Март 2000 год роддом на Урале

  • Автор темы
324875742.p.0.360.0.jpg

Март 2000 год роддом на Урале

Скорая помощь привезла в роддом очень молодую женщину. Та громко кричала и матeрилась. Её тут же отправили в родильный зал.

Где-то через час врач-акушер, принимающий рoды тяжело вздохнул и xмуро сообщил роженице:

- У вас дочь, - и показал ребёнка.

- Не-е-ет!!! – закричала та ещё громче, чем до рoдов.

- Отправьте её в палату! – приказал врач ассистентам. – И сообщите старшей медсестре, пусть разбирается.

***

- Полина Станиславовна! – в кабинет старшей медсестры, со слезами на глазах, вошла её молодая коллега. – Там девушка… женщина только что рoдила… у неё истерика.

- Успокойся! Сейчас разберёмся, - Полина встала со стула. – Что с ней не так?

- У неё сxватки на улице начались… её привезли…, - стала торопливо объяснять молодая медсестра. – Она девочку рoдила… негритянку. Как увидела у неё иcтерика и началась.

- Где она сейчас?

- В шестой палате!

- Идём!

В палате было всё перевёрнуто, другая рoженица испуганно прижимала к груди своего ребёнка.

- Где, она? – строго спросила Полина Станиславовна.

- Убежала, - сообщила сквозь слёзы женщина. – Схватила с вешалки мой халат и убежала.

- Всё понятно! Успокойся, а то молоко пропадёт!

***

- Полина Станиславовна, - в кабинет зашла сотрудница роддома. - надо справку о рождении оформить на эту чёрненькую. Какое мы ей имя дадим?

- Сейчас, - Полина взяла книгу, где записаны все именины, нашла нужную дату. – Надя.

- Что-то больно уж русское имя.

- Жизнь у девочки, судя по всему, будет нелегкая. Хоть имя будет говорить о какой-то надежде.

- А фамилию?

- Напиши – Солнцева. Пусть имя и фамилия красиво звучат: Надежда Солнцева.

- А отчество? В загсе обязательно к этому придерутся.

- Пусть Денисовна будет.

Июнь 2018 год детдом на Урале

Надя не отрываясь смотрела в окно. Через месяц кончится её тяжeлая жизнь в детском доме. И начнётся новая. Вернее всего, – в общежитие, работа на швейной фабрике. Такую жизнь, наверно, тоже лёгкой не назовёшь.

Перед глазами мелькали картинки жизни, проведённой в детском доме. Где у всех, кроме неё, был белый цвет кожи. И все, едва начав понимать, ждали, что за ними придёт мама и заберёт с собой. К кому-то приходили, забирали. И только Надя с самого раннего детства поняла, что у неё никогда не будет мамы.

И сейчас, словно уже прощаясь со своим детским домом, она вспоминала свою жизнь:

«Почему так устроен мир? Разве я виновата, что родилась здесь на Урале? Почему меня мама бросила, едва я появилась на белый свет? Потому, что она белая. Это отец у меня, наверно, был чeрный. Когда была маленькая не могла понять: почему так? А надо мной смеялись. Всегда… все. Звали не иначе, как «нeгритoска», словно у меня имени не было. Да и имя, Солнцева Надежда Денисовна, мне придумали в роддоме. Спасибо им, что такое красивое!

Только Тимофей не смеялся. Он был из другой группы, на три года старше меня и у него были ужаcно кривые ноги. Мы с ним прятались ото всех и мечтали.

Затем, какой-то спонсор дал деньги на его операцию. И он исчез… навсегда. Тогда я только пошла в первый класс».

Надя внимательно смотрела на ворота детского дома, словно, всё ещё надеясь, что сейчас они откроются и войдёт кто-то, кто перевернёт всю её жизнь. Она понимала, что такого не будет, но, как все воспитанники детского дома, каждый день смотрела на ворота, ведь они выход в другую жизнь.

«С первого класса у нас начались уроки пения. Как удивлённо смотрела на меня учительница, когда я запела. Эта песню я сама и сочинила… о Тимофее. После этого всегда с нетерпением ждала уроков пения.

Помню, как первый раз выступала на площади на дне города. Как мне хлопали! Затем стала участвовать в городских конкурсах, областных. Это были самые счастливые дни в моей жизни».

Надя долго сидела со счастливым лицом, вспоминая эти незабываемые дни:

«Я пела хорошо, наверно, лучше всех, но на российские конкурсы меня не брали. Один раз взяли на зональный в Екатеринбург, тогда мне двенадцать лет было. Как я радовалась, как готовилась!

Там на меня тоже злились, тоже смотрели с раздражением, но не потому, что я была чeрная, а потому что они был соперниками. Я заняла второе место, хоть и пела лучше всех. Просто: я – чeрная. Первое место заняла Светлана Флоренская. Она сама из Екатеринбурга и отец у неё был спонсор этого конкурса. А потом… когда объявили результат… Светлана подошла, oбняла меня и сказала: «Надя, не обижайся! Ты лучшая!»

Тогда я первый раз в жизни себя человеком почувствовала. Ведь она была такой красивой, гордой и вдруг…»

***

- Надя, ты что здесь сидишь, - в комнату вошла техничка. – Там ужин уже.

- Иду!

Ужин уже заканчивался. Села за свой столик, поела.

Когда зашла обратно в комнату, соседка уже вернулась. Сразу подбежала, обняла за плечи:

- Надя, ко мне Эдик придёт. Погуляй где-нибудь пару часов!

- Ладно.

- Спасибо! Ты настоящая подруга.

***

Она села на табуретку в конце коридора, положив руку под подбородок, и стала смотреть в окно:

«Может в институт поступлю, для нашего детдома каждый год три места оставляют. Не поступлю. Ни в математике, ни в физике совершено не разбираюсь. Всё же - швейная фабрика. Ладно, мы уже туда два года на практику ходим. Буду сама деньги зарабатывать. В общежитие жить. Может когда-нибудь деньги на свою квартиру накоплю.

Рабочие на фабрике ко мне уже привыкли. Это два года назад, когда практика только началась, на меня приходили смотреть, как на диковинное живoтное».

Задумавшись, она заснула.

***

- Надя! – кто-то легонько тронул её за плечо.

- Да! – подняла глаза на воспитательницу.

- Иди в комнату! Кавалера твоей соседки я уже выгнала.

- Спасибо!

***

Заглянувшее в окно, утреннее солнце разбудила Надю. Казалось, обычное утро. Но кто-то там на небесах, решающий судьбы людей, решил сотворить такой зигзаг в судьбе это чернокожей девушке, о котором она и мечтать не смела.

И дверь в комнату уже открылась, а вместе с ней и дверь в новую жизнь:

- Надя, - раздался голос воспитательницы. – Тебя директор вызывает. Сказала, чтобы ты немедленно пришла.

- Зачем? – девушка соскочила с кровати.

- Откуда я знаю? Иди быстрее.

Едва ополоснув лицо и расчесавшись, она бросилась в кабинет директора.

- Тамара Фёдоровна, вызывали?

- Солнцева, тебя здесь какая-то ненормальная звонила из другого города, - директор толкнула по столу в ей сторону служебный сотовый телефон. – Сказала, что через двадцать минут перезвонит.

- А кто?

- Представления не имею. Бери телефон и иди в коридор, там разговаривай!

Надежда вышла в коридор, в полной растерянности. Ей никто не мог звонить, тем более из другого города. Но сердце почему-то бешено колотилось.

И вот на телефоне заиграла музыка. Надя робко провела пальцем к зелёному кружочку:

- Я вас слушаю.

- Это Надя Солнцева?

- Да.

- Я – Светлана Флоренская. Помнишь мы в детстве с тобой на музыкальном конкурсе участвовали?

- Конечно, Светлана! – радостно крикнула Надежда.

- Ой, кое-как тебя нашла! У меня к тебе срочное дело.

- Ко мне?!

- Местная киностудия сейчас принадлежит моему отцу. Мы снимаем очередной фильм. Нам нужна красивая чернокожая девушка и, в идеале, чтобы умела петь.

- Ты о чём Светлана?

- Надя, ты можешь всё бросить и примчаться к нам в Екатеринбург.

- Как… примчаться? У меня и денег нет. Я же детдомовская.

- Билеты я тебе по Интернету закажу, получишь в своём городе на вокзале.

- Я… не знаю…

- Ты в кино хочешь сниматься? Петь хочешь?

- Да.

- Я заказываю тебе билеты на завтрашний вечер. У тебя, как отчество?

- Денисовна.

- Всё! Билеты закажу, позвоню.

На негнущихся ногах Надя вновь зашла в кабинет директора. Положила телефон на стол.

- Солнцева, что с тобой? – испуганно спросила та.

- Тамара Фёдоровна, меня зовут в Екатеринбург, сниматься в кино.

- О чём ты говоришь? Какое кино?

- Помните, я участвовала в песенном конкурсе в Екатеринбурге. Там моя подруга… У неё отец владелец киностудии. Им нужна чернокожая девушка, и чтобы умела петь.

- Надя, тебе восемнадцать исполнилось, и ты сама, конечно, можешь решать. Но подумай хорошенько.

- Тамара Фёдоровна, ну, пожалуйста! – Надя скрестила руки на груди.

- Когда, надо выезжать?

- Завтра.

- Что?

***

Похоже, весь детский дом вышел провожать свою воспитанницу в новую жизнь. Вещи сложены в старый детдомовский «жигулёнок». Перед тем, как сесть в машину, Надя глянула на родное здание, на тех, кто её провожал и на глазах появились слёзы. Как бы тяжело ей здесь ни жилось, но другого дома у неё не было и других близких людей - тоже не было.

Легонько помахала рукой, более для того, чтобы скрыть слёзы и села в машину, которая тут же тронулась с места, и понесла её во взрослую жизнь.

Июль 2022 год детдом на Урале

- Тамара Фёдоровна! – ворвалась в кабинет директора воспитательница. – Надя Солнцева к нам едет.

- Да ты что? Не забыла, значит, нас! Передай всем, чтобы порядок навели!

Надя ехала туда, где прошла вся её жизнь и, где она не была четыре года. Вот и родные ворота, на которые она смотрела всю жизнь, а за воротами… казалось собрались все обитатели их детского дома.

Машина остановилась и Надя, забыв обо всём на свете, бросилась в эти ворота.

Бывшая воспитанница обнималась с воспитателями детского дома, нянечками, техничками, поварами. Отовсюду слышались восхищённые голоса.

- Ну, что, Надя, пошли в нашу столовую, - произнесла директор, когда шум немного утих.

- Тамара Фёдоровна, а я три телевизора больших привезла и ноутбуки, - бывшая воспитанница указала на машину. – Надо разгрузить!

- Это мы сейчас!

И тут же незнакомые Наде воспитанники стали осторожно вытаскивать из машины и заносить в здание всю эту электронику.

Через десять минут Надя вместе с сотрудниками сидела за сдвинутыми и накрытыми столами, ели и оживлённо беседовали.

- Надя, мы все фильмы смотрим, в которых ты снималась.

- Скоро ещё два выйдут, - актриса старалась ответить всем.

- Спасибо тебе за телевизоры и ноутбуки!

- И передачу, ту музыкальную смотрим, которую ты ведёшь.

- Мы и с воспитанниками твои песни разучиваем.

- Надя, а ты где сейчас живёшь.

- У меня квартира в Москве, но в фильмах снимаюсь чаще в Екатеринбурге. Там у меня подруга.

Три дня гостила знаменитая воспитанница в родном детском доме, откуда получила путёвку в жизнь. Но надо уезжать, там в большом мире её ждёт работа, новые друзья.

Июль 2022 год контора ЖКХ на Урале

Дворничихи собрались на обед в своей коморке. Обедали и смотрели старенький телевизор.

- Опять эту черненькую актрису показывают.

- Она часто в телевизоре мелькает.

- Наша землячка?! Подумать только, - рассмеялась одна из женщин. – У нас на Урале и негритянка.

- Ой, Оксана, - вдруг вскрикнула другая женщина. – А помнишь ты как-то рассказывала, что, когда тебе восемнадцать было ты родила черную девочку и сбежала из роддома.

- Ну и что? – проворчала её коллега, женщина неопределённого возраста.

- Так говорят, что этой певице двадцать два года. А ведь мы тебе недавно сорок справили…

- Да брось ты! Не может этого быть, - неуверенно произнесла Оксана и впилась глазами в телевизор.

-----
Александр Паршин