. В ходе боевых действий капитан-лейтенант Вессель всеми силами чинил препятствия шведскому флоту, постоянно нападая на транспортные и торговые суда, дерзко проникая во фьорды. Постепенно за ним закрепилась слава удачливого и неуловимого морского налётчика, а в команду буквально выстраивалась очередь из матросов – поговаривали, что парни под его началом просто купаются в призовых. Вессель успешно вёл охоту за торговцами и судами снабжения и, при этом, всегда умудрялся уклоняться от встречи с серьёзным противником. В конце концов шведы назначили за его голову цену в 3 тысячи ригсдаллеров, что только прибавило славы и укрепило его репутацию.

Естественно, что при таких успехах, не обошлось без недоброжелателей. Завистники стали распространять слухи, что пока остальные несут трудную опасную службу, этот норвежский выскочка постоянно крейсирует у чёрта на куличках, да ещё и деньги гребёт лопатой. Впрочем, все дальнейшие разбирательства по этому поводу выявили полную несостоятельность обвинений.

В то же время, Вессель был импульсивным человеком, который никогда не задумывался о последствиях своих действий, чем часто вызывал неудовольствие начальства. Так, в 1713 г. он начал донимать оскорбительными письмами губернатора г. Гетеборг, в которых высмеивал шведов, обвиняя их в том, что они только и умеют, что нападать на торговые суда, а сразиться с настоящим военным кораблём – кишка тонка. Затем он дерзко призвал шведского губернатора прислать за ним корабль, поскольку слышал, что за его голову назначена награда, а к месту расчёта привык прибывать с комфортом. В итоге разъярённый губернатор написал жалобу старшему генералу в Норвегию, который переправил кляузу сразу королю Дании Фридриху IV. Весселю было объявлено королевское внушение – воевать воюй, но противника недостойными словами больше не оскорблять. Правда, это не сильно повлияло на неуёмный нрав Весселя – уверенного морского волка было не остановить.

26 июля 1715 г. недалеко от Линдеснеса (Норвегия) Вессель, идя под голландским флагом (собственно, это был единственный способ маскировки, доступный в ту пору), обнаружил фрегат «Ольбинг Галлей» («Olbing Galley»). Снаряжённый в Англии фрегат предназначался для шведов и сейчас под командованием английского капитана Бактманна под флагом «Святого Георгия» держал курс на Гётеборг. Сблизившись, оба корабля подняли свои истинные штандарты и открыли огонь. Здесь Вессель в лице английского капитана встретил достойного противника. Сражение длилось весь день и ночь – более 14 часов. К утру Вессель получил значительный урон и исчерпал все боеприпасы. Так и не выявивший победителя бой стоил датчанам 7 человек убитыми и 21 раненым.

Однако, Вессель не собирался так просто отпускать неприятеля – в конец обнаглевший норвежец послал на вражеское судно парламентёра с предложением сдаться. А когда требование отклонили, он поблагодарил британского капитана за превосходную дуэль и озвучил просьбу одолжить или продать ему немного боеприпасов, чтобы противники всё же смогли закончить бой. Бактманн предусмотрительно отказался, но оба корабля сошлись в открытом море и команды поприветствовав друг друга и выпили за здоровье. Затем Бактманн пожелал Весселю счастливого пути и двинулся к месту назначения.

Когда датское командование узнало о «джентльменской драке», Вессель был отдан под трибунал по обвинению в неоправданном риске. Однако, на суде Вессель храбро и хладнокровно защищался, попутно умудрившись обвинить все адмиралтейство в неумении вести современную войну, чем завоевал расположение датского короля Фредерика IV. По итогам разбирательства дело было закрыто, а Весселю был присвоен чин капитана.

На протяжении всего 1715 г. Вессель оставался бичом шведов. Он разбил небольшой шведский флот в Каттегате и захватил фрегат под названием «Белый орел», который сделал своим флагманом. 8 августа 1715 г. он снова отличился при Райгене, где сражался с другим шведским отрядом. Несмотря на значительно меньшее количество орудий, Весселю, благодаря мужеству, изобретательности и мастерству, удалось обратить вражеские корабли в бегство.

За военные заслуги 24 февраля 1716 г. Вессель был посвящён королём Дании Фридрихом IV в рыцари и получил разрешение принять взамен своей прежней фамилии имя «Торденшельд» («Громовой щит»). А было ему на тот момент 25 лет.

8 июля 1716 года Петер Торденшельд имея всего шесть кораблей одержал свою величайшую победу в битве при Дюнекилене. Датско-норвежская флотилия нанесла поражение шведам, расположившим свои боевые корабли и другие суда в оборонительном порядке, а также разрушила на острове небольшой форт, вооружённый несколькими орудиями. После того как самый крупный из шведских кораблей «Стенбок» («Stenbock») спустил флаг, лёгкие суда выбросились на берег и были покинуты экипажами. За эту победу Торденшельд обрёл всенародное признание, был повышен в звании до командора и получил под начало Каттегатскую эскадру.

После Дюнекилена карьера Торденшельда продолжила резкий взлёт. 19 декабря 1718 года до него дошли слухи, что Карл XII был убит при осаде Фредериксхальда. Когда слух подтвердился, он немедленно отправился в Копенгаген, где передал новость Фридриху IV. Король оказался так обрадован известиями, что сразу же произвел Торденшельда в контр-адмиралы.

В 1719 году адмирал Торденшельд блокировал и нанёс сокрушительное поражение шведскому гетеборгскому флоту при Марстранде. Существует байка, что Торденшельд, после разгрома флота, обманом заставил капитулировать гарнизон шведской цитадели. Адмирал выводил датские войска на городскую площадь и гонял их по кругу в пределах видимости противника, создавая впечатление, что осаждающих больше, чем на самом деле. Так или иначе, но в награду за очередной успех Торденшельд был вновь повышен до вице-адмирала.

Оборвалась карьера одного из самых способных адмиралов датского флота весьма внезапно. В 1720 г. во время поездки в Ганновер вспыльчивый Торденшельд обвинил некоего полковника Якоба Акселя фон Гольштейна в карточном шулерстве. Спор перерос в драку, в которой Торденшельд отхлестал противника ножнами. В ответ последовал вызов на дуэль.

Поскольку вызов был со стороны Гольштейна, Торншельд решил, что дуэль состоится на пистолетах — оружии, которым он великолепно владел. Однако, Гольштейн всё подстроил так, чтобы дуэль состоялась на холодном оружии. Для этого он убедил человека, у которого хранились пистолеты, что дело разрешилось миром и необходимости появляться на месте сатисфакции нет. Кроме того, Гольштейн распространил слух, что боится схватки и якобы покинул город.

По правилам дуэлей при отсутствии противника победа автоматически присуждалась Торденшельду. Поэтому уверенный в успехе адмирал пришёл в условленное место имея с собой из оружия только лёгкую парадную рапиру. Каково же было его удивление, когда на месте схватки он увидел Гольштейна с тяжёлым палашом (так называемый «каролинерский меч», karolinerverge). Так как пистолетов под рукой не оказалось, противникам пришлось драться холодным оружием. Отбив первую атаку, Гольштейн двумя ударами отправил Торденшельда к праотцам. Тело адмирала было доставлено в Копенгаген, где было предано земле без полагавшихся военачальникам его ранга церемоний, поскольку дуэли в Дании были запрещены.

Вот были времена и люди, не то что сейчас.