РИМСКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ ГАЙ КЛАВДИЙ НЕРОН - МАРШ-БРОСОК, ВОШЕДШИЙ В ИСТОРИЮ

  • Автор темы
328593728.p.0.360.0.jpg

Весной 207 года до нашей эры судьба дала Ганнибалу последний шанс сокрушить ненавистный ему Рим. С Альп на равнины Италии спустилась подошедшая из Испании вторая карфагенская армия под командованием его брата, Гасдрубала Барки. Его прибытие вызвало в Риме состояние, близкое к панике. Девять долгих лет после катастрофы у Канн римляне, отмобилизовав все свои силы, медленно, шаг за шагом, отвоевывали утраченные позиции, практически заперев Ганнибала на юге Италии. Все это могло пойти прахом, если бы Гасдрубал смог соединиться с братом. Консулами в этом году были избраны Марк Ливий Салинатор и главный герой нашего сегодняшнего рассказа Гай Клавдий Нерон.

Что мы знаем о Нероне? Первое упоминание о нем приходится на 218 год, когда консулы прошлого года Луций Эмилий Павел и Марк Ливий Салинатор были привлечены к суду за присвоение трофеев, захваченных в ходе иллирийской кампании. Гай Клавдий проходил свидетелем со стороны обвинения, в результате чего Салинатор был вынужден уплатить штраф и удалиться в добровольное изгнание. По злой иронии судьбы именно он спустя 13 лет станет коллегой Нерона по консульству.

Карьера Гая Клавдия развивалась в годы 2-й Пунической войны (218 - 201 гг до н.э.). Нерон получил хороший опыт, сражаясь под началом Марка Клавдия Марцелла - одного из самых успешных римских военачальников той поры. В 212 году до н.э. он становится претором и во главе двух легионов принимает участие в осаде Капуи. После падения города Нерона отправили в Испанию, где римские войска потерпели тяжелое поражение, в ходе которого погибли командовавшие ими братья Сципионы. В Испанию новый командующий привел 13-тысячное подкрепление.

Нерону почти сразу повезло. Соединившись с остатками римских войск, он стремительным маневром запер в ущелье Черные камни карфагенскую армию Гасдрубала Барки, тем самым поставив её в безвыходное положение. Хитрый брат Ганнибала затеял переговоры, обещая в случае достижения договоренности, ни много не мало, увести карфагенские войска из Испании. Гай Клавдий купился. Несмотря на протесты своих офицеров он вступил в переговоры, которые пунийцы сознательно затягивали. Тем временем Гасдрубала по ночам, небольшими отрядами выводил свои войска горными тропами. В результате, одним прекрасным утром, перед взором римлян предстал совершенно пустой лагерь. Оскандалившегося командующего отозвали.

Но вернемся в 207 год. Получив известие о появлении в Италии Гасдрубала сенат принял следующий меры: на север была отправлена консульская армия Марка Ливия Салинатора, а Гай Клавдий Нерон остался на юге, сдерживать Ганнибала. Последнее римлянам вполне удалось. В ряде стычек Гаю Клавдию удалось лишить Ганнибала свободы маневра. Тем временем Гасдрубал, потеряв некоторое время на безуспешную осаду римской колонии Плаценции, двинулся на юг. К Ганнибалу были посланы гонцы с сообщением, что армия идет в Умбрию, где рассчитывает объединить с ним силы. Но гонцов перехватили, и послание попало на стол к Нерону. Проанализировав полученную информацию консул принимает решение с отрядом отборных войск скрытно покинуть лагерь, совершить марш-бросок на север, соединиться с силами Марка Ливия и разгромить Гасдрубала, а затем так же стремительно вернуться назад.

План был чрезвычайно рискованным. Что будет если Ганнибал пронюхает об уходе самых боеспособных частей на север и атакует армию в отсутствие консула? А что будете если войска Гая Клавдия не успеют и сражение между Салинатором и Гасдрубалом произойдет до подхода подкреплений? Риск был велик, и Нерон решил заранее не извещать сенат о своем решении. Наметив маршрут консул послал вперед гонцов с приказом местным властям заготовить все необходимые припасы для войск, идущих налегке, без припасов. Отобрав 6000 пехоты и 1000 кавалерии полководец покинул лагерь и стремительным маршем двинулся на север. Отойдя на значительное расстояние от лагеря Нерон остановил отряд и вкратце объяснил людям создавшееся положение и что стоит на кону. По ходу марша к войску присоединялись добровольцы, проблем с продовольствием не было.

Пройдя за 7 дней 400 километров, Гай Клавдий отправил гонца Салинатору с извещением о своем прибытии. Так как лагерь Гасдрубала был на расстоянии прямой видимости отряд Нерона войдет в расположение римской армии ночью. Чтобы не вызвать у противника подозрений новых палаток ставить не стали, а прибывших воинов равномерно распредели имеющимся. На состоявшемся на следующий день военном совете было решено атаковать немедленно. Римские легионы покинули лагерь и выстроились в боевой порядок. Пунийцы вызов приняли и также вышли из лагеря. Но осмотрев порядки противника Гасдрубал заподозрил неладное и приказал вернуться в лагерь. Ночью была проведена разведка, которая доложила, что в лагере консула сигнал к вечерней страже прозвучал дважды, что означало присутствие обоих консулов. Тайное стало явным. Римляне, неисправимые формалисты, сами себя выдали.

Под покровом ночи Гасдрубал, должно быть, решив, что с братом его случилось что-то неладное, снялся с лагеря и начал отступать. Во время перехода проводники дезертировали, и армия не смогла отыскать брод через реку Метавр. Карфагенский полководец приказал своим людям идти вдоль южного берега реки до рассвета, когда станет возможно отыскать дорогу. С первым лучом солнца римляне ринулись вслед за Гасдрубалом. Нерон во главе конницы спешил вперед и, должно быть, настиг карфагенян еще утром. Чуть позже подоспели легковооруженные войска под началом претора Лицина. Понимая, что невозможно двигаться вперед, непрестанно подвергаясь нападениям конницы и легковооруженной пехоты, Гасдрубал попытался встать лагерем на холме над рекой. Однако к месту боя уже подходил Салинатор с тяжелой пехотой. Обе стороны построились в боевой порядок и приготовились к битве.

Битва проходила на сложной пересеченной местности. Левый фланг римлян, занятый конницей, упирался в реку, а правый был отделен от врага цепью труднопроходимых холмов. Пехота построилась стандартно, в три линии. Отряд Клавдия Нерона стоял на правом фланге. Гасдрубал построил армию схожим образом: фланг у реки прикрывался кавалерией, в центре стояли надежные испанские наемники и лигуры при поддержке слонов, в то время как левом фланге стояли ненадежные галлы, задачей которых было просто оборонять холмы. Историк Полибий утверждает, что Гасдрубал выстроил своих ливийцев и испанцев очень узким фронтом, надеясь при поддержке слонов прорвать фронт римлян. Соотношение сил можно оценить очень примерно: 60 тысяч человек и 10 слонов у Гасдрубала, 40 тысяч римлян. При этом качество войск у карфагенского военачальника было крайне разным: опытные испанцы соседствовали большим количеством недавно завербованных галлов.

Сражение началось ещё до того, как пунийцам удалось выстроить боевой порядок. Атакуемые римской конницей неприятеля и осыпаемые дротиками велитов, карфагеняне были вынуждены принять бой в невыгодных для себя условиях. Первая фаза боя целиком протекала в центре и на левом фланге, где сражались главные силы, и где Гасдрубал ввел в бой слонов. Дошло до того, что римляном пришлось вводить в бой третью линию - триариев. Тем временем Нерон, томимый бездействием, попытался атаковать галлов на холмах, но был отбит. Однако видя, что враг не пытается перейти в контратаку, консул оставил против галлов небольшой заслон, с остальными силами обошел римскую армию с тыла и ударил во фланг и тыл карфагенской пехоте. Где в это время была пуническая кавалерия античные историки не сообщают. Вероятно вела свою войну с римскими всадниками несколько в стороне от основного боя, что и позволило римлянам осуществить свой маневр.

Началась резня. Несмотря на все старания Гасдрубала, линия его войск стала стремительно разваливаться. Обезумевших и дезориентированных слонов, топтавших и своих и чужих, убивали сами погонщики. И если испанцы и лигурийцы сражались до последнего, то галлы бежали при первых признаках опасности. Сражаясь до последнего карфагенский полководец нашел свою смерть с мечем в руке. Историки дают самые разные цифры потерь. Так Тит Ливий, не моргнув глазом, вырезает всю карфагенскую армию, при римских потерях в 8 тысяч. Полибий, которому веры гораздо больше, дает 10 тысяч у пунийцев и 2 тысячи у римлян.

На следующую ночь после сражения Нерон повел своих людей в обратный путь. Пройдя те же 400 километров за 6 дней он вернулся в расположение своей армии, где с удовлетворением отметил, что Ганнибал так и не заметил его отсутствия. Консул приказал отослать в стан врага голову Гасдрубала и освободить двух пленных. Так Ганнибал узнал о смерти своего брата и о крахе последних шансов сокрушить Рим.