Почему Густав III не любил кофе?

  • Меценат
  • Автор темы
320024311.p.0.360.0.jpg
Густава III называют последним великим королём Швеции. От монархов, правивших вслед за ним, он действительно отличался.

Считается, что Густав III был сумасброден, недальновиден в политике и слишком любил власть. Всё это и привело короля к смерти, столь же экстравагантной, как и его жизнь.

Почти полвека Швеция приходила в себя после правления Карла XII. Этот монарх вывел скандинавское королевство в первый ряд европейских держав, показав мощь шведской армии и завоевав обширные территории. Государственные таланты Карла значительно уступали военным. После его смерти в 1719 году от пули, выпущенной, по некоторым данным, из шведского окопа, страна осталась в плачевном состоянии. Десятилетия беспрерывных войн разорили бюджет, обескровили население и поумерили боевой дух шведов.

Младшая сестра Карла Ульрика, взойдя на престол, подписала закон, ограничивавший её власть и отдававший почти все рычаги управления страной в руки шведского парламента риксдага. Началась так называемая эра свобод. Более 50 лет три сменявших друг друга монарха выполняли в Швеции скорее представительские функции. Они заседали в парламенте наряду с другими депутатами и отличались от них разве что тем, что имели при решении вопросов не один голос, а два. Во второй половине 18-го века в риксдаге яростно боролись друг с другом реваншистская партия «шляп», сторонников новой войны с Россией, и более осторожная партия «колпаков».

За этой борьбой внимательно следил наследник престола Густав. В Швеции умный, образованный и весёлый Густав пользовался популярностью, тем более что грызня парламентских партий и бездумное расходование ими государственного бюджета порядком надоели народу и армии.

Настораживало подданных разве что полное равнодушие и даже пренебрежение принца к женскому полу. Густав окружил себя сонмом симпатичных фаворитов, выполнявших при его дворе все обязанности. В 1766 году он по настоянию отца женился на датской принцессе Софии Магдалене, но своей обязанностью продолжить династию явно пренебрегал. Двоюродная сестра самовлюблённого Густава российская императрица Екатерина II, называвшая кузена в личной переписке «толстячком Гу», пренебрежительно отзывалась о нём как о господине, «все дни проводящем перед зеркалом».

Пока Густав в Париже веселился и слушал интриганов-дипломатов, умер его отец. Наследный принц тут же поспешил в Стокгольм, где взошёл на престол под именем Густава III. На коронации, состоявшейся в мае 1772 года, он принёс присягу риксдагу на верность конституции и призвал обе партии к сотрудничеству во имя интересов Швеции. На самом деле, в то время новый король уже готовил государственный переворот.

Заговор планировался грандиозный. Должны были одновременно вспыхнуть восстания в Финляндии и Сконе. Младший брат Густава Карл должен был направиться на их подавление, но вместо этого вместе со своей армией перейти на сторону «бунтовщиков» и осадить Стокгольм, под стенами которого планировалась его встреча с финскими «мятежниками». Все вместе они разогнали бы риксдаг и передали бы полноту власти Густаву.

Сперва действия Густава вызывали всеобщее одобрение. Придворные летописцы тут же назвали его правление веком просвещения. Король приказал написать новую конституцию, которая закрепила бы установившиеся порядки. Были назначены выборы в новый риксдаг — теперь он должен был играть декоративную роль.

Однако вспышка экономической активности оказалась не очень продолжительной. Бюджетные расходы не уменьшились. Просто теперь деньги расхищали не депутаты, а министры-фавориты. В разы увеличилось и содержание двора. Предшественники Густава жили сравнительно скромно, а новый самодержец ни в чём себе не отказывал.

Над увлечением шведского короля оккультизмом хихикала вся Европа. После того, как Густав во всеуслышание объявил, что ему удалось пообщаться с явившимся на его зов духом Иисуса Христа, Екатерина II писала барону Гриму: «Если бы я могла познакомиться с этим жидом — так как, конечно, роль Христа, играл жид — я бы обогатила его, но с условием, чтоб он при втором свидании отколотил его [Густава] палкой от моего имени».

Много пересудов вызвала и борьба короля с популярным среди его подданных кофе, который монарх почему-то считал страшно ядовитым. Чтобы доказать свою правоту, король помиловал двух приговорённых к казни за убийство близнецов, находившихся в полном рассвете сил. Условием помилования было участие братьев в странном эксперименте: один из преступников должен был каждый день выпивать три кофейника, а второй — три чайника. Король ожидал, что в ближайшем будущем потребитель кофе умрёт в страшных мучениях. За ходом эксперимента внимательно наблюдали врачи. Затея окончилась конфузом, о котором Густав, правда, так и не узнал: оба преступника пережили докторов и самого короля.

Рейтинг популярности Густава III среди его подданных резко падал. Тогда король решил затеять маленькую победоносную войну. Он надеялся, что возвращение финских земель, отошедших России по итогам Северной войны, и риторика о вставании Швеции с колен возбудят в подданных реваншистские настроения и вернут монарху популярность. Короля давно уже подталкивали к столкновению с Россией не только Франция, но и Англия с Пруссией, обещавшие Швеции всяческую помощь. Однако конституция не позволяла монарху по собственной воле напасть на соседнее государство. Тогда Густав предпринял провокацию. Костюмер стокгольмской оперы сшил несколько десятков комплектов русской военной формы. 27 июня 1788 года переодетый шведский отряд напал на свой же бивуак близ местечка Пуумала у финской границы. Когда известия о «вероломной агрессии» русских достигли Стокгольма, последовал взрыв патриотизма.