Проклятое место (Часть 1)

  • Автор темы
horrorexpress11.jpg

Эту загадочную историю рассказал мне старый приятель Андрей Большаков. В свое время он трудился рулевым мотористом на катере. Капитаном судна был грузный мужчина по имени Максим Петрович Волохов. Он уже достиг предпенсионного возраста и готов был передать свою ответственную должность в руки молодого, но опытного преемника, о чем постоянно напоминал Андрею во всех задушевных беседах.

Надо сказать, что эти двое давно работали вместе, хорошо зная своё дело: в обязанности Андрея и Максима входила развозка высокого начальства по населенным пунктам, стоящим вдоль берега реки Ангары Братского водохранилища.

Произошедшие в тот день события Андрей описывал в самых ярчайших красках, и потому я, вдохновленный его рассказом, не удержавшись, записал в точности каждое слово своего рассказчика и сейчас делюсь с вами:

"В тот день небо стояло низко. Хотя, в Сибири оно всегда низко, но в этот день как-то по-особенному. И, самое главное, какое голубое было, чистое! Ну, почти ни одного облачка, красота. Нас с Максимом Петровичем тогда поразило еще, какое море (прим. - Братское водохранилище) спокойное, гладь стояла. Хотя и сентябрь-месяц уже на дворе, но теплынь.

Мы всех развезли уже, дело к вечеру шло и Максим Петрович предложил на Мамырку сгонять, сетенку поставить, у костра посидеть, ушицы сделать. Ну, меня тоже уговаривать долго не надо.

Сели, значит, сидим у костра, слушаем как дрова трещат, болтаем о том, о сем, смотрим как рыба плещется у берега. Там и солнце потихоньку заходить стало.

Я вот не знал, но мне Максим Петрович рассказал, что там, на том берегу, где мы тогда находились, когда-то находился женский исправительный лагерь. Это еще сталинских времен. Раньше бы я и внимания не обратил, но, оказывается, там и крест из листвяка стоит здоровый такой. На нем написано "Жертвам ГУЛАГа". Капитан мне сказал, что это на месте барака поставили. А я то и не знал даже раньше ни о чем таком.

Ну, значится, сидим мы у костра. Тут и рыбка скоро в сети попала. Уху поставили. Чайку попили с сахаром. Солнце уже зашло, и тут погода резко переменилась. Испортилась. За несколько минут небо затянуло тучами, дождик заморосил. Мы с Петровичем недолго думая ушли в катер и решили переждать непогоду внутри. Стемнело быстро. Сентябрь же на дворе - дни стали короче. Уснули.

Рано утром по рации диспетчер передал, что на море ожидается сильный ветер. Штормовое предупреждение вроде как. Говорит, если есть возможность – оставайтесь на берегу. Правда, мы тогда удивились: никаких признаков ненастья не было видно. Погода за ночь успокоилась, только мелкий дождичек моросил. Но что делать – решили остаться, как велела диспетчерская.

Максим Петрович предложил мне поискать вместе с ним ягоды в лесу. Мы вышли на берег. Идем, значит, к лесу, и тут слышим: кто-то рубит деревья. Да так бойко рубит! И не один - звук доносится то оттуда, то оттуда, то уходит далеко в тайгу, то наоборот приближается к нам с огромной скоростью! Чудо какое-то! И, самое главное, лодок-то никаких нет на берегу. Как они попали сюда - непонятно.

Нам с Петровичем стало не по себе. Что это за лихо такое? Где это еще видано было? Мы решили на берегу на задерживаться и поспешили к катеру. Пока бежали – звуки продолжались, усиливались, но как только на судно вступили – тишина вокруг! Мы, как вкопанные, стояли и вслушивались в каждое дуновение ветра, и вдруг пронзительный душераздирающий женский крик прервал тишину. Он был глубоким и шёл откуда-то из глубины леса. Тогда мне хотелось ещё хотя бы раз услышать этот крик, чтобы определить его источник, но подобное больше не повторилось. Нам стало тревожно, даже страшно.

Андрей Петрович был человеком верующим, хотя и не воцерковленным. Он тут же начал креститься. И, говорит - место гиблое это, Андрюха, жуткое. Это из-за лагеря тут такая чертовщина творится. Надо уезжать, да поскорее.